05.01 Сдаемся! В честь Дня Рождения Новы, мы снова устраиваем упрощенный прием, но всего неделю!

21.12 Как вы знаете, у нас запущена лотерея снежинок, так что торопитесь урвать себе лот, пока их все не разобрали.

06.12 Обновлена тема администрации, теперь там более четко прописано кто и за что отвечает, да и оформление стало красивее. Ссылка на тему доступна в шапке.

05.12 Нам 3 месяца! В честь этого мы запускаем особую упрощенку для всех и каждого до конца года. В админ-составе произошли изменения. К нам присоединились красавица-Лорна и очешуенный Алек. Просим любить и не жаловаться!

28.11 Рады радовать вас новым выпуском новостей! Изменены критерии бонуса за выполненное недельное задание. Теперь еще больше причин его выполнять. Заинтригованы? Читайте наши новости!

21.11 Новый выпуск новостей. Обновлен фандом недели, запущен новый конкурс. Впереди еще много приятностей, будьте готовы!

18.11 У нас сменился дизайн. По всем вопросам касаемо замеченных глюков/багов, можно обратиться напрямую к Тони. Либо в лс либо посредством обращения в телеграмм.

15.11 Челлендж на дарение закончен, но упрощенка и лотерея пока продолжаются. Итоги челленджа мы подведем в новостях, не пропустите!
ARTHUR // SARA // ALEC // LORNA // MALIA // DIANA
Изабела не без удовольствия, медленно провела большим пальцем по краю роскошной шляпы, обитой золотом и кружевом, с воткнутым гигантским пером. Плевать, что шляпа-то была больше мужская, чем женская, главное, что она – чертовски красивая и ну очень к лицу бронзовокожей пиратке. О, Изабела могла позволить себе все, что угодно, ведь драгоценностей и златых монет в ее карманах всегда было достаточно, но когда дело касалось такого важного атрибута, как капитанская шляпа, женщина становилась серьезней некуда и не разбрасывалась деньгами налево и направо, только заметив в поле зрения вышеуказанную деталь костюма. Не каждая шляпа имела право гордо называться капитанской! Порой, от шляпы зависела жизнь пирата – слишком широкие поля закрывали обзор, а слишком плотно сидящий котелок сдавливал голову и причинял массу неудобств не только на поле боя, но вообще в жизни. Не могла же Ривейни отказаться от возможности дать жаркий бой только потому, что от не подходящей по размеру шляпы у нее разболелась голова! Брюнетка поднесла бархатную полосу на тулье к уровню глаз и причмокнула губами – усыпанная изумрудами и жемчугом лента переливалась в лучах солнца. - О, красавица, именно тебя я и искала все это время, - немного растягивая слова, будто смакуя их, Изабела плавно водрузила шляпу-корону себе на голову, восторженно оскалилась, - У твоего бывшего хозяина был отменный вкус, жаль, что мы так и не смогли найти с ним общий язык, - игриво щелкнув пальцами по краю треуголки, разбойница подошла к столу, перегнулась через него, едва не улегшись пышной грудью на облитые чернилами карты, и резким движением вынула лезвие одного из своих клинков из мертвой груди мужчины – бывшего капитана судна, - Ничего личного, дорогуша, но мне нужен этот корабль. Эй, там, наверху! Мертвяков за борт, и отдраить шхуну так, чтобы ни единого пятнышка крови не осталось! Скоро к нам пожалует дорогой гость, и я не хочу, чтобы его расстроили какие-то кровавые разводы или чьи-то неубранные отрубленные руки! «Меч Создателя», переименованный Изабелой в «Пьяного долийца», отправлялся в новое плавание
правила администрация роли нужные хочу видеть списки на удаление вопросы к амс

Novacross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



into the mist

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

INTO THE MIST
★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★

https://i.imgur.com/dNbUZ6z.gif

★★★★★
Terumi Mei & Sabaku no Temari
деревня Скрытого Тумана
мирное время

★★★★★
Темари посещает Киригакуре, чтобы преподать несколько уроков в Академии Ниндзя и научить генинов Тумана стихии Ветра. Пятая Мизукаге встречает ее и показывает ей деревню.

+1

2

» там за туманами, вечными, пьяными «

Темари - не просто куноичи деревни Скрытого Песка. Она никогда и не думала о себе, как о простом человеке, одной из воительниц Суны. Темари родилась старшей дочерью Казекаге, а когда Раса был убит, пост главы деревни занял ее младший брат Гаара, и таким образом Темари снова оказалась в родстве с главным шиноби Суны, и это ее, что и сказать, устраивало. Во-первых, каждая девушка мечтает быть если не принцессой, то хотя бы какой-то важной особой, когда ответственности мало, а привилегий много [хотя в случае Темари было поровну и того, и другого]. Во-вторых, Темари была прирожденным лидером, с детства верховодила над Канкуро [Гааре перечить она все же боялась] и со временем могла стать отличным командиром и даже чьим-то наставником. В-третьих, Темари, которая в семье всегда была старшей, попросту привыкла и к ответственности, и к лидерству.

Когда Гаара стал Казекаге, Темари с легкостью приняла пост его телохранителя. Однако она была не только той, кто защищает своего брата и направляет его своевременными советами. Темари помогала Гааре во всем - в бумажной работе, в разборках с подчиненными, а еще - в налаживании контактов с другими деревнями страны Огня.

Помнится, началось все с Конохи, когда все трое детей Казекаге прибыли на экзамен на чуунина - тогда они тоже должны были налаживать отношения. Изначально все планировалось именно так - кто же знал, что тело Расы захватил Орочимару, планируя предать Скрытый Лист и атаковать Коноху? Во всяком случае, в эти тонкости Темари точно не посвящали, и даже спустя столько времени она не знала, что на самом деле отец все же вел какие-то дела со Звуком, пока не пал от руки Орочимару. Тогда им дали четкое задание: сдавать экзамен наравне со всеми и одновременно показывать, что намерения Песка более чем дружественные.

Со временем Темари не перестала быть послом, отправляясь по приказу брата то в Коноху, то в Иву, то в Кумо, то в Кири. Она была хорошим дипломатом, в отличие от грубого и вспыльчивого Канкуро, и у нее получалось налаживать отношения между деревнями легко и просто. Чаще всего, конечно, Темари отправлялась в Коноху, и делала это с удовольствием, потому что там ее ждал Шикамару, который ей нравился. Песчаная куноичи, естественно, своих чувств к Нара не проявляла - она была гордой девушкой, возможно, даже слишком - но они общались, как хорошие друзья.

Однако сегодня Темари отправлялась не в Коноху, а в Кири. Здесь она бывала редко, и ей никогда не предоставлялось возможности рассмотреть Туман. То, что знала песчаная куноичи - это жестокие нравы, которые царили здесь в прошлом, в частности, необходимость драться насмерть, чтобы сдать экзамен в здешней Академии Ниндзя. Впрочем, сейчас Кири была вовсе не жестокой деревней, и всячески старалась исправить свои ошибки. Потому, наверное, Темари и пригласили в Академию, как обладательницу стихии Ветра, чтобы она познакомила местных генинов с тонкостями использования техник, связанных с этой стихией. Темари немного льстила такая просьба, ведь она буквально подчеркивала то, что Мизукаге считает сестру Казекаге сильным бойцом. Если бы Темари задирала нос, она бы полностью согласилась с этим, но по мере взросления песчаная куноичи училась оценивать свои способности здраво, и знала, что есть множество ниндзя, сильнее ее. Однако, есть и слабее. Темари находилась где-то посередине, естественно, стремясь к высотам.

***

Киригакуре не зря называли деревней Скрытого Тумана. Все здесь было скрыто туманной дымкой, и пелена даже мешала рассмотреть объекты вдалеке. Деревья казались призрачными фигурами, как и дома. Благодаря туману воздух был сырым и прохладным. Темари поежилась, накидывая на волосы капюшон - не хватало еще простудиться. Однако ей, привычной к жаркой атмосфере пустыни, здесь действительно было неуютно, и Темари надеялась, что Пятая Мизукаге угостит ее горячим чаем - согреться бы не помешало точно.

Конечно же, никто не требовал от песчаной куноичи начинать уроки с генинами прямо сейчас. Она знала, что здесь с ней будут обращаться на должном уровне, даже не как с обычным послом - она была сестрой Казекаге, и вряд ли Туман хотел ссориться с Песком. Впрочем, веер за спиной привычно болтался - Темари никуда не выходила без своего оружия. С одной стороны, веер удобен тем, что не вызывает таких подозрений во враждебности, как, к примеру, меч. С другой стороны, меч можно спрятать в ножны, а веер не спрятать никуда. И все же расставаться с веером Темари не собиралась.

Она вошла в резиденцию Мизукаге, и, когда к ней подошла охрана, показала им свои документы. На лицах шиноби тут же появились улыбки с претензией на дружелюбие, и Темари повели к кабинету Теруми Мэй.

+1

3

Теруми Мэй - надежда своей деревни. После тирании Ягуры, находившегося под влиянием гендзюцу Обито Учихи, заботы о деревне и ее репутация упали не не такие уж и хрупкие плечи рыжеволосой женщины. Однако, работы было действительно много. Мало кто силился забыть славу Кровавого Тумана. Первостепенной задачей Мэй было вернуть своей деревне доброе имя. Такое условие было поставлено перед ней дайме и старейшинами. Хотя, по совести, старейшины ее деревни уже давно ничего не решали в силу своего возраста. Они и передвигались-то с большим трудом. Ей всегда хотелось крикнуть на этих достопочтенных старцев, чтобы шевелили своими лаптями, а если уже не в силах, то пусть шевелят своими старческими ногами на тот свет. Но Мэй держалась, из уважения к их опыту, или же просто считала, что есть и есть, и ладно с ними.

Теруми Мэй - надежда своей деревни. Красивая, молодая, сильная и добрая женщина у власти - многие возможности в политике. А если она еще и незамужняя, так вообще сказка. Каждые чертовы сборы и совещания начинались с того, что ее пытались выдать замуж то за одного лорда, то за другого лорда, такого же достопочтенного старца, как и все остальные. Достопочтенного, старого и вонючего лорда очередной вонючей мелкой страны. Как же они все уже надоели со своими советами и сватами. Посмотрите на этого, Теруми-сан. Посмотрите на того, Теруми-сан. А вы знали, что Казекаге не женат? Да, Казекаге, а еще Хокаге, Райкаге и Тсучикаге. И Мизукаге не выбивалась из этого мужского клуба властьимущих холостяков. Но нет, именно на ней как будто бы все сговорились, надобно бы срочно выдать Пятую замуж, а то не годится что-то, чтобы незамужняя женщина у власти была. Взять бы их слова, да засунуть им в... глотки.

Теруми Мэй - надежда своей деревни. Обладательница стиля Лавы и Кипения, подите найдите еще таких же, как она. Еще с самого детства она знала, что ей не будет так же просто, как другим детям. У нее никогда не было подруг, она не так часто ходила в академию, не гуляла с другими детьми, возле нее всегда находилась охрана. Черт, да она даже на свидания бегала с большим трудом. Раз в год. По великим праздникам. В перерывах между убийствами. С детства ее готовили к тому, что она будет в АНБУ Тумана. Элитный отряд, самые лучшие, самые сильные, самые-самые во всем. Самые петухи, самые ублюдки, самые отбросы, которых хотелось переубивать. Скорее всего, Мэй не повезло с тем, что она такая красивая. Мужчины в АНБУ хоть и думали в основном о сражениях, убийствах и как бы еще угодить Четвертому Мизукаге, но и что такое женщины они не забывали. Часто она ловила на себе похотливые взгляды и слышала липкие смешки за своей спиной. Вонзить бы каждому по кунаю в шею, вот только кто тогда в АНБУ служить будет. Нет уж, пусть дохнут в честном бою, хотя лучшей участи, чем подохнуть в канаве словно свиньям для них нет.

Теруми Мэй - Пятая Мизукаге. Совсем не этого она хотела и не об этом грезила по ночам. Однако, она никогда и никому не жаловалась на свою участь. Не принято. Сильная женщина не показывает своих настоящих чувств. Сильная женщина не озвучивает свои мысли на всеуслышание. Сильная женщина... Тсунаде Сенджу, вот кто сильная женщина. А Мэй просто очень воспитанная, хотя даже с помощью вежливости и воспитания можно добиваться своего. За это ее и ценит дайме, за это ее слушают старейшины, за это ее любят в деревне.

Теруми Мэй сидела в своем кабинете, прикрыв лицо шляпой Каге, и спала. Да, спала. Каге, между прочим, тоже люди. Два часа сна это не совсем то, что хотелось бы. Да и для кожи не слишком хорошо.
-Госпожа Мизукаге! - как обычно очень громко и без стука. Дверь в кабинет Мэй с грохотом влетела в стену, а этот чертов старый засранец ее советник и помощник, которого ей навязали старейшины, - хотя старше он был всего-то на десять лет - даже бровью не повел. Она точно его убьет. Вот сегодня, закончит с делами, отведет куда-нибудь за пределы деревни и убьет. Надо только с делами закончить и тогда...
-Что случилось?- спросила Теруми, убирая с лица шляпу Каге.
-Госпожа Мизукаге, прибыла посланница из Песка, Песчанная Темари. Разрешите впустить?
Отчитался так, что смеяться над ним хотелось. Нет, все же не убьет. Красивый, черт бы его побрал, и забавный. Волосы тронула седина, небольшие морщины на лбу и висках, накаченное тело, сильные руки с красивыми кистями. Может, за него замуж выйти? Старейшины будут счастливы, определенно. Дайме закатит большой пир на всю деревню. Женить на себе и вот тогда уже прибить к чертовой матери.

-Впускай, конечно. Нельзя заставлять путницу ждать, все же из Песка в Туман путь не самый близкий, - лучезарно и тепло улыбнулась Пятая, уже представляя, как подсыпает своему будущему мужу в еду яд. Или сворачивает во сне шею. Или толкает с лестницы. Бывает так, случается, оступаются люди.

На Деревню скрытую в Тумане надвигалась Песчаная буря.

+2

4

» but I know that I am a pawn of Babylon I got to face the facts, embrace the axe, and cut these chains off my sorrow «

Все улыбались ей широко и заискивающе. Темари точно так же улыбалась в ответ - улыбка словно прилипла к губам, и ей не нравилось постоянно улыбаться, но - нужно, если в Конохе, к примеру, ее знают уже хорошо, то в Кири песчаная куноичи едва ли не впервые, и ей необходимо произвести на здешних шиноби хорошее впечатление. Показать, что она пришла с миром, и что у Суны тоже исключительно мирные и самые лучшие намерения. Гааре вряд ли нужны проблемы с Туманом - он еще молодой Казекаге, и раньше Темари даже в голову не могло прийти, что ее брат займет этот пост. Разве что в кошмарном сне. Но Гаара изменился, и теперь действительно был готов на все ради защиты своей деревни и ее обитателей. Он сражался с Дейдарой, и даже однажды погиб ради селения - ух, как Темари потом плакала, когда узнала, что Гаара умирал, и Чиё отдала за него жизнь. Темари была бесконечно благодарна Чиё, и счастлива за спасение брата - тогда ей вообще хорошенько потрепали нервы, сначала Канкуро едва не умер, потом - Гаара... А ближе и дороже братьев у нее не было никого.

Но сейчас в Суне было достаточно мирно, и как раз пришло время заниматься иностранными делами. Если снова начнется какая-то заварушка, деревне Скрытого Песка крайне важно иметь сильных союзников. Коноха - это понятно, с Листом у них со времен того памятного экзамена отношения были более чем хорошие, Пятая Хокаге оказалась прекрасной женщиной, не хуже, чем Третий, да и со многими шиноби Листа Темари подружилась не только ради политики. Интересно, как примут ее в Кири? Пока что улыбаются, а там, кто знает - нужно быть всегда начеку. Мало ли, что скрывается за улыбками шиноби Тумана. В тумане скрыто многое, туман сам по себе - субстанция зыбкая. Но ветер развевает туман.

Темари так и хотелось выдернуть веер из-за спины и взмахнуть им в воздухе, посылая порыв ветра, разгоняющий сырую туманную пелену. Она замерзла, и сырость была просто отвратительной - как они тут живут, несчастные? Наверное, постоянно с насморком ходят. А в Суне, скорее всего, заныли бы, жалуясь на жару. Но в деревне Скрытого Песка хотя бы по ночам прохладно, а здесь постоянно туман.

"Домой хочу", - печально подумала песчаная куноичи, следуя за улыбчивыми провожатыми к кабинету Пятой Мизукаге. О ней Темари мало что знала - только основные факты. Она - носительница двух Кеккей Генкай, владеет стихиями Огня, Воды и Земли, а еще - стихией Лавы и Пара, что делает Теруми очень сильным противником. Темари нравились сильные люди. Она заранее уважала Теруми Мэй, еще не зная ее, как человека (на собрания Каге Темари не пускали). Песчаная куноичи надеялась, что Мизукаге окажется легкой в общении - меньше всего ей хотелось убалтывать какую-то капризную и заносчивую особу, всячески уверяя ее в лояльности Суны, поддержке во время вероятных войн и прочей вечной дружбе. Хотя Темари прибыла и не ради этого, все равно она знала, что между своими занятиями в здешней Академии будет заодно и прощупывать почву на тему сотрудничества между Песком и Туманом. Всегда пригодится, почему бы и нет?

Перед Темари возник высокий немолодой мужчина с повязкой на глазу, вежливо с ней поздоровался и сказал, что Теруми-сан ее уже ожидает. Темари в свою очередь обменялась с ним любезностями, заверила, что добралась хорошо и спокойно, что было, впрочем, правдой - если бы не туман и сырость, песчаная куноичи чувствовала бы себя вполне комфортно. Мужчина представился, как Ао, советник Пятой Мизукаге, пожал руку Темари в честь знакомства и лично отвел ее к кабинету Теруми.

"Ну, посмотрим", - Темари набрала в грудь воздуха и переступила порог.

- Здравствуйте, Теруми-сан, - она продолжала улыбаться, и фальши в ее улыбке увидеть было невозможно. Отчасти потому, что фальши и не было. Темари пока не знала, какая Теруми, но с первого взгляда Мизукаге ей понравилась - красивая, ухоженная женщина, и лицо у нее было доброе. Такие люди располагают к себе. Такие люди рождены, чтобы нравиться другим. Сама Темари такой не была - язвительная, гордая и задиристая, она и выглядела так же, как бы ни пыталась казаться милой.

Песчаные бури не бывают милыми. Песчаные бури застилают небо пыльной завесой, скрывая даже солнце. Песчаные бури забивают песком глотку, мешая дышать и заставляя кашлять. Песчаные бури невозможно остановить или направить в другую сторону. Пустыня - жестокое место и там путника подстерегает множество опасностей. Зыбучие пески, суховей, от которого першит в горле, адски жаркое солнце, иссушающее землю...

- Надеюсь, я не заставила вас долго ждать, - все еще улыбаясь, произнесла Темари. - И надеюсь, что вы в добром здравии.

"А еще я надеюсь, что вы все же распорядитесь насчет чая, потому что у вас здесь чертовски мерзкая погода", - об этом песчаная куноичи промолчала. В любом случае, свои прелести можно найти и в туманном Кири, если хорошо искать. Нашла же Темари красоту в Конохе в свое время. Не бывает некрасивых мест - бывают места незнакомые. А привыкнуть можно ко всему - к зеленой Конохе, к пустынной Суне и даже в туманной Кири. Возможно, Теруми покажет гостье красоту здешних мест.

+1

5

только ты выучи не забывай
и повторяй как заклинанье
не потеряй веру в тумане
да и себя не потеряй

Пятая Мизукаге всегда имела слабость к красивым мужчинам старше ее самой. Еще в детстве она, рассматривая картинки в книгах, представляла себя на месте жены Второго и Третьего Мизукаге. Высокие, сильные, красивые мужчины у власти, а если они еще и строгие на вид и действия, то пиши пропало. Четвертый всегда выглядел как ребенок, поэтому за спиной она и относилась к нему как к ребенку. Будучи молодой девушкой, Мэй никогда не хотела быть ни женой, ни уж тем более матерью, видя себя только у власти. На троне или же за ним, существенной разницы не было.

Примерно десять лет назад собрание старых пердунов во главе с Четвертым решили, что она идеально подходит на роль посла в Песок к Четвертому Казекаге. Угадайте почему? Потому что Мэй молодая, красивая, крайне вежливая и крайне воспитанная. На что, интересно, они тогда надеялись? Что Казекаге увидит ее, влюбится и, считай, Песок у них в кармане? Теруми знала, что выступает всего лишь в роли куклы, но все равно поехала, не смея перечить старейшинам, Мизукаге и дайме. Вообще-то, она была даже рада хоть на какое-то время покинуть Кровавый Туман, но она даже не представляла, что уже через несколько дней пребывания в Песке запросится обратно в свою родную, холодную деревню. Суна была жаркой, душной, сухой деревней. Такой климат не то чтобы пришелся Мэй по душе. Но по душе ей все же кое-что пришлось. Точнее, кое-кто.Ни больше ни меньше, сам Казекаге и пришелся. Раса полностью подходил под описание мужчины ее мечты. Сильный, красивый, строгий мужчина у власти. Вдовец, но когда это кому мешало. Более того, даже женатым частенько мало что мешает. С детьми, но конечно же у всех есть свои недостатки. В любом случае, непродолжительный роман никому еще не шел во вред. И, видимо, Четвертый решил так же, клюнув на внешность Мэй Теруми. Это были необычные три дня. Жаркие дни в кабинетах на совещаниях, жаркие вечера на улице на экскурсиях, жаркие ночи в постели Казекаге. О, он определенно был хорош. Секс без обязательств, но один из самых лучших в ее жизни. Оба прекрасно все знали и все понимали, не имея никаких претензий друг к другу. Страсть между ними зажглась песчаным огнем, пока она была в деревне, и растаяла, словно туман, когда она уехала обратно. Свои воспоминания о тех днях Пятая Мизукаге бережно хранит на самых задворках своего сознания.

В Пятом Казекаге была та же сталь и та же чувственность его отца, но Гаара был слишком юн, поэтому Мэй смотрела на него просто как на коллегу. А сейчас Кири посетила его старшая дочь, Темари, телохранитель, советник и сестра Пятого. В девушке проскальзывали черты Соры, в голосе слышались его слова и его интонации.
-Здраствуйте, Теруми-сан.
Сильная девушка, вежливая, определенно знает себе цену. Скорее всего, она даже не помнит Мэй, ведь тогда ей было совсем мало лет, да и видела Темари ее совсем издалека, как и Мэй этого ребенка.
-Надеюсь, я не заставила вас долго ждать. И надеюсь, что вы в добром здравии.

Пятая Мизукаге, как вежливая хозяйка, поприветствовала гостью с надлежащей воспитанностью.
-Рада приветствовать вас в нашей деревне, Темари-сан, - поклонилась Мэй. - Надеюсь, дорога вас не утомила и вы согласитесь выпить в моей компании чай.
Или саке. Мэй хватало одного взгляда и поворота головы, чтобы заставить своего советника Ао обливаться семью потами. Старый солдафон до дрожи в коленках ее боялся. Наверное, Мэй была единственной, кого боялся этот прохвост. Зеленый ароматный чай возник на столе Мизукаге настолько быстро, насколько это было возможно. Все еще находясь в маске вежливой хозяйки, Мэй сама разлила чай по чашкам и приказала Ао покинуть их, уверив, что дальше они справятся сами.

Если ты плохой путник, сгинуть в тумане не составит для тебя труда. Если ты плохой путник, миражи пустыни поглотят тебя, оставив только иссушенную оболочку. Если плохой путник решает бросить вызов стихии, то смерть выходит на охоту. Теруми Мэй никогда не была плохим путником.

Отредактировано Terumi Mei (31-12-2018 07:12:08)

+1

6

» на пустынные степи тени легли, шевелятся корни под толщей земли
ночные зверушки, ища пищу, рыскают, капли тумана шагают по листьям
«

Присмотревшись к Теруми Мэй, Темари поняла, что где-то когда-то ее видела. У старшей дочери Казекаге была хорошая память на лица и вообще - хорошая память, это очень помогало ей вести бои, полагаясь не только на силу и стихию Ветра, но и на тонкий расчет, а память для этого была необходима. Так что, глядя на лицо Пятой Мизукаге, песчаная куноичи понимала, что встречалась с ней. Но где? Когда? Раньше Темари не встречалась с ней точно, когда посещала Кири, в кабинет здешней главы не ходила, и на собрания Каге ей доступ был закрыт. Но, если подумать, Темари помнила лицо Теруми не таким, как сейчас - моложе, хотя и на данный момент Мизукаге выглядела молодо и прекрасно. Однако...

Темно-рыжие кудри, пухлые губы, зеленые глаза... Когда-то Темари видела, как из спальни отца выходит похожая молодая женщина. Тогда дочери Казекаге было всего десять лет, но по понятным причинам женщину она запомнила - хотя и знала, что Раса, овдовев, не ведет скучную жизнь затворника. Темари не осуждала отца - не могла осуждать. Не могла даже ревновать его к другим женщинам, которые не являются ее матерью. Темари плохо знала Расу, так что ей и в голову не приходило, что она может устроить ему истерику, как говорится, на правах дочери. И женщин его тоже осуждать не могла - и не хотела, если честно. Каждый имеет право жить так, как ему хочется. Особенно взрослые, и не детям их осуждать.

Точно, в то утро, когда Темари пряталась за колонной в резиденции Казекаге, перед тем возвращаясь с ранней тренировки, она видела, как из спальни отца летящей походкой вышла именно Теруми Мэй. И вряд ли она была там по делам в семь утра. Уже тогда песчаная куноичи знала, откуда берутся дети и сложила два и два, быстро сообразив, что делали всю ночь ее папа и незнакомка из Тумана. Она никому об этом не говорила, даже братьям - а подруг у Темари не было. И с наставниками, которые постоянно менялись, делиться, понятное дело, Темари не стала. Предпочла забыть и не думать, а вот сейчас, снова увидев Теруми, с ясностью вспомнила и блеск ее рыжих волос в лучах утреннего солнца пустыни, и легкий, едва заметный румянец на нежной коже, и платье, надетое явно впопыхах.

На губах Темари появилась едва заметная лукавая улыбка, и глаза ее блеснули точно так же - лукаво и понимающе. Обиды не было ни тогда, ни, тем более, сейчас. Сейчас Темари гордилась покойным отцом - надо же, не только заполучил красивую женщину, но и отношения с Туманом наладил за одну [или несколько] ночей! Может, и к дочери Расы Теруми окажется лояльной? Так сказать, в память о прошлом? Может, ей даже не придется сильно усердствовать для того, чтобы Кири подружилась с Суной?

Песчаной куноичи стало легче. Отчасти потому, что Теруми не оказалась такой уж незнакомкой. Отчасти потому, что Теруми тоже могла ее помнить - учитывая то, что с детства Темари свою запоминающуюся прическу не меняла. Отчасти потому, что, если Мизукаге вздумает как-либо уколоть Темари [кто же ее знает?], то у Темари был туз в рукаве - заявление о том, что, мол, та спала с ее отцом. Оставалось надеяться, что Раса был осторожен, и в Кири у песчаной куноичи нет еще одного брата или сестры. Двоих ей уже хватало. Одного Канкуро хватало, что сказать. Гаару Темари не воспринимала родственником, так что тут было проще.

- Чай - это было бы прекрасно, - ответила Темари, устраиваясь на стуле уже поудобнее. Теперь ее ничего не сковывало. Да, с Теруми их различал возраст, сила и звание, в чем везде выигрывала Мизукаге, но песчаная куноичи уже не чувствовала той напряженности, что преследовала ее в начале. Темари подумала, что они с Мэй могли бы даже подружиться. Что им мешало это сделать? Кому важна разница в десять лет? Темари точно по поводу этого не волновалась. Возраст ничего не решает, решает характер и натура, а Теруми на первый взгляд была милой женщиной.

- Дорога не утомила меня, но у вас здесь чертовски холодно, - Темари поежилась, вспоминая сырость Кири. В кабинете Мизукаге было теплее, чем на улице, и она начинала понемногу согреваться, но все равно с климатом пустыни здешние места не сравнить. - В Суне намного теплее. Впрочем, наверняка, вы сами помните, - песчаная куноичи тепло улыбнулась. Это был очень тщательно завуалированный намек, который Теруми могла и не понять - она ведь совершенно точно была в деревне Скрытого Песка и по другим делам, кроме как ночи любви с ее отцом. Темари пока не знала, стоит ли ей раскрывать эту карту, думая, пригодится ли ей такая информация. Но она же прибыла налаживать отношения между деревнями, а не портить, так что не станет использовать детские воспоминания против Мизукаге. Да и какая разница, с кем и когда она спала, в конце концов?

Когда Теруми выразительно глянула на своего советника, тот явно ее испугался, со всех ног бросаясь выполнять распоряжение Пятой насчет чая. Темари отметила, что Ао очень боится Мизукаге, но ей оставалось только гадать, почему. Возможно, та не всегда была такой милой, как сейчас, приветствуя песчаную куноичи. Возможно, Темари тоже следует ее опасаться.

Чай возник на столе довольно быстро. Зеленый, свежий и очень душистый - его аромат наполнил кабинет Мизукаге приятными нотками. В Суне редко пили именно зеленый чай, предпочитая черный или вовсе кофе, но Темари было все равно, что пить, лишь бы горячее. Впрочем, вкус чая оказался потрясающим - Темари отпила глоток, с наслаждением ощущая, как тело согревается изнутри.

- Спасибо большое, Теруми-сан, - вежливо склонила голову песчаная куноичи. - Я ведь не отвлекаю вас от дел?

Темари знала, что не отвлекает. Более того, сейчас именно она является "делами" Мизукаге - не только Суне важно налаживать иностранные дела, но и Кири, а Кири, учитывая правление Ягуры, даже важнее. Но спросить для приличия стоило.

Отредактировано Sabaku no Temari (02-01-2019 10:05:45)

+1

7

сколько чудес за туманами кроется
не подойти, не увидеть, не взять
дважды пытаюсь но бог любит троицу
глупо опять поворачивать вспять

Раса был очень обходительным человеком. Он с первой минуты держался с ней очень вежливо, не прерывая сугубо деловых отношений, да и она не стремилась в первую же минуту раздвинуть перед ним ноги. Ей даже приказа такого не поступало, просто так вышло, как бы странно это не звучало. Первый день переговоров всегда самый тяжелый и насыщенный, потому что обе стороны спешат сделать столько, сколько смогут по максимуму. Весь день они просидели в конференц-зале, прерываясь только на то, чтобы поесть, но и к глубокой ночи еще не все по плану было выполнено. Казекаге посмотрел на план, по которому они работали, Мэй тоже на него смотрела. Они как-то сразу приняли решение, что для оставшихся вопросов хватит только их двоих, поэтому остальные - его советники и ее сопровождающие - покинули помещение. Кто спать, кто в ближайшую выпивуху, праздновать окончание тяжелого дня, а Мэй и Раса остались обсуждать и подписывать последние несколько пунктов. Несколько раз заходил один из советников Расы и говорил, что дети все никак не хотят спать. Казекаге же только строго смотрел на непрошеного гостя и приказывал ему разобраться со всем самому. Когда этот забавный юноша, не старше самой Мэй, зашел в последний раз, то застал Четвертого склонившимся над рыжеволосой девушкой, которая к тому моменту уже лежала на столе, где буквально пять минут назад была подписана последняя на сегодня бумага.
По сути, ничто не предвещало такого исхода. Вот они пререкаются друг с другом из-за последнего пункта, потому что ни Песок, ни Туман не намерены уступать. Вот Мэй пытается его утихомирить, подходя все ближе и ближе, пытается склонить на свою сторону, но он оказался упертым. Вот Мэй подошла к нему почти вплотную, поздно осознав, что он больше не в гневе, а ей уже нравится вся эта ситуация. Вот бумаги летят со стола, а она на стол, придавливаемая тяжестью тела Четвертого Казекаге. Страсть в его глазах, порывистые движения рук, пока он пытался сорвать с нее одежду, сухие, но жаркие поцелуи возбуждали так сильно, что казалось будто прикоснись он к ней там внизу и все, больше уже не нужно было. До этого всегда спокойная и тихая Мэй не могла сдержать свои стоны, рвущиеся изнутри при каждом его прикосновении и толчке, поэтому Расе даже пришлось заткнуть ей рот рукой, чтобы никто ничего не услышал. Им же не нужны были ни слухи, ни пошатнувшаяся репутация. Да и вообще, не общественная это информация, с кем спит Четвертый. Риск быть застуканными возбуждал еще сильнее, хотя казалось бы что дальше уже некуда.
Умело орудуя своими руками и пальцами, Казекаге мог довести до исступления за считанные минуты, но это было бы слишком просто. О нет, он очень любил дразнить ее и мучить долгим ожиданием разрядки. А она любила подчиняться ему в постели. Любила, когда он показывал на ней свою силу и власть. Любила, когда он заставлял ее что-то делать ровным и тихим голосом. Любила получать свою награду за послушание. Каждое утро она ускользала из плена его постели в свою комнату, чтобы никто ни о чем не догадался. Ей бы, может, и хотелось не скрываться, но суть их игр была именно в тайности. Днем они не должны были выдавать себя ни словом, ни делом, ни взглядом, но Мэй время от времени находила способ незаметно от всех напомнить Расе о прошедшей ночи. Невесомо провести линию кончиками пальцев по шее и ключице к груди, закусить нижнюю губу, незаметно скользнуть пальчиками себе под юбку. Естественно Казекаге все замечал, но сохранял самообладание вплоть до их очередной ночной встречи. А ночью она получала свое наказание за плохое поведение.

-Да, Темари-сан, я помню, как жарко в вашей деревне. К сожалению, не можем похвастаться таким же климатом здесь, - Мэй Теруми прекрасно поняла укол песчаной принцессы, поспешив вернуть двусмысленную фразочку обладательнице. Она определенно была похожа на своего отца. Тот иногда тоже говорил очень двусмысленно, хотя смысл всегда был один. Другое дело, что смысл понимала только Мэй, а все остальные так ничего и не поняли. Их маленький горячий секрет на двоих.

-Ну что вы, Темари-сан, вы нисколько не отрываете меня от дел. Но спасибо за ваше беспокойство, - улыбнулась Мизукаге своей самой лучезарной улыбкой. - Но к сожалению, нам придется обсудить некоторые вопросы связанные с вашим приездом в нашу деревню. Однако вы так же можете не беспокоиться, для этого нам не обязательно покидать стены моего кабинета. Более того, нам даже не обязательно прерывать наше чаепитие.

Ей самой хотелось бы конечно провести это время в постели, видя десятые сны, но такое счастье будет еще не скоро. Сейчас бы посадить на свое место Ао и пусть занимается всей этой дерьмовой волокитой, но правитель она, а не Ао. Чертов плут. Она точно, совершенно точно, его убьет как только предоставится возможность. А пока что история имеет свойство повторяться, заворачиваясь спиралью.

Отредактировано Terumi Mei (03-01-2019 05:27:35)

+1

8

- Да, у вас здесь холодно, - ответила Темари, ощутив, что Пятая прекрасно поняла ее намек и ничуть не рассердилась. Это обрадовало песчаную куноичи, потому что она успела немного пожалеть, что позволила себе уколоть ее, ведь Теруми была не только старше, но и выше по рангу. Темари успела подумать, что не стоило проявлять свою природную язвительность, но слова уже были сказаны, и их не вернуть. Оставалось прикусить язычок и начать снова быть милой и вежливой - Темари сделала еще глоток чая и улыбнулась Мизукаге.

- Правда, по ночам у нас тоже обычно очень холодно, - сочла нужным добавить песчаная куноичи, просто так, без подтекста. - Но не сыро. И все же я уверена, что в вашей деревне есть множество красивых мест.

Она хотела бы увидеть эти места. Хотела бы узнать Кири поближе не только в кабинете здешней правительницы. В Конохе ей все показывал Шикамару, но здесь к Темари вряд ли приставили бы шиноби-ровесника, а просить Мизукаге об экскурсии Темари постеснялась. Она прибыла тренировать генинов, а не разгуливать по местным достопримечательностям.

- Да, я готова обсуждать все, - кивнула песчаная куноичи, тайком рассматривая Теруми. Неудивительно, что ее отец обратил внимание на королеву Тумана - она была потрясающе красивой женщиной. Длинные темно-рыжие волосы, собранные в замысловатую прическу, зеленые глаза, изящные черты лица и соблазнительные линии тела. Такую захочет любой нормальный мужчина. Темари подавила желание посмотреть на свою собственную грудь, чтобы сравнить размер - она ведь тоже была красива, просто по-своему. А еще Темари была моложе и ей не хватало зрелого очарования Мизукаге. Но смотреть на нее ей нравилось - Темари любила красивых людей, неважно, мужчин или женщин. Просто полюбоваться со стороны, не трогая руками, как любуются картиной талантливого художника.

Шикамару тоже был красив, особенно когда распускал вечно собранные в пучок волосы - или Темари сама их распускала, зарываясь пальцами в темные и жесткие пряди. Ей нравились его волосы, и иногда она пыталась заплетать из них косички, пока Нара спал и ему было лень от нее отбиваться. У них уже давно был роман почти без обязательств - во всяком случае, так считала песчаная куноичи. Лучше уж спать с шиноби из Скрытого Листа, чем вздыхать по брату, любовь к которому запретна. Видимо, не одна Темари заводила отношения только для удовольствия.

- Я надеюсь, что буду полезна вам, - Темари отставила чашку в сторону и внимательно глянула на Мизукаге.

+1

9

что же выходит и пробовать нечего
перед туманом ничто человек
но от тепла, от тепла человечьего
даже туман поднимается вверх

-У вас по ночам холодно? - притворно удивленно спросила Мизукаге. - Знаете, я не заметила. Либо просто забыла.
Пора было заканчивать разговаривать с подтекстом, но Мэй не могла себе отказать в последней фразе. Но с этого момента точно все. Не то, чтобы она очень хотела каким-то образом уколоть собеседницу или Суну своими словами, но просто слова уже вылетели сами собой. Иногда Мэй действительно позволяла себе вольность говорить двусмысленными фразами, вгоняя собеседника в краску. Особенно с Чоуджиро, тот так забавно начинал заикаться.

Мизукаге заметила, что чашка девушки уже опустела, поэтому поспешила разлить все еще горячий чай снова. Порой ей было немного стыдно перед приезжими за климат своей деревни. Обитатели-то уже давно привыкшие, а вот туристы обычно были не готовы к такому повороту событий.
-Так вот, Темари-сан, - начала Мэй переход к делу. - Насколько я могу понимать, дорога из Суны в Кири достаточно долгая и утомительная, так что сегодня у вас свободный день. Можете провести его так, как посчитаете нужным, мы вас ни в чем не будем сдерживать. Так же, если хотите, я предоставлю вам провожатого. Раньше это была моя обязанность, но к сожалению по некоторым причинам я не смогу уделить вам должного внимания.

Мэй вспомнила, как сама сопровождала разных послов, когда они приезжали в Деревню. Чего она только не насмотрелась, какие только пожелания не исполняла. Часто хотели ее саму, чтобы она провела с ними ночь, вечер и вообще чуть ли не всю жизнь, но каждый раз наглецы получали отказ. Сомнительное, конечно, достижение знать все притоны деревни, но от этого знания уже никуда не деться. Все же, песчаная принцесса точно была не такой, кто побежит по притонам пить и кутить с девочками или мальчиками (а были на ее опыте и такие). Вообще, Мизукаге очень хотелось бросить все дела на Ао и сказать, чтобы ее ждали завтра ночью и обязательно пьяной, да отвести гостью в приличный ресторан, где уже отдаться на волю алкоголя, но статус не позволял.

-Ваше обучение генинов начнется завтра. Не думаю, что это продлится долго, так что через пару дней уже сможете отправиться домой.

+1

10

С ужасом Темари представила, как ей выдают скучного и невыносимо занудного провожатого, который водит ее по Кири, показывая до тошноты банальные места. Какие-то памятники, например, или еще что-то, чего полно в каждой деревне. И вряд ли этот провожатый будет таким же симпатичным, как Шикамару, который достался ей в Конохе. Скорее всего, ей выделят старика вроде того, который привел ее сюда, и Темари не только замерзнет в сырости деревни Скрытого Тумана, но и соскучится до смерти. А завтра еще и генинов обучать, что также не слишком веселое занятие - преподаватель из Темари был, мягко говоря, не очень, и она каждый раз сдерживалась, чтобы не врезать детям, которые не понимают очевидных вещей.

Нет, лучше всего, если деревню покажет ей сама Мизукаге. Она все еще казалась Темари милой и интересной, и с ней точно могло быть весело. А еще Темари могла проявить наглость - никто ее не осудит, особенно учитывая нынешнее положение Тумана и попытки Теруми всячески восстановить лицо деревни в глазах других селений. Темари могла требовать, чего угодно - да хоть отдельный дом, прислугу и гору сладостей в придачу. Но она собралась всего лишь попросить общества Теруми, и считала, что это меньшее, чего может захотеть посол Суны.

- Теруми-сан, - улыбнулась песчаная куноичи, - а может, именно вы сопроводите меня по деревне? По старой памяти, так сказать. Я думаю, что моему отцу вы показывали... все, равно как и он - вам. Могу ли я, как его дочь, надеяться на ваше общество в таком случае?

Она взяла чашку и сделала еще глоток, глядя на Мизукаге со вполне невинной улыбкой. По лицу Темари невозможно было сказать, что она позволяет себе дерзость по отношению к главе деревни и просто старшей по возрасту женщине. Во всяком случае, не намного Теруми была старше, да и по виду ее Темари понимала, что обязанности главной ее утомили.

А еще... Еще дело было в том, что Теруми знала ее отца. Темари хотела расспросить ее о нем - том мужчине, которого она почти не знала, том, кто считался ее отцом лишь биологически, том, кто подсылал к ее младшему брату наемных убийц. Теруми знала другую его сторону - человеческую, способную любить. Об этом песчаная куноичи и хотела поговорить в первую очередь.

+1

11

Мизукаге очень внимательно смотрела на посла из Песка. Очень внимательно, изучающе, как будто что-то прикидывала, как будто что-то решала сделать. На самом же деле Мэй размышляла о том, что Темари ей несомненно нравится. Что они бы могли стать подругами. Что еще тогда в Суне ей, наверное, стоило познакомиться со старшей дочерью Казекаге. Что собеседница совсем не вызывает у нее неприязни. Что она даже чем-то напоминает Теруми ее саму лет в пятнадцать или шестнадцать. Не то чтобы Мэй с того времени как-то существенно изменилась. Разве что еще больше похорошела. И научилась использовать слова так, чтобы никто не заметил подколку. И стала сильней, конечно же.

Сейчас беседа двух девушек напоминала состязание в двусмысленности. Хорошо, что не в сарказме, хотя и здесь бы Мизукаге могла бы бросить вызов кому-нибудь. Несомненно, сторонний человек ничего бы не понял, услышь он их разговор, но обе все прекрасно понимали. Каждая знала, к чему клонит другая. Каждая ловила уколы и превосходно возвращала обратно. Нет, они совершенно точно могли бы стать хорошими подругами, чтобы сидеть где-нибудь за бокалом вина или бутылочкой саке и обсуждать что-то, например мужчин, почему бы и нет. Мэй совершенно точно было что рассказать о, а Темари совершенно точно могла над этим посмеяться и поддержать.

У королевы Тумана никогда не было подруг, поэтому она даже не знала, что это такое. Хотя часто наблюдала, как другие девочки и девушки ее возраста весело общаются, шутят и куда-то ходят вместе. ей всегда хотелось того же, но чертов статус никогда не позволял. Сначала родители запрещали ей какую-либо социальную активность кроме академии. Потом был отряд АНБУ, где и девушек-то считай не было. С Амеюри разговаривать было сложно, а уж считать ее подругой тем более. В Кровавом Тумане понятие "дружбы" всегда было извращено настолько, что друзьями здесь не были никто. Каждый мог убить тебя, запустив кунай в спину. Каждого надо было опасаться и популярное "держи друзей ближе, а врагов еще ближе" здесь не действовало. Каждый сам за себя. Всегда. Каждый день, каждую минуту ты отвечал только за себя. Доверять другому - ошибка, слабость, непозволительная роскошь. Но теперь, теперь-то можно. Теперь-то они больше не Кровавый Туман, да и войну все вместе прошли плечо к плечу, спина к спине, поддерживая и помогая друг другу.

Мэй Теруми уже непозволительно долго рассматривала лицо Темари, уплыв в свои воспоминания. Тишина, повисшая в кабинете Мизукаге, должно быть, напрягала и становилась до неприличия долгой. Темари могла подумать, что Мэй раздумывает над предложением стать провожатой. Наверное, думает, что сейчас она рассердится, откажет, найдет тысячу причин, чтобы отказать. Но Мэй искала причины не для отказа, а для согласия. Ведь ей самой действительно хотелось пойти с посланницей Песка. Оставить кабинет на один вечер, переложить дела на Ао, дать себе выходной, перерыв от дел хотя бы на один вечер.
К черту.
Действительно, к черту. Она заслужила отдых на несколько часов.

-Идемте, - Мэй отставила чашку с чаем и поднялась со своего места. Короткая фраза, которая вмиг порушила стену официальности. - Ао справится до завтра без меня.
Вот и достойная месть этому зануде. Работай, дорогой, без меня. Жди ночью и пьяной. Ведь так же говорят, верно? Выслушает она потом, конечно, много всего, но это будет потом. А может и не выслушает. В любом случае, на сегодня рабочий день закончен.

0