05.01 Сдаемся! В честь Дня Рождения Новы, мы снова устраиваем упрощенный прием, но всего неделю!

21.12 Как вы знаете, у нас запущена лотерея снежинок, так что торопитесь урвать себе лот, пока их все не разобрали.

06.12 Обновлена тема администрации, теперь там более четко прописано кто и за что отвечает, да и оформление стало красивее. Ссылка на тему доступна в шапке.

05.12 Нам 3 месяца! В честь этого мы запускаем особую упрощенку для всех и каждого до конца года. В админ-составе произошли изменения. К нам присоединились красавица-Лорна и очешуенный Алек. Просим любить и не жаловаться!

28.11 Рады радовать вас новым выпуском новостей! Изменены критерии бонуса за выполненное недельное задание. Теперь еще больше причин его выполнять. Заинтригованы? Читайте наши новости!

21.11 Новый выпуск новостей. Обновлен фандом недели, запущен новый конкурс. Впереди еще много приятностей, будьте готовы!

18.11 У нас сменился дизайн. По всем вопросам касаемо замеченных глюков/багов, можно обратиться напрямую к Тони. Либо в лс либо посредством обращения в телеграмм.

15.11 Челлендж на дарение закончен, но упрощенка и лотерея пока продолжаются. Итоги челленджа мы подведем в новостях, не пропустите!
ARTHUR // SARA // ALEC // LORNA // MALIA // DIANA
Изабела не без удовольствия, медленно провела большим пальцем по краю роскошной шляпы, обитой золотом и кружевом, с воткнутым гигантским пером. Плевать, что шляпа-то была больше мужская, чем женская, главное, что она – чертовски красивая и ну очень к лицу бронзовокожей пиратке. О, Изабела могла позволить себе все, что угодно, ведь драгоценностей и златых монет в ее карманах всегда было достаточно, но когда дело касалось такого важного атрибута, как капитанская шляпа, женщина становилась серьезней некуда и не разбрасывалась деньгами налево и направо, только заметив в поле зрения вышеуказанную деталь костюма. Не каждая шляпа имела право гордо называться капитанской! Порой, от шляпы зависела жизнь пирата – слишком широкие поля закрывали обзор, а слишком плотно сидящий котелок сдавливал голову и причинял массу неудобств не только на поле боя, но вообще в жизни. Не могла же Ривейни отказаться от возможности дать жаркий бой только потому, что от не подходящей по размеру шляпы у нее разболелась голова! Брюнетка поднесла бархатную полосу на тулье к уровню глаз и причмокнула губами – усыпанная изумрудами и жемчугом лента переливалась в лучах солнца. - О, красавица, именно тебя я и искала все это время, - немного растягивая слова, будто смакуя их, Изабела плавно водрузила шляпу-корону себе на голову, восторженно оскалилась, - У твоего бывшего хозяина был отменный вкус, жаль, что мы так и не смогли найти с ним общий язык, - игриво щелкнув пальцами по краю треуголки, разбойница подошла к столу, перегнулась через него, едва не улегшись пышной грудью на облитые чернилами карты, и резким движением вынула лезвие одного из своих клинков из мертвой груди мужчины – бывшего капитана судна, - Ничего личного, дорогуша, но мне нужен этот корабль. Эй, там, наверху! Мертвяков за борт, и отдраить шхуну так, чтобы ни единого пятнышка крови не осталось! Скоро к нам пожалует дорогой гость, и я не хочу, чтобы его расстроили какие-то кровавые разводы или чьи-то неубранные отрубленные руки! «Меч Создателя», переименованный Изабелой в «Пьяного долийца», отправлялся в новое плавание
правила администрация роли нужные хочу видеть списки на удаление вопросы к амс

Novacross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Novacross » на борту корабля // фандомные эпизоды » одна ночь для двоих


одна ночь для двоих

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

ОДНА НОЧЬ ДЛЯ ДВОИХ
★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★

http://images.vfl.ru/ii/1546254414/b673c885/24782307.gif

★★★★★
в главных ролях Сакура Харуно и Учиха Саске;
спустя месяц после события в лепестках;

★★★★★
После возвращения в деревню прошёл целый месяц. Так же ровно месяц после их встречи. Саске всё это время усиленно избегал Сакуру, а Сакура наоброт искала встречи с ним и вот однажды они встретились в кабинете Шестого. Только не для того, чтобы поговорить об отношениях, у Какаши нашлось ещё одно задания для команды номер семь, за которую Саске соглашается с большой неохотой, потому что рядом будет Сакура.

http://images.vfl.ru/ii/1546254946/4cec0ba0/24782370.gif

+2

2

После возвращения в деревню прошёл целый месяц. Время пролетело незаметно, всё время двигалось вперёд, словно заведённый вечный двигатель поддерживающий энергию бытия. Жители Конохи постоянно суетились туда-сюда, то и дело не отставая от времени. Словно всё так и должно было быть. Словно никогда не было проклятой войны. Коноха отстроилась заново, стерев с себя кровь погибших на войне шиноби, которые никогда больше не вернуться домой.  Некоторые детали тоже шли в ногу со временем не уступая остальным, будто играли в молчаливые гонки, стараясь не уступать другим. Это и бесило мужчину, чьи глаза обладали красным и фиолетовым оттенком. Бесило абсолютно всё. В отличия от прошлого раза глаза выражали отстранённость, теперь носителя шарингана ничего не волновало кроме себя и своего будущего, которое почему-то замерло на одном времени, так и продолжая стоять на месте. И это Учиха Саске раздражало больше всего.
Ровно месяц прошёл с их последней встречи, и вот они теперь снова вместе. Как бы сильно не старался Саске не мог спокойно находиться рядом с Сакурой. Половину дороги то и дело опускал язьявительные фразы в её сторону, стараясь как можно чаще изображать безрассудство, но это у него не выходило. Она раздражала. Раздражала тем, что хорошо пахла, раздражала своими розоволосысыми волосами, которые ему полюбились в последнее время. Раздражала абсолютно всем, даже тем, что была просто Харуно Сакура. И от этого находиться с ней было невыносимо. При Наруто и Сай Саске не мог себя вести обыденно, тем более, когда в последний раз видел девушку месяц назад в собственной постели и прикасался в недоступных местах.  Учиха старательно избегал встречи с ней, чтобы не поползи слухи о их недавнем союзе, тем самым держа её на расстоянии и в безопасности. Иначе находясь рядом неприменно попала бы в беду, а этого носитель шарингана старался избежать. Старался избегать всего, чего касалось Сакуры. А она... всё так же хорошо пахла и попрежнему излучала той самой теплотой. Именно поэтому сейчас она сильно раздражала, именно поэтому ему хотелось отказаться от миссии, но Какаши с уверенностью передал важный свиток ему, потому Саске принял авантюру шестого. Но он и представить не мог, что окажется в сборе со всей командой номер семь.
Два дня пути. За это время на них уже успели напасть несколько ниндзя наемников. Они пересекли границу деревни и направивились в сторону Песка, дабы передать важную информацию, которая касалась Сунагакурэ но Сато и его Казекаге. Так получилось, что попросили именно команду семь в полном составе, но кроме Какаши, который не мог покинуть пост Шестого. Однако ребята давно взрослые и убедив бывшего наставника отправить их одних было достаточно просто. Они передвигались постоянно оглядываясь назад, ожидая очередного нападения. Саске не знал, что было внутри свитка, да и не горел желанием прочесть, но судя по наемникам свиток был очень важным и кому-то не хотелось, чтобы его доставили адресату.
— Проклятие, опять эти преследователи! — Процедил сквозь зубы Учиха попутно отбиваясь кунаем от летевших в его сторону сюрикенов. Порой ему казалось, что их преследовали одни и те же ребята, которые каким-то чудом постоянно возвращались за ними после проигрыша. За всё это время проведённое в пути Саске успел изрядно устать и ему хотелось скорее отдохнуть дабы прошла боль в глазах от частого использования Мангекьё. — Наруто, Сай, Сакура, разделяемся. Они не знают у кого свиток, поэтому последуют за всеми. Встретимся уже в назначенном месте.
Не ожидая возрождений Саске нанёс последний удар клинком Кусанаги, тем самым разрубив противника на пополам. Следом досталось и остальной четверке преследовавших их. Свиток попрежнему был при нём, мститель отчётливо ощущал его во внутреннем кармане плаща. Отдалившись от ребят шиноби направился в противоположную сторону, чтобы запутать наемников на тот случай, если они воскреснут вновь, но он и подумать не мог, что окажется не один. Сакура помчалась за ним следом, всю дорогу перепрыгивая с ветки на ветку. Увидев её наследник некогда великого клана усмехнулся. А ведь ему так хотелось избежать любого разговора с ней.
— Какого черта, Харуно? Ты должна была идти в противоположную сторону, неужели не хватило мозгов для этого? — Проворчал Саске стараясь как можно меньше обращать на её попытки догнать. Поиграем в догонялки?
После четвёртой войны их отношения определенно изменились. Нельзя сказать, что в лучшую сторону, но хотя бы не было прежнего презрения или неуважения к друг другу. Сакура раньше всегда казалась слабой, назойливой, но теперь всё иначе. Их силы практически были бы ровны, если бы розоволосая хоть раз решилась напасть на него и это радовало темноокого мужчину. В конце-концов он знал на что она способна. Сакура была не только превосходна в бою, но и отличным медиком. Учиха не забыл, как после ночи проведённой вместе девушка вылечила его раны. Сейчас он не знал чего хотел больше всего, поэтому злился не только на неё, но и на себя.
— Не следовало за мной идти. У меня всего одна рука. — Носитель шарингана остановился. Неподалёку от них виделись  горы, а тучи в небе всё больше приобретали сероватый оттенок, якобы намекая о грядущем дожде. Необходимо было сделать перевал. Устремив взгляд на девушку, глаза мужчины приняли обычный вид, став чуть более мягче.
— Мне не нужен лишний груз в дороге, теперь тебя придётся защищать. Ладно. Скоро пойдёт дождь, а те ниндзя могут вернуться в любой момент. Идём, нужно переждать дождь. Пещеры в горах отлично подойдут для этого.
Переводя дыхание Учиха вновь направился вперёд ожидая какого-либо подвоха от девушки или разговора о отношениях, которые ему так хотелось избежать. Он сам не знал чего хотел. Саске нравилась Сакура, ему нравилось ощущать её прикосновения на себе, но чувство страха перед прошлым всё ещё настигало его каждый раз, когда стоило тому вновь подумать о семье. Да, пятно прошлого не сотрется никогда, а боязнь потери уж точно. Раньше он бы неприменно погрузился во тьму, отдавшись целиком и полностью ненависти, но не сейчас. Не сейчас, когда изменился, став более мягче к людям, которые заботятся о нем. А Сакура заботилась о нем постоянно, потому Саске чувствовал себя немного скованно, стараясь как можно меньше причинить боли.
— Пришли, — проговорил шиноби листа оказавшись внутри пещеры. И стоило им в неё зайти, как капли дождя спустились струёй с небес на грешную землю. Вовремя. — Это, конечно, не апартаменты, но лучше чем сырая земля. Переждем некоторое время здесь, а после вновь отправимся в путь. От нас, кажется, отстали наемники.
Повернув взгляд в сторону девушки, Учиха опешил. Увидев ее такой взволнованной ему хотелось ударить себя за свою дерзость. С виду девушка казалась уязвимой, но зная её способности та с лёгкостью уничтожит одним ударом любой тяжелый камень. Или убьёт человека, если бы у неё была хоть капля ненависти, которой обладал Учиха. Уж у него её найдётся вагон и целая тележка.
— Ты в порядке? Зачем увязалась за мной? Знать бы теперь где остальные Наруто и Сай. Впрочем, зная Наруто тот неприменно выкрутиться, а вот Сай... о нем я ничего не знаю, но вы прекрасно проводили время без меня с ним, верно?
Изогнув бровь, Саске с издевкой усмехнулся. О да, он любил истощать других своей слабостью, однако ему просто хотелось сменить нарастающую тему, которая может подняться в любой момент. Что ж,ночь ожидает быть долгой.

Отредактировано Uchiha Sasuke (01-01-2019 17:41:41)

+4

3

«Лишний груз». Сакура крепче сжимает кулаки и негромко, так, что Учиха и вовсе вряд ли услышит, фыркает.
- Бежать по одиночке глупо. Мы не знаем о враге достаточно, для того, чтобы действовать по одному. - Пытается донести до темноволосого шиноби Харуно, но вскоре вспоминает с кем имеет дело, одновременно с тем сознавая, что её доводы бесполезны. В конце концов, это ведь Учиха Саске, что всегда действует один, до поры до времени успешно, но, тем не менее.
- Быть может, потому и пошла. Подумала, что пара лишних рук не помешает. - Идёт на шаг довольно отчаянный, чем рискует вызвать гнев юноши. Впрочем, намекает Сакура отнюдь не на беспомощность Учихи, тот, в конце концов, и с одной рукой сноровки ничуть не потерял.
- Не стоит считать меня беспомощной девочкой, что не в состоянии постоять даже за себя. - Это, пожалуй, нервирует более всего прочего, даже более того, что после проведённой вместе ночи единственный ныне Учиха старательно игнорировал её на протяжении месяца. Сакура на дух не переносит, когда кто-то указывает на её бесполезность, в данном случае, ко всему прочему, делая вывод крайне необоснованный.
- Я не прошу защиты, а предлагаю помощь. Мы команда! - Напоминает на всякий случай девушка Саске, кажется, и вовсе давно позабывшему значение данного слова.
Напоминает и сама себе не верит, ведь оказаться наедине с молодым человеком она решила не только потому, что желала оказаться полезной, хотя и не без этого. Язвительный тон и не самые лестные фразы, словно напоказ, специально для Наруто и Сая, что находились рядом, порядком надоели, а потому идея самого же Саске подарила зеленоглазой куноичи возможность поговорить. Возможность, впрочем, крайне размытую и неточную. Не факт, что Учиха вообще станет говорить с ней. Пусть как мужчине ему и стоило бы объясниться. Возможно, если бы Саске в очередной раз просто отшил её, втоптал в грязь чувства словами о том, что просто использовал такое податливое девичье тело в своих, пусть и довольно пикантных интересах, Сакуре стало бы легче. Нет... не так. Она бы была разбита, но хотя бы не мучилась бы более пустыми и беспочвенными надеждами на то, что они однажды смогут быть ещё ближе. Что холодное, равнодушное, казалось бы, ко всем и всему сердце растает под её тёплыми ладонями, прямо как в глупых книжках о любви.
На душе Сакуры, казалось бы, готова была разбушеваться самая настоящая буря из эмоций, рвущихся наружу, желающих обрести форму неосторожных слов, но девушка изо всех сил сдерживает порыв, не время сейчас, да и не место. Да и погода, тем временем, словно отражая состояние куноичи резко портится - серые тучи застилают небосвод, ветер усиливается, поднимая шум в кронах многочисленных деревьев и Саске первым предлагает найти укрытие, да и находит его, в общем-то сам, пока Сакура молчит, ведя немую борьбу с собой же.
Их временным пристанищем становится неглубокая пещера в горах, в которой они вовремя укрываются, как раз перед тем, как за их спинами выпростает стена дождя.
- В порядке. - Наконец, подаёт чуть осипший голос Сакура и улыбается так, как привыкла, внушая веру в то, что всё хорошо, однако улыбка на губах куноичи мгновенно тает, стоит Саске припомнить то, что команда, по его мнению, однажды заменила его Саем.
- К чему ты это? Сай... пусть и не подарок, но он... Не раз помогал нам. - Харуно вдруг берётся оправдывать товарища. Пусть её отношение к юноше с дебильной, подобной его техникам будто нарисованной на белом пергаменте лица улыбкой первое время было крайне неоднозначным, Сакура не станет отрицать, что в итоге он оказал им ту помощь, в которой развалившаяся на части команда так нуждалась.
- В том числе тогда, когда мы пытались найти тебя. - Слова даются девушке нелегко. Вспоминать прошлое, что по сей день отзывается особой, крайне мучительной болью где-то в области сердца не хочется, но, тем не менее, она вспоминает, коль уж Учиха решил затронуть эту тему.
- Наверное, ты прав. Мне... не стоило идти за тобой. Это было глупо с самого начала. - Сакура, всё ещё стоящая на ногах, да глядящая абсолютно пустыми глазами на пелену дождя, оборачивается к юноше, дабы заглянуть в, как и ожидалось, не выражающее абсолютно ничего, кроме желания задеть посильнее лицо.
- Если ты всё ещё хочешь побыть в одиночестве я могу... - «укрыться в другом месте». Сделав шаг навстречу холодным каплям, но так и не завершив фразу Харуно вдруг меняется в лице, а взгляд замирает на плаще Саске и мысленно уже корит себя за отвратительную попытку отступиться от него и просто уйти.
- Кровь. - Обеспокоено констатирует куноичи, не сводя взгляда с алых ещё свежих пятен на его одежде.
- Ты ранен? - Не решаясь подойти и проверить Сакура лишь спрашивает, готовая поверить на слово, что, вероятно - серьёзная ошибка для опытного медика. Впрочем, то может оказаться и кровью кого-то, кто был ранен Учихой в бою, а значит и панику поднимать пока рано.

Отредактировано Uchiha Sakura (01-01-2019 16:03:31)

+4

4

Она изменилась. Он это понял ещё с того дня, когда вернулся в деревню. Маленькой и беспомощной Сакуру уже не назвать, это заметно по решимости в её зелёных глазах, которые отчётливо виделись в полумраке пещеры. Заметно даже по внешнему виду. Харуно давно перестала быть той назойливой маленькой девочкой, которая вечно бегала за ним. Впрочем, взрослая Харуно не уступает мелкой, но в отличие от старых времён на это была весьма обоснованная причина, а именно возникшая связь в первую ночь после возвращения в деревню. Саске избегал её. Избегал любой возможности вновь встретиться с ней, потому что теперь уже не тот, кем был раньше. Не сможет противостоять её чувствам, в этот раз сам загнал себя в ловушку и осознав это, почувствовал полный провал. Они одни. Никто их не преследовал, да и остальной команды не было по близости. До прибытия в пещеру, Наруто постоянно косился в их сторону, будто немного догадываясь о том, что могло происходить между ними и этот взгляд друга не ускользнул от носителя шаринга. А вот Сай всегда казался Саске странным, молчаливым, словно точная копия его самого в прошлом, потому художник его дико бесил и с радостью избавился бы от него в команде. Но с Сакурой всё иначе. Эта девушка теперь не отстанет от него до самого конца, а Саске, в прочем, был весьма не против её приставучести, вот только, опасался последствий, которые могли произойти от их недавнего союза. Забавно, как бы не пытался разрушить между ними связь, она только с каждым разом становилась крепче и Учиха не заметил, когда смог ответить взаимностью девушке, которая вечно оберегала его, даже тогда когда слетел полностью с катушек. Порой он не понимал, что она в нём нашла, ведь мститель постоянно то и делал, что приносил одну сплошную боль, но всё же, именно Сакура спасла его жизнь после битвы с Наруто, именно Сакура постоянно залечивала его раны, когда он этого не заслуживал, именно она одна из всех по-настоящему ждала его возвращения и более того, именно Сакура Харуно всё ещё любила его. А он не заслуживал всей привязанности девушки, однако позволял себе пользоваться этим. И потому Саске запутался в своих чувствах.
— Команда, которая не может спокойно находиться в полном составе, — усмехнулся Саске, когда Сакура наконец высказала всё накипевшее. Странно, но видя то, как она отбивается от нападок, забавляло Учиха. Возможно, будь она чуточку строгой раньше, то могла бы понравится парню ещё в то прошлое время. И он не шутил, когда предлагал ей заменить собой Карин. Но в то время его интересовала лишь месть, потому без раздумья напал на куноичи, чтобы в дальнейшем она не смогла вызвать в нём светлые чувства для воплощения мечты. Однако, то было в прошлом. Сейчас Саске рад, что так и не осуществил желаемое, иначе никогда бы прикоснулся к ней и уж тем более не попробовал вкус её тёплых губ.
Шум дождя становился всё громче. Им повезло, в пещере кроме их двоих никого не было, иначе затаившийся внутри зверь в любой момент напал бы на них, как только они нарушили тишину своим разговором. Саске ждал этого разговора, ведь он прекрасно понимал ради чего девушка бежала за ним. И дело вовсе не в команде, которые не смогут постоять за себя будь они по одиночке. Дело именно в нём. И в ней. От её слов сердце предательски сжалось, а после отбивало странный ритм. Саске Учиха запутался. Он ненавидел девушку стоявшую неподалёку и в то же время испытывал странное чувство, которое пробуждалось всякий раз, стоило оказаться им наедине. Стоило ей оказаться чуточку ближе. Он спятил? Возможное но ему определенно нравилось происходящее, а игра слов лишь пробуждало интерес.
— Не твоё дело, — отчеканел мститель заметив её взгляд. Странно, он даже не почувствовал боли, но кровь в самом деле принадлежала ему. Должно быть, один из наемников всё-таки сумел ранить его в единственную оставшуюся руку. В бою Саске всегда не обращал внимания на подобные мелочи, однако он был удивлён тем, что именно Сакура заметила рану, в то время, когда ему было всё равно. — Нет, останься. Наруто не простит мне, если с тобой что-то случиться. — или я себя не прощу. В конце-концов, это просто дождь.
Последние слова больше произнесены для себя, нежели для неё. Сакура про Сая говорила уверенно, потому Учиха перестал приставать с разговорами о нем, ведь между ними ничего не было, но всё же, вновь вернувшись в команду Саске чувствовал себя в ней лишним, потому что художник успел занять в ней должное место. Впрочем, ему было всё равно, вот только некая ревность к команде присутствовала. Присев на небольшой камень Учиха устало протер глаза. Конечно, новая сила изрядно истощала носителя шарингана, но этого было недостаточно, чтобы полностью сломить его дух. Переведя взгляд на девушку, что как и прежде выражала своё беспокойство, шиноби хмыкнул.
— Для куноичи ты очень глупо относишься к своему здоровью. Может, лучше отойдёшь в другую сторону? Не мне тебе говорить о том, что здоровье медика в команде самое важное.
Немного расслабившись Саске всё-таки смирился с учестью пробыть некоторое время с девушкой наедине. Тем более дождь разогнался намного быстрее. Оставшись совсем одни мститель немного успокоился, ведь вечер только в самом разгаре.
— Извини, если сильно был груб. Ты не замёрзла?

Отредактировано Uchiha Sasuke (01-01-2019 19:42:51)

+4

5

- Прекрати! – Выходит намного громче, чем нужно, а сквозь слова сочится недовольство.
- Хватит отталкивать меня. Коль уж мы снова работаем как команда, нравится тебе это или нет, ваши раны – это моё дело! – Вдруг вспыхивает подобно бенгальскому огню, казалось бы, от одной лишь искорки Харуно. Прогорает, да сходит на «нет» её гнев, благо, также быстро. Не желая более церемониться и выслушивать капризы Саске, ирьёнин быстрой и на удивление твёрдой поступью сокращает расстояние между ними. Своевольно, словно вовсе не нуждается в его разрешении или одобрении, приподнимает плащ на плечах Учихи, дабы иметь возможность лицезреть ранение на руке и опускается подле него, расположившегося на камне, на колени. Ничего серьёзного там, разумеется, не было, что заметно успокаивает розоволосую куноичи. Кровь почти остановилась и без её вмешательства, но Сакура, тем не менее, приподнимает рукав одежды бывшего нукенина, открывая себе доступ к ране и собрав под тонкой ладонью чакру, что мгновенно подсвечивает её сине-зелёным осторожно заносит её над тонкой алой полосой, оставленной, очевидно, кунаем или чем-то столь же острым.
Сакура прекрасно знает, что Саске, вероятно, и вовсе не нуждается в её помощи, что рана не смертельная, более того, никоим образом не угрожает его жизни, но доказать ему, что иногда следует доверять людям, что желают помочь чуть больше, всё же оказывается для неё в настоящий момент сродни острой необходимости. Она не глядит на него, даже головы не поднимает, просто делает своё дело и ничего лишнего… А лишнего ли?
- Теперь не будет кровоточить. – Поясняет девушка, одобрительно кивает, оценивая проделанную работу и улыбается, а после… А после таки поднимает на него взгляд, да так и замирает, подобно каменному изваянию. Даже не моргает, кажется. Сердце неприятно ноет. Ей безумно хочется поговорить, и он, юноша в чьи тёмные глаза заглядывает Сакура, наверняка знает о чём. Кулаки сами непроизвольно сжимаются, дыхание делается тяжелей.
- Нет. Всё хорошо. Мы ведь даже не успели промокнуть, к тому же, как ты верно подметил, это просто дождь. – На выдохе произносить куноичи, насильно приводя себя в норму, отметая всё, что так важно для неё на второй план. Впрочем, выходит у неё плохо, а то и вовсе не выходит. Всё это время. Весь этот чёртов месяц, что тянулся подобно вечности Харуно желала одного – просто заглянуть в его глаза, прямо как сейчас, да узнать наконец, почему она поступил в итоге так… Как поступил. Но сейчас, имея, наконец, эту возможность, она и слова сказать не может. Не решается. Потому что в глубине души уже не раз обыграла все самые тяжёлые, по её мнению, варианты развития событий.
Сакура злится на саму себя, на собственную беспомощность… Пытается злиться и на него, обратившего всё, что возникло между ними в ничто, но не может. В самом деле, никогда не могла. Злилась, конечно, когда он раз за разом совершал ошибки, когда не подпускал к себе с одним единственным желанием – не навредить, а помочь. Но никогда настолько серьёзно, чтобы выкинуть из собственного сердца. Никогда настолько, чтобы освободить собственную душу от оков этого странного чувства, за которое так цепляется, которое приносит с собой столько боли из раза в раз.
Она выходит из себя, из привычного всем, да и самой Харуно состояния. Медленно, отчего то менее заметно, но при детальном рассмотрении можно разглядеть, как тяжело вздымается под одеждой грудь. Как крепче, ещё крепче сжимаются кулаки. И держать в себе более невыносимо. Сказать- просто сложно, но она говорит.
- Почему? - Одно единственное слово, но отчего-то Сакуре думается, будто Учиха с самого начала поймёт, к чему она ведёт.
- Мне бы хватило всего пары слов. - Признаться, девушке на самом деле немного странно, что её глаза по-прежнему сухи, потому как изнутри её буквально разрывает на части и это причиняет невыносимую боль, что отпускает слишком медленно, по мере того, как слова срываются с губ.
- Так почему за всё это время… - Сакура делает паузу. Короткую. Переводит дыханье.
- Почему за всё это время ты так и не сказал мне ни единого слова?! – Срывается наконец… Срывается Сакура, срывается тонкий девичий голос, срывается с худеньких плеч груз несказанных слов. А после в пещере воцаряется тишина. Гнетущая, тревожащая юное сердечко, порывающая сказать что-то ещё и она говорит, абсолютно не замечая, как по инерции чуть ёжится, стоит холодному ветру, что забирается в пещеру и завывает где-то под высокими каменными сводами, скользнуть по плечам.
- Прости. Я знаю, ты не хотел идти именно из-за этого… И по-началу я и правда не собиралась заводить эту тему, но… Чёрт… - Сакуре вдруг становится страшно от одного только осознания того, сколько ещё ей пришлось бы ожидать этого разговора и хоть каких-то ответов, если бы не столь своевременное задание от шестого. Ладони куоничи беспомощно опускаются на колени, а там, снаружи по-прежнему продолжает шуметь дождь.

Отредактировано Uchiha Sakura (02-01-2019 01:29:19)

+4

6

Сакура, которую, казалось бы тяжело вывести из себя, впервые на его памяти говорила резко, от чего мститель заинтересовался её переменой настроения. Тяжело вздохнув, Саске перестал спорить с куноичи и взглядом будто говоря: «давай, действуй» позволил девушке вылечить малозаметную рану. Почувствовав её тёплые ладони на истекающей кровью ране, Саске с интересом наблюдал, как из них начал исходить зелёный свет. Как и тогда в их первую совместную ночь Сакура без всякого сомнения вылечила его той же техникой. Точно так же она лечила его и в тюрьме по наставлению Годайме. Она готова кинуться в любой момент спасти его, даже если была хотя бы одна маленькая царапина. Это не было похоже на способ лечения Карин, потому вызывал к себе некий интерес. Отчасти её рвение при любой возможности лечить его раны удивляло, а с другой стороны вызывало очередное раздражение. Ему всё ещё трудно принять помощь от кого-либо, потому что всегда привык действовать в одиночку, но с наличием куноичи это становилось проблематично, однако от её прикосновений становилось намного легче и как же ему их не хватало за весь этот месяц. Погода ухудшилась с каждой минутой. Дождь, вероятнее всего, будет идти целую ночь, а возможно и следующий день. А значит, ожидаемого разговора теперь точно неизбежать ни под каким предлогом. Чтож, ожидаемо. Но ему было интересно, к чему приведёт их разговор.
— Спасибо, — небрежно кинув ей после окончание процедуры Саске замечает на себе её взгляд, который выражал полное отчаяние.
Она сидела на слишком близком расстоянии и их головы практически находились рядом, от чего темноволосый немного смутился от подобной близости, но не стал отодвигаться. Как бы сильно он не сопротивлялся, связь возникшая между ними не разрушится ни под каким предлогом и экс-нукенин это отчётливо осознавал, только не хотел этому верить. Или признаться самому себе, что сидевшая рядом розоволосая девушка ему не безразлична.
Она сорвалась на крик. Пожалуй, такой он её никогда не видел, и, как ни странно, ему нравилось, когда она кричала на него. Когда из тихой и нежной девочки Харуно превращалась в настоящую наполненную гневом девушку и этот её решительный взгляд всё больше придавал ей шарма. Саске смотрел на неё и не понимал чего она от него ждала. Он не спец по отношениям, всегда привык действовать наобум. Многие девушки хотели встречаться с ним, да даже Карин постоянно липла, но Сакура ни на кого из них не похожа. Она простая, да. В её родстве нет никакого известного клана, тем не менее нрав девушки больше походил на рода Сенджу или же Учиха. И она добилась многое, чему заставляла удивляться. Но несмотря на всё это Саске не понимал свои чувства к ней. Учиха мечтал восстановить клан и всё время бросался данной фразой совсем не понимая во что ему это всё обойдётся. И что теперь?
— Почему? Я был занят. — отвечает словно на автомате и отчасти он не лгал. Занят был тем, что избегал её при любой возможности или хватался за миссии, на которые никто никогда бы не осмелился. В пещере стало подозрительно тихо. Лишь только шум дождя и грохот грома проскакивал в неё. Всё так же смотря ей в глаза Учиха удивлялся её нраву. А он ведь хотел избежать этого разговора всеми способами. — Пару слов было бы не достаточно даже для меня Сакура.
Опускает взгляд и смотрит на её коленки. Мысль о том, что они попрежнему оставались одни не покидало из головы. Будто сама судьба предоставила шанс встретиться вновь без всяких посторонних личностей. Саске не знал, как пояснить девушке о той проведённой ночи. Он не считал всё это ошибкой, при любой возможности он бы неприменно повторил, но постоянные опасения не выходили из головы. Да и чтобы он ей дал? Счастливую жизнь? Отнюдь нет.
Резко повернув к ней голову вместо ответа Учиха без всякого сомнения устремился к её губам, тем самым полностью завладев её дыханием. Саске не понимал для чего ещё больше запутывает девушку, но он давно хотел ощутить на себе вкус её губ. Слегка прикусив их до крови, мститель слизав её до конца с неохотой отстраняется от Сакуры, тем самым давая ей время придти в себя. Да и ему не мешало бы тоже.
— Я не должен был. Прости. — Встаёт. С неохотой отстраняется от неё и отходит на небольшое расстояние в самую тень пещеры, дабы скрыться из виду, однако не доходит. Саске уже давно понял, что теперь он всецело полностью принадлежит ей и не может без неё как раньше. В то время их разделяла ненависть, теперь по идее ничего мешать не должно, но всё-таки по-прежнему не решается. Не мог вновь сделать ей больно.
— Скажи мне... — начал неуверенно мститель, переводя снова на неё взгляд. Если бы не она, то в пещере было бы слишком темно, а она каким-то образом излучала небольшой свет. — Почему всегда я? Ты могла бы выбрать любого. И я был бы рад, если бы ты так и сделала, потому что со мной твоя жизнь была бы кошмаром.  А теперь ты не уходишь из головы, Сакура! Так зачем? Зачем тебе тёмное пятно в твоей светлой биографии? Проще было бы без меня. Всем. И тебе.   

Отредактировано Uchiha Sasuke (02-01-2019 18:02:14)

+4

7

Оправдание Саске звучит крайне неубедительно, но Сакура верит. Не потому, что глупая, а потому что хочет верить, пусть разум и подсказывает не делать этого. То, что происходит между ними – не серьёзно. Сакура не уверена, что ограждая себя от прочих, храня в сердце образ юноши с обсидиановыми глазами, однажды станет счастливой невестой, а после и женой, как остальные девушки деревни, что в большинстве своём так или иначе отыскали своё счастье в любимых глазах, что смотрят так, словно в целом мире нет никого другого. Та самая любовь из книжек существует. Сакура видела её собственными глазами. Взять хотя бы свадьбу Наруто и Хинаты. Вот уж кто действительно обрёл своё сказочное счастье. Но в её истории всё совсем не так. Всякий раз слыша её нелепые признание Саске глядит осуждающе, словно она не должна этого делать, не должна отдавать ему своего сердца. Но как быть, если она уже без остатка принадлежит ему?
- Если пары слов недостаточно. Так… Скажи больше. - Но говорить Учиха, кажется, более не намерен. Вместо этого, юноша склоняется над замершей в ожидании вразумительно ответа девушкой, и касается губ. Грубо. Требовательно. В итоге позволяя себе пустить с ход зубы, от чего Харуно чуть морщит лоб, но не отталкивает, напротив, тянется к нему, игнорируя неприятные ощущения, затмлённые эйфорией, вскружившей дурную девичью голову. Боль, сопровождающая близость с ним кажется чем-то нормальным, обыденным и Сакура попросту не обращает внимания на то, как губы окрашивает алым тонкая струйка крови. Слишком податлива с ним, но пусть, лишь бы он не отстранялся, лишь бы не убегал от неё, выстраивая между ними нерушимые, казалось бы, преграды. Но вселенная сегодня, увы и ах, на благоволит Сакуре, так как в следующее мгновение Учиха, также резко отстраняется от неё, а после и вовсе поднимается на ноги, удаляясь в противоположный угол пещеры, более тёмный. Сакура же по-началу порывается устремиться следом, но остаётся на месте, ибо Учиха вдруг начинает говорить, а ей не остаётся ничего, кроме как замереть, внимая каждому слову.
Слова, впрочем, совсем не радуют. Так чего он от неё хочет? Если желает, чтобы отстала, то для чего снова подпустил так непозволительно близко для простых товарищей? Сакура тяжело вздыхает, но перебить не смеет, ждут, пока тот наконец закончит и в пещере, окутанной мраком вновь воцарится тишина.
- Дурак. - Всего одно слово срывается с губ, прежде, чем куноичи поднимается с колен и вновь устремляется к нему, решившему, что вновь отстраниться от её будет хорошей идеей. Ладони сами тянутся к нему. Порыв побуждённый желанием доказать, что он не прав, побуждённой внутренним протестом и непринятием слов Саске о самом себе.
- Какой же ты дурак. - Повторяет, а ладони уже касаются, тянут к себе, ближе. Он не должен был так говорить. Девушка обхватывает широкие плечи и прячет лицо на его плече, обнимая так сильно и так отчаянно, как только может. Лишь бы он почувствовал то, как бескомпромиссно девушка нуждается в нём.
- Никогда так больше не говори. - Ладони крепко, настойчиво сжимают ткань его плаща. Сакура не собирается отступать, теперь нет. Не после всего, что случилось с ними. Не после того, как он позволил ей оказаться рядом.
- Я столько раз задавала себе этот вопрос. После того, как ты ушёл. После того, как избрал путь мести, оставив всех нас позади. После того, как пытался убить меня. Ты сделал достаточно для того, чтобы многие отвернулись от тебя, возненавидели. - Куноичи говорит тихо, но этого достаточно для того, чтобы тот, кому предназначаются слова услышал, ведь голос её звенит почти у самого уха Саске. Она не поднимает головы, не смотрит на него, полностью отдавшись ощущениям.
- Но я не могу. Это ведь и моя вина. Я не была достаточно сильной, для того, чтобы остановить тебя. Мои чувства были недостаточно убедительными для того, чтобы ты в них поверил. - И тут то к горлу девушки подступает огромный ком, мешающий вздохнуть. Плечи подрагивают, то ли от холода, то ли от охватившего отчаяния, но она всё ещё не позволяет горячим слезам обжечь щёки. Она стала сильнее. Она больше не глупая девочка, что всегда плачет.
- Только не подумай, что дело лишь в чувстве вины. Это не так. То, что я чувствую к тебе… Мне. Мне никогда не было проще без тебя. И не будет. Поэтому, не беги от меня. Позволь мне забрать хотя бы часть той боли, что ты несёшь в себе всё это время. - Ей не страшно, принять всё то, что скрывает в израненном сердце единственный выживший из клана Учиха. Не страшно впустить в свою жизнь тьму, что долгое время сковывала его и, быть может, от части сковывает по сей день. Страшно так и остаться бесполезной. Страшно, набравшись сил, так и не суметь помочь человеку, чьё имя отбивает её участившийся пульс. Ещё сильнее сжимая в ладонях ткань его одежды, зажмурившись, да плотно сомкнув губы, Сакура безмолвно умоляет его больше не отталкивать её. Потому, что она готова быть рядом, если он действительно нуждается в этом. Потому, что хочет подарить тепло, от которого он столь усердно отказывается, под давлением абсолютно непонятных Сакуре чувств.

+4

8

Капли дождя всё так же барабанили на улице отстукивая свой бесстрастный ритм, будто передавая своё настроение. А его настроение провалилось сквозь землю, потому что в очередной раз подпустил её достаточно близко к себе. Подпустил  всю такую же тёплую и приставучую Сакура Харуно. Они далеко не маленькие дети, оба шли своей дорогой, чтобы наконец-то добраться до момента, когда без всякого стеснения могли прикасаться к друг другу. Саске был в замешательстве. С одной стороны он хотел её, жаждал вновь почувствовать ту страть, что возникала всякий раз от близкого расстояния, а с другой, хотел, чтобы она оставила его в покое, потому что рядом с ним она будет в большой опасности. И в опасности от него самого. Учиха не был готов к серьезным отношениям, для него это в новинку, а для неё... Сакура попрежнему не отступала, продолжая неистово нападать. В этой словестной битве определенно она была победителем, а Саске просто стоял и смотрел ей в глаза, даже не пытаясь отвести своего взгляда. Сакура назвала его дураком, а он проигнорировал это обзывательство, хотя будь на её месте кто-то другой, неприменно получил бы по заслугам.
Она обнимает и от её прикосновений закружилась голова. Закружилась не потому что он ослаб, а потому что устал прятать очевидное. От её прикосновений на душе становилось спокойнее, будто весь мир меркнул, оставляя только их одних наедине. Саске не шевелился. Даже не сопротивлялся. Он просто замер и наслаждался теплотой идущей от девушки, хотя сам ещё не был достаточно холодным. Ему было приятно ощущать на своём плече голову девушки, которая всё так же продолжала называть его дураком. Ну и пусть. Главное, она рядом, несмотря на то, что ещё недавно был готов вышвырнуть на улицу, лишь бы только отстала. Единственной рукой касается спины, перед этим проскочив через верхнюю одежду. Ему хотелось чувствовать её, но этого было мало. Он расслабился. Позволил себе мимолётную слабость о чем-тут же пожалел, ведь опять допустил одну и ту же ошибку. Пора прекращать быть таким слабым перед ней.
— Как же ты меня достала, Сакура. — Повторяет те самые слова, что и тогда при прощальном разговоре. Саске улыбается и его улыбка походила больше на хищный оскал при виде своей добычи. Она говорила искренне и вызывала дикое стойкое чувство дежавю, будто бы снова вернулся обратно в прошлое и собирался покинуть в очередной раз деревню. Тогда её слова достучались лишь чуть-чуть, но сейчас они звучали намного громче, несмотря на шёпот. Наверное, потому она раздражала. Бесила. И всегда выводила из себя, стоило только оказаться на достаточно близком расстоянии. Саске слушал её внимательно не пропуская каждое слово, ловля себя на том, что впервые гордился ею. Потому что она достучалась. Смогла добиться своего, пока он стоял на месте и поглаживал спину девушки. Пока он молчал, обдумывая тщательно слова.
Рядом с ним она будет в большой опасности, в этом он уверен. Если не от внешней угрозы, то от него самого уж точно. Им двигала постоянная ненависть, которой казалось бы, не было конца. Наруто постоянно твердил забыть о ней, говорил пожить немного для себя, но у него этого не получалось. Обрывалось каждый раз, стоило только начать сначала, всякий раз несовременной напоминая о себе. Слушая Сакуру всё казалось простым и лёгким, но на деле всё оборачивалось против него из-за чего носитель шарингана начал выходить из себя. Резко оттолкнув от себя Сакуру в сторону, Саске выхватил Кусанаги, после чего рукоять меча подкинул в её сторону, дабы куноичи смогла поймать его. Раскат грома становился сильнее. Погода сильно влияла на мстителя, постоянно омрачая его настроение.
— В этот раз я верю тебе. Ты всегда любила любого меня, даже когда пытался убить, ты продолжала ждать. Но ты забываешь об дном, Сакура.  — Мимолетная пауза и резко оказывается сзади неё, после чего схватывает рукой за шею. Дотянувшись до мочки уха, легонько откусывает снова до крови и шепчет: — Я мститель. И любовь для меня никогда не будет в приоритете. Связавшись со мной ты обрушиваешь на себя всю месть клана Учиха. Такое выдержать далеко не каждому. Можешь спросит Наруто.
Касается рукой живот и вновь отталкивает девушку в сторону выхода где дождь разошёлся с новой силой. Разошелся ровным счетом, так же, как и он сам. Ему не хотелось видеть очередную порцию слез девушки и пока она не спешила он был спокоен. Кажется, она вправду стала сильнее. Саске хотел убедиться в этом лично сам, раз уж решила бороться за него до конца.
— Докажи мне, что сможешь побороть мою боль, взять её на себя! Ведь однажды тебе придётся сразиться со мной, Сакура. Ты же не думала, что это просто так взять и забрать? Одними объятиями не отделаешься в этот раз. Используй Кусанаги, как оружие. Не переживай за раны, одну ты уже вылечила, если захочешь, то можешь вылечить остальные, если будешь способна их нанести.
Отступая на несколько шагов назад Учиха дал девушке возможность напасть первой. Смотря на неё внутри кипела ярость, которая выжидала всё это время подходящего момента для нападения. Она сама виновата. Именно она пробудила в нём ненависть и теперь ему хотелось нанести ответный удар. Довести её до настоящего гнева.
— Пора перестать быть неженкой. Если хочешь быть со мной, то будь готова убить меня. Потому что я сделаю это без колебания с той, если снова сойду с ума. Близкие люди страдают первыми и ты одна из них, Харуно.

Отредактировано Uchiha Sasuke (02-01-2019 23:41:45)

+4

9

Он повторяет всё ту же фразу, что твердил ей на протяжении нескольких лет. «Достала». Но ладонь тем временем на удивление нежно скользит по изгибам спины девушки. Он упрямится, а Сакура вконец поборов желание удариться в слёзы вдруг закипает. Снова. И на сей раз многим серьёзней, пусть пока и держит себя в руках.
- Ты сам знаешь, что это неправда. - Сакура поднимает на него взгляд, словно давая понять, что принимает его странную игру, коль он так хочет. Гляди с вызовом, ожидая, чем же в итоге отобьётся Учиха. И он отбивается. Крайне мастерски. Чем приводит Харуно в лёгкое замешательство, потому как в следующее мгновение её ладонь уже несколько неуверенно сжимает рукоять его меча. Несколько непонимающе она глядит на него. Игра принимает совсем не те обороты, на которые рассчитывала Сакура.
- Мне казалось, ты больше не ведешь подобных игр… - Сакура хмурится и окидывает его взглядом отнюдь не одобрительным. Внутри закипает раздражение. Он отчего-то снова воспринимает её в штыки. Ищет подвох во всём, что она делает. Или же нарочно пытается вывести из себя, но на кой чёрт ему это понадобилось прямо сейчас, когда Харуно столь старательно всё это время вела их напряжённую беседу в абсолютно иное русло.
Что ж, она и не ожидала, что будет легко. В конце концов, куноичи изначально знала, с кем имеет дело. Просто, на какое-то время вдруг поверила в то, что Учиха и впрямь оставил столь незрелые замашки в прошлом, но, к несчастью, ошиблась.
Из раздумий довольно резко выводит ладонь, сомкнувшаяся на шее, и внезапная боль. От неожиданности с уст Харуно срывается негромкий стон боли. Он провоцирует её или..? На мгновение Сакура опускает веки, пытается сосредоточится, а после распахнув глаза глядит на меч, что всё ещё крепко зажат в ладонях. Не то оружие, которым привыкла сражаться куноичи, но она и не собирается делать этого всерьёз. Не желает серьёзно травмировать, как бы не настаивал на этом сам Учиха, страдающий то ли внезапным проявлением лютого мазохизма, ибо просто стоит и ждёт, пока она атакует, или же имеющий при себе какой-то план, продуманный, наверняка, заранее и Сакуре ни капли не понятный, более того, вовсе неизвестный.
- Если ты так хочешь. Ладно… - Наконец, соглашается куноичи, но нападать сразу не спешит, лишь выждав пару мгновений, отсчитывая секунды ударами собственного сердца, срывается с места, не выпустив из рук меча, пусть и порывалась сделать это первое время. Она не произносит более не единого слова, просто делает то, о чём он попросил, атакует, избегает при этом жизненно-важных точек, благо, отлично знает, где они располагается, да и в принципе осведомлена о том, какие раны доставляют меньший дискомфорт.
Когда же лезвие клинка окрашивается алым, сердце невольно сжимается. На щеке Саске алым блестит свежая кровь и Харуно одолевает желание бросить всё это. Она не готова на подобный шаг и он, на самом деле, вероятно, прекрасно осведомлён об этом. Знает всё о её слабости, с которой вынуждает бороться. И она борется, пустив кровь, в итоге не останавливается, вкладывая в удары, не слишком умелые, всё раздражение, которое вызывает в ней его абсолютно нелогичное поведение.
- Сказать по правде… Иногда ты тоже раздражаешь меня, Саске. - Она больше не краснеет перед ним, не боится ляпнуть лишнего, а шипит сквозь плотно стиснутые зубы, в то время как очередной удар попадает в цель. Он, кажется, не особо старается победить её. Так, на кой тогда чёрт вообще затеял всё это?!
- Почему ты никак не поймёшь?! – Харуно срывается на крик, а влажные от дождя волосы неприятно липнут в лицу, но ей плевать на подобную мелочь. Как плевать и на знатно промокшую одежду. Всё внимание куноичи сосредоточено на его абсолютно безразличном лице. И это бесит ещё больше, но…
Девушка в очередной раз меняет позицию и в итоге пристраивается прямиком за его спиной, на удивление смело приставляя его же оружие к пульсирующим артериям на шее. Потому что он, чёрт бы его побрал, позволяет ей.
Замирает. Потому, что это уже слишком. Потому что она собственными руками завела игру, что изначально не сыскала её одобрения слишком далеко.
- С болью нельзя бороться болью… - Меч с громким лязганьем падает на камни под ногами. Сакура тяжело дышит, но вдруг понимает, что ей становится значительно легче. И совсем не от того, что выпустила, наконец, оружие из рук. Напротив. Это чувство вызывает то, что она в итоге выплеснула всё, что копила в себе слишком долго вместе с злосчастной любовью к Учиха Саске. Но хорошего понемногу. Особенно учитывая, что хорошего тут, в общем то, мало. Пора заканчивать эту неразумную партию из которой Сакура априори при любом раскладе не сумеет выйти победительницей. Как ни крути, а ни победа в этой нелепой битве, ни поражение не принесут Харуно ни одной положительной эмоции.
- Боль не порождает ничего, кроме новой порции боли и всё это в итоге превращается в проклятый замкнутый круг. - Куноичи по-прежнему стоит за его спиной, а ладонь первым делом нежно ложится на рану, оставленную ею же на щеке темноволосого, стирая кровь, залечивая.
- Хватит упорствовать. Ты прекрасно знаешь, что я никогда не найду в себе силы убить тебя. И я говорю совсем не о физической силе. Но я верю, что смогу найти иной способ остановить тебя, если это потребуется. Не занося над тобой оружия… - Сакура негромко цыкает, отмечая про себя, что парни слишком зациклены на оружии и привыкли решать всё через сражения. Возможно, поэтому то Учиха спровоцировал её атаковать.
- А уж защитить себя, если потребуется, у меня сил хватит. Теперь. Пусть даже защищаться придётся от тебя. Снова.

+4

10

— Тебе показалось. — Хмуро отвечает Саске давая понять Сакуре, что настроен вполне себе серьезно. Он напрочь позабыл о свитке, который попрежнему хранится в кармане плаща. Задание его не интересовало. Вместо этого Учиха увлёкся более новой игрой, которая тут же обрела совсем иной смысл. Забавно. Ему нравилась её злость. Нравилось то, что злость была направлена именно на него, ведь он заслужил подобный негатив в свою сторону, а доброта и наивность девушки лишь раздражала и в каком-то смысле отталкивала от себя. Будь она построже было бы значительно легче смотреть в её глаза, потому что дала бы сдачи на любые выпады. Но вместо этого Сакура всегда прощала его, чтобы он не делал, а он не мог терпеть подобной доброты. Или не хотел. Всё оказалось значительно труднее, чем предполагалось на первый взгляд. Однако девушка добилась всё-таки своего. Саске в действительности полюбил Сакуру Харуно, но вместо того, чтобы позволить ей разделять и владствовать, младший Учиха решил поступить с нею по-своему, тем самым добившись нужного результата.
Учиха поражался порыву гнева девушки. Стоя на одном месте Саске наблюдал за любыми выпадами Сакуры и даже не сопротивлялся. Просто ждал, когда наконец осмелится нанести удар. На самом деле носитель шарингана специально затеял это представление, чтобы девушка перестала постоянно скрывать свои настоящие мотивы и могла высказать всё, что накипело за это время. Чтобы наконец-то выпустить пар и отомстить за попытки своего убийства. Наблюдая за ней Саске отметил про себя, что она действует не умело. Не было ещё полной решимости, но всё-таки нашла в себе смелости нанести первый удар. Такая Сакура ему нравилась куда больше, чем просто влюблённая и наивная Харуно. Она смогла дать сдачи. Подобный выпад имел сильное значение для него, чему он обрадовался. Теперь он был спокоен, особенно когда знает, что при возможности она сможет противостоять с ним. Если не своим фирменным ударом, так хотя бы под рукой всегда будет его меч. Почувствовав первую кровь на своём лице Учиха усмехнулся. Победа. Именно этого и добивался мститель.
— Приятно слышать, что я тоже тебя достал. — усмехается юноша глядя на уставшую ирьёрин. Теперь он по-настоящему ею гордился. Вспоминая прошлое он видел то, какой она была слабой. Особенно была слабой перед ним, когда пыталась в первый раз напасть на него отравленным кунаем, но ничего не вышло и дабы проучить её Саске напал первым. Вот только, в отличие от первого раза он сопротивлялся, а в этот раз позволил самой вести игру, чему был доволен.— Наконец-то в тебе просыпается гнев. Такой ты мне нравишься даже больше.
Не успев сделать и шага вперёд, Саске замерает над неожиданным выпадом куноичи, которая в этот момент подкралась сзади, тем самым поразив скоростью. Шея отчётливо ощущала на себе клинок Кусанаги и это забавляло бывшего нукенина. Забавляло до такой степени, что ему захотелось прекратить игру и поцеловать девушку, однако её крик вовремя остановил сей мимолетный порыв. Не сейчас. Ему хотелось дождаться кульминации.
Меч с грохотом падает на холодную поверхность пещеры. Ожидаемая концовка определенно добилась успеха, но не так, как ему хотелось. Вновь почувствовав знакомое тепло, раны оставленные Сакурой начали постепенно заживаться. Зря. Саске хотел оставить их на память, как о мимолетной мести розоволосой девушки стоявшей напротив. И всё же, несмотря на это ирьерин произвела на него сильное впечатление. Она во многом отличилось от Наруто, но действовала достаточно убедительно, нежели, чем лис. Потому ещё больше пробудила к себе интерес. Забавно. А ведь раньше убить хотел, а теперь всё будет иначе.
— Этого я и хотел услышать, Харуно. Ты во многом права. Но ты должна быть готова ко всему. И я надеюсь, что в следующий раз будешь действовать умнее и осмелишься таки нанести свой роковой удар. Рад, что сможешь защититься от меня. Снова. Теперь мне стало значительно спокойнее. Быть может _из нашего_ тандема выйдет что-то достойное. 
Обернувшись к ней лицом Саске остановливается, как вкопанный. Замирает, не решаясь вновь заговорить, потому что весь его взор занимал мокрая от дождя Сакура. Капли спадали с её волос, а одежда так изящна прилегла к телу, что взгляд невольно упал в стороны выпирающих грудей. Да, она была красива. После окончания войны он замечал, как многие шиноби поглядывали в её сторону, а однажды и вовсе слышал, как один солдат отправил ей влюблённое письмо. Сакура не было заносчивой красавицей, её красота проявлялась в доброте и заботе, а он это всё разрушил собственноручно, заставив меч направить против себя и пролить заслуженную кровь. Однако, несмотря на её слабохарактерность девушка облада весьма привлекательной внешностью для своих лет. И ему было жаль, что она перестала отращивать волосы, как когда-то делала в детстве. Специально для него.
— Черт, Сакура, порой ты невыносимо дотошливая. — Ухмыляется и притянув к себе одной рукой, резко сокращает и без того мизерное расстояние, после чего без всякого сожаления и осторожности касается её мокрых от дождя губ. Прикасается яростно, словно показывая кто в действительности главный в их отношениях. Языки переплетаются, от чего жар её плоти становился ещё теплее. Прижав девушку к стене пещеры, Саске почувствовал торопливое биение сердца, которое билось с ним в унисон. Схватив за ягодицы одной рукой, приподнимает её чуть ближе к животу, чтобы было удобнее целовать Сакуру, которая была чуть ниже его роста. Он не останавливался. Не хотел. В этот раз не будет препятствовать самому себе. И плевать, что подумают остальные. Саске с этого момента перестал чувствовать себя одиноким.
— Ты моя, Сакура. Нравится тебе это или нет.

Отредактировано Uchiha Sasuke (03-01-2019 16:53:57)

+4

11

- Твоя... - Шепчет в его приоткрытые губы, вновь отдавая всю себя без остатка. Смелеет и сама нежно и вместе с тем требовательно и страстно прикусывает его губу. Обвившись ногами вокруг его бёдер, также как и он старается максимально сократить и без того несуществующее расстояние между возбуждёнными телами. Ближе. Ещё ближе. Стоит ему только коснуться, как она тут же отзывается. Тянется к нему, прижимается всем телом, несколько по кошачьи прогибая спину. Сердце бьётся чаще, предвкушая то, что, очевидно, последует за смелыми действиями Саске, которым она уж слишком послушно идёт навстречу. Идёт. Пока вдруг не вспоминает о сводящем с ума месяце ожидания. В тот раз она ведь тоже чувствовала себя так, словно всё изменится. Наивно верила, что нужна ему. Нет, не только как партнёрша на одну ночь. Пусть тогда во многом их близости поспособствовало лишь обоюдное желание.
Ладони вдруг упираются в его грудь, она отстраняется, пусть и всего на пару сантиметров, ибо все пути отступления мастерски перекрыты Учихой, словно он заранее знал, что она может передумать.
Острые углы холодных камней упираются в спину, вынуждая вздрогнуть, ибо девушка во влажной от дождя одежде и без того, на самом деле, успела изрядно замёрзнуть, пусть и старательно делает вид, будто всё в порядке. Впрочем, холод сейчас едва ли волнует её. Она увлечённо изучает черты его лица в полумраке пещеры, заглядывает в глаза и просто молчит, по-прежнему держа дистанцию, и не позволяя приблизиться, дабы продолжить волнующий душу и сердце поцелуй. Молчит, потому что не верит, что говорит ему «нет». Не верит, что сама противиться близости с юношей, с самого детства занимающего все её мысли.
- Но надолго ли? - Она чрезмерно серьёзна, пусть голос снова дрожит. Сегодняшний день, со всеми его виражами, кажется, в итоге доведёт куноичи до истерики, но пока та держаться стойко и упрямо. Снова опускается на ноги, от чего его рука, что всё время поддерживала её оказывается чуть выше, на пояснице.
- Что будет, когда эта ночь закончится, а дождь, наконец, прекратится? - Сакура не уверена, что готова снова томиться в ожидании и при этом не иметь абсолютно никаких гарантий, что ожидание в итоге принесёт хоть что-то.
- В последний раз было... больно. - Признаётся честно Сакура, но вдруг краснеет, понимая, что в итоге ляпнула глупость, которую юноша, с девяностопроцентной вероятностью поймёт совсем неправильно, и отводит взгляд. Ей бы ещё закрыть лицо ладонями, но они всё также упираются в грудь Саске и опускать их она пока не рискует, пусть считать, что стоит ей опустить их и он продолжит, глупо.
- И н-нет. Я не о том, о чём ты мог подумать! - Выдаёт девушка скомкано и торопливо, тем самым, вероятно, абсолютно портя момент.
- Я знаю, что так или иначе, мне всегда придётся ждать. Ты ведь не надолго задерживаешься в деревне. И я не против ждать, неважно сколько. Мне бы только знать, чего я жду. - Настало её время делать ситуацию между ними тяжёлой и напряженной. Но Харуно просто необходимо расставить все точки над «i», чтобы продолжать.
- Я... - Слова, как и смелость для того, чтобы произнести их находятся не сразу. Девушка путается и, вероятно, первое время выглядит так, словно сама не знает, чего же на самом деле хочет. И от части так и есть. Она безумно желает быть с ним. Хочет вновь поддаться охватившей обоих страсти. Но разум подсказывает, что в итоге всё вновь рискует закончиться неоднозначно. Потому что Учиха в итоге ничего не обещал ей, просто подарил то, о чём она мечтала, чтобы после скрываться, будто специально избегая встреч с запутавшейся в их непростых отношениях девушкой.
- Не хочу больше чувствовать себя использованной. Не подумай, что я упрекаю. Я сама виновата, что позволила тогда. Ты не обещал, что в итоге будешь рядом, не говорил о любви или чём-то подобном... Мне и не в чем тебя упрекнуть. - Девушка таки опускает руки, частично разрушая барьер между ними, что на сей раз выстроила сама.
- Я просто хочу сказать, что... Я хочу... Хочу, чтобы и ты был моим. По-моему, так будет честно. - Наконец выдвигает свои требования куноичи и даёт волю чувствам, на мгновение пренебрегая голосом разума, что делается в её голове несколько тише. Она снова обхватывает его плечи и вместо того, чтобы продолжать отталкивать прижимает к себе и сама вместе с тем подаётся вперёд, ему навстречу. Целует. Настойчиво, но нежно. Не так, как в первый раз. Не так, как он. Без лишнего фанатизма, ведомая не сиюминутной страстью, а любовью.
- Я люблю тебя. - Шепчет куноичи и слова её звучат так отчаянно и печально, как не звучали из её уст именно эти слова ещё, наверное, никогда. Глаза предательски блестят, но слёзы раскрасневшихся щёк так и не обжигают. Сакура позволяет себе быть слабой совсем немного, прежде чем снова взять себя в руки, упорно не давая другим эмоциям помимо злости, что выпустила по средствам его меча, показаться. Ведь тогда он снова посчитает её глупой слабой девчонкой.
- Да, ты знаешь. - Напоминает сама себе и с губ срывается горькая усмешка полная самоиронии. Обнимает, а ладони за его спиной сжимаются в кулаки так сильно, что белеет кожа на костяшках пальцев. Да, она готова не жалея себя сражаться с его болью. Но так безнадёжно всё никак не может справиться со своей собственной.

+4

12

Та связь, что возникла с пылу, с жару, исчезла. Вместо неё по обыкновению вновь наступает холод и угрюмое настроение, которое вернулось сразу же, как только девушка от него отстранилась. Впервые на его памяти. Впервые Сакура говорит телом нет, хотя в обычное время всегда пыталась достучаться, а когда достучалась, то сама же оборвала любую возможность вновь соединить возниквшую связь. Сказать, что ему это не понравилось — лучше промолчать, но по обыкновению Саске пошёл ей на уступки, соорудив временно между ними стену. Опустив её вниз Учиха разглядывал девушку со всех сторон пытаясь понять чего она своей выходкой добивалась. Уж лучше бы молчала, потому что весь интерес завладеть телом девушки пропал, да и больше не было того возбуждения после их мимолетной драки. Прикоснувшись к губам, где Харуно так же по хозяйнически оставила на нем след, слизнул остатки маленькой капли крови. Привкус ее губ всё ещё оставался при нем и из-за этого было трудно находиться рядом и просто слушать её небольшой монолог, который казался ему бессмысленным отступлением.
Гром потихоньку начал угасать. Дождь попрежнему лил будто из ведра, а вот небо потихоньку окрашивалось в темно-серый  оттенок, захватывая своей тьмой все пространство и делая пещеру ещё мрачной. Логичнее было бы завести небольшой костёр посреди неё, но Саске не шевелился, а лишь внимательно слушал слова девушки, которая сама по необыкновению отстранилась от него. И ему это не понравилась, потому что брюнет не любил когда прерывают на самом интересном, но об этом он ни сказал не снова, боясь вновь упустить важный момент. Сакура пробудила в нём животное желание овладеть ею сполна, но своим разговором всё испортила. Этим она и раздражала. Впрочем, не в первый раз.
Её ладони упирались в его грудь, а он даже не почувствовал. Саске было трудно сосредоточится на чем либо, все его мысли были заняты идеальным телом девушки, которая по-прежнему настаивала на своём, полностью лишив любого шанса вновь к ней прикоснуться. И зря. От этого его гнев становился ещё сильнее.
— Больно, в смысле, первый секс...? — неуверенно проговорил Учиха, становясь таким же розовым, как и сама девушка. Все-таки в любовных делах он далеко не мастер, как никак полноценного опыта не было, но он не думал, что мог сделать Сакуре больно после первой совместной ночи. Да, он сказал это слово в слух совершенно не заботясь о последствиях, ведь давно уже вышли из того возраста, когда нужно стесняться при взрослых разговорах. Но заметив пунцовый взгляд куноичи Саске понимает, что сказал совсем не то. — А, так ты об этом. Не знал, что тебя сильно волнует мое отсутствие.
На самом деле знал. Знал и избегал, будто боясь причинить очередную боль и её слова дали тому подтверждения. Саске не мог смириться с тем, что больше не одинок. Серьезные отношения всегда большая ответственность, чей фундамент строится на доверии, которое легко оборвать, если являешься последним представителем своего клана или бывшим преступником, чье объявление поиска с собственным именем было развешано когда-то практически во всех деревнях. А Сакура, она другая. Всегда была доброй, постоянно излучала свет, который он не заслуживал и брюнет прекрасно понимал во что могут обойтись их отношения. Да и Сакуру из-за привязанности к нему враги могут использовать, как приманку, как единственную слабость против Учиха. От подобной мысли хотелось рвать и метать. Сложно быть счастливым, когда практически все могут быть против их отношений. Но смотря на неё ему становилось грустно, от того, что изрядно измучил Харуно, которая явно заслуживает лучшего. Интересно, задумывался бы он про отношения с ней, если бы не покинул деревню?
— Я... — начал было оправдываться Учиха, но так и не успев договорить. Сакура, которая, казалось бы, разрушила связь, сама же вновь вернула обратно, соединив свои губы с ним. Саске не понимал, что творилось в голове этой девушки. То она упрекает его, что пользуется её телом забавы ради, то отстраняется, то так же вновь целует, будто ничего не было. А он не знал, что и думать, ситуация накалилась до самого предела, несмотря на то, что от прикосновений вновь пробудился интерес к её телу. Наконец, когда она остановилась Учиха перевёл дыхание.
— Сакура. Чтобы дальше не произошло, теперь твоя очередь выслушать меня. — Мстителю порядком надоели  женские разговоры, после которых жутко начинала болеть голова, но он должен был тоже высказать ей, что успело накипеть за столь длительное время проведённое вместе. От близкого расстояния хотелось уже прикоснуться к ней совсем иначе, но вместо этого разрывает его, дабы перестать зажимать Харуно к холодной стене. Нет, он не потерял интерес к девушке, наоброт, Саске хотелось найти место поинтереснее и намного удобнее. — Я не любил тебя. Раньше. — поспешно добавил, когда заметил взгляд куноичи. — Но когда на тебя постоянно нападали и когда привыкал к твоему ежедневному присутствию  в моей жизни система режима одиночки дала сбой. Любой ценой я должен был тебя защищать, даже просил однажды Наруто об этом, сказав ему, что не смогу вновь потерять близких людей, как во время кровавой ночи клана. Потому просил о помощи и он тебя спас и когда ты узнала о том, что он тебя спас и тот взгляд благодарности ему... то я почувствовал некий странный укол ревности. А потом, ты сама знаешь. 
Отвернувшись в сторону Учиха разглядывал капли дождя с отрешенным взглядом, словно возвращаясь в прошлое. Не зная зачем он всё это затеял, ему хотелось, чтобы она знала правду, скрываемую годами.
— Потом я пытался убить тебя. Дважды. И сейчас могу, если бы было желание. Но я делал это не из-за ненависти. А из-за связи, которая вызывала слабость, давая ненависти трещать по швам каждый раз, когда ты напоминала о себе и своих чувствах. Я не понимал и до сих пор не понимаю, что ты во мне нашла, но благодаря этой связи я стал тем, кем есть. Ты и Наруто смогли меня вернуть из собственного кошмара. И я благодарен тебе, что всё ещё любишь такого проблемного меня, хотя не заслуживаю этого. Но я не могу. Не могу находиться долго в деревне и дело не в тебе. Я всё ещё боюсь, что однажды история с кланом повторится и тогда ты будешь в опасности. Из-за меня. Снова.
Замолчав буквально на секунду брюнет вернул свой взгляд в сторону Сакуры. Кажется, этим вечером он наговорился на несколько лет вперёд.
— Я и так твой. И только из-за тебя попрежнему возвращаюсь в деревню. Теперь ты точно знаешь всё.

Отредактировано Uchiha Sasuke (04-01-2019 20:16:11)

+6

13

«Сакура. Чтобы дальше не произошло, теперь твоя очередь выслушать меня.»
Сакура часто хлопает ресницами, широко распахнув изумрудные глаза, и не произносит ни слова. Кажется, даже сердце замирает, чтобы его оглушающий стук в висках не заглушал слов Саске. А куноичи уверена, что он хочет сказать что-то важное, пусть серьёзность, на которую она, вероятно, сама же вывела юношу своими речами, немного настораживает и даже пугает.
« Я не любил тебя.»
Неприятный укол где-то в области груди. И боль, кажется, мгновенно отражается на её взволнованном лице, потому как краем глаза глянув на неё, Учиха тут же добавляет.
«Раньше.»
Что ж, теперь ей легче и она хотя бы готова слушать, а главное слышать что-то помимо жестокого «не любил», которое уже несколько раз эхом отозвалось во вмиг опустевшей голове Харуно. Впрочем, всё, что сорвалось в итоге с уст обычно не особо многословного Саске и вовсе первые пару мгновений никак не могло уложиться у неё в голове. Он думал о ней. Всё это время она хоть и, быть может, лишь изредка, но появлялась в его мыслях. Даже тогда, когда он, казалось бы, раз и навсегда оборвал связи с деревней и её жителями.
Ещё немного и взволнованная его словами Сакура снова сокращает расстояние между ней и чуть отошедшим в сторону Саске. Ему, очевидно, несколько неловко от подобных речей, во всяком случае, именно так кажется Сакуре, что время от времени поглядывает на его напряжённое отнюдь не самыми приятными мыслями лицо. Воспоминания явно не доставляют юноше приятных ощущений. Ему ведь через столькое пришлось пройти. Оказавшись рядом с ним, вновь осторожно касается щеки, которую не так давно ранила, разворачивает его голову к себе и глядит так, словно одним лишь взглядом пытается произнести «Всё хорошо. Ты можешь рассказать мне. Я всё пойму.»
- Ты заслуживаешь. Лишь бы это делало тебя хоть немного счастливей. - В попытке включить таки своё девичье обаяние, что обычно хромает, причём сразу на обе ноги, особенно в обществе Саске, куноичи нежно поглаживает его по щеке, то ли в попытке успокоить, то ли доказать, что она рядом, а то и вовсе всё вместе. А зелёные глаза, внимательно глядящие в темноту его глаз напротив, тем временем снова поблёскивают во тьме пещеры, ловя последние слишком слабые лучи, садящегося где-то за пеленой туч солнца. Нервы таки сдают. Причём в момент самый не подходящий.
- Я… Я обещаю, что буду сильной настолько, чтобы иметь возможность защититься. Чтобы всегда оставаться рядом. - Для пущей убедительности Сакура кладёт ладони на его плечи, крепко сжимая, словно таким образом пытаясь доказать, что она рядом. А сама. Сама опускает голову, пытаясь скрыть слёзы, собирающиеся в уголках глаз. Так глупо. Столько держалась, чтобы в итоге дать волю чувствам, когда всё уже позади.
- Если это действительно важно для тебя, Саске. Я клянусь, что никогда тебя не оставлю. – Говорит чуть тише и негромко всхлипывает, понимая, что в итоге, очевидно, снова услышит что-то о том, что раздражает. Потому что, так или иначе, снова обратилась глупой плаксой. Но как тут не пролить слёз, когда слов Саске о том, что ему не всё равно она ждала едва ли не всю жизнь? Остаётся рассчитывать на понимание Учихи, а это, что греха таить, вещь весьма редкая, Хоруно даже не уверена, что она вообще существует. 
- А ты… Пообещай, что... Что бы ни случилось в твоих путешествиях - ты вернёшься. – Девушка тяжело вздыхает. Ей хотелось бы быть с ним как можно дольше. Не расставаться так надолго, но она не упоминает этого, ибо ей и без того кажется, что она потребовала от него, привыкшего к одиночеству сегодня слишком многого. - Ко мне. - Всё же осмелев, добавляет девушка.
- Погоди. Ты… Ревновал к Наруто? - Вдруг поднимает голову и, прекращая всхлипывать, глядит на него немного лукаво и вместе с тем удивлённо. Что ж, ревность Учихи определённо льстит и, ко всему прочему, распаляет в обычно робкой по отношению к его персоне Сакуре желание доказать, что ревность тогда была абсолютно беспочвенна. Ровно также, как и сейчас. Пусть иной раз у неё появляются ухажёры, она никогда и никому не стала бы дарить своё тепло, кроме него, до поры до времени старательно игнорирующего глупую Харуно. Девушка утирает спонтанные и совсем нежелательные сейчас слёзы тыльной стороной ладони. Она, в конце концов, давно не маленькая девочка, чтобы долго предаваться бесполезным рыданиям, пусть слова Саске и тронули до самой глубины души, дотянувшись до самых потаённых её уголков, что только перед ним слишком явны, лежат как на ладони.
- Зря. - Вмиг приблизившись к его уху, Сакура переходит на шёпот. - Я, конечно, люблю Наруто… Но как товарища и близкого друга. Более того, за то, что я имею возможность касаться тебя сейчас, я должна быть благодарна именно ему. – Харуно так и замирает, какое-то время не двигаясь, просто наслаждаясь тем, что имеет возможность чувствовать его такого тёплого, ощущать любимый запах, что свойственен только ему… Кажется, это называют феромонами. Не то, чтобы Сакура слишком разбиралась или просто верила в их «волшебную» силу, но запах Саске всегда сводил её с ума.
- Вот только моё сердце с самого начала принадлежало исключительно тебе. И не только оно. Теперь. Я ведь твоя, ты сам сказал. - Пусть, сначала всё это и казалось лишь нездоровым фанатизмом маленькой девочки, но, правда в том, что с самых первых дней образ Саске отпечатался в её сердце. Харуно до сих пор не знает, чем же на самом деле была вызвана эта странная, всепоглощающая любовь, что остаётся жива в ней и по сей день, пусть на неё не раз старательно покушались и сам Саске в том числе. Но факт остаётся фактом, она безумно влюблена в него, любя при этом и каждый его недостаток, коих, если задуматься, немало. Что ж, они оба не идеальны.
- Позволишь доказать? - Куноичи опускается чуть ниже и касается губами кожи на шее юноши, пытаясь вновь возбудить его интерес к её персоне. Уж теперь то, после сказанных друг другу слов ей многим спокойней, а потому девушка решается на отчаянные, кардинальные меры, пусть и мгновенно заливается краской, понимая, что, быть может, слишком откровенна в своих движениях.
Ладони скользят по его плечами, поглаживая их то требовательно, словно намекая на то, что ждёт от него ответа, то нежно, успокаивая, пытаясь сгладить недавний напряжённый разговор. Тонкими пальчиками расстёгивает верхнюю пуговицу на его одеждах, и чуть отгибает высокий ворот, пробираясь влажными губами ниже, к ключицам. Действует, Сакура, признаться, всё также спонтанно, по наитию. Потому что, на самом деле, не знает, как правильно, но искренне надеется, что Учихе хоть сколько-нибудь приятны её действия. Дабы таки увидеть его реакцию девушка на мгновение отвлекается и поднимает голову.
- Надеюсь, я не слишком напираю? – Игривая, почти коварная улыбка сменяется немного озадаченным выражение на пунцовом лице Харуно, а проворные ладони, что словно живут своей жизнью, скользят ниже, пока одна из них не сплетается с его, а вторая, минуя пустой рукав, в итоге не ложится на его грудь.

Отредактировано Uchiha Sakura (05-01-2019 00:46:33)

+5

14

Дождь всё так же барабанил свой музыкальный ритм, мешая прислушиваться к тому, что происходило снаружи. Опасность по-прежнему поджидала по ту сторону, однако это не мешало парню с чёрными, как цвет пламени Аматерасу, глазами. Ему было абсолютно всё равно на то, что их ждёт, если покинут скромную пещеру. Несмотря на холод, внутри пещеры обжигало настоящим теплом и все это благодаря девушке, чьи глаза все так же светились ярко в темноте изумрудно-зелёным светом.
— К тебе. — Повторяет её слова Учиха-младший самому себе не веря. Ему не хотелось её обманывать, да и он не обманывал вовсе, но быть всё время рядом для него тяжело. Привыкший к одиночеству Саске не хотел лишать себя свободы, тем не менее, признает, что допустит великую ошибку если в очередной раз бросит её. Не в этот раз. Теперь он будет рядом, не как товарищ по команде, а как её парень и от этой мысли ему хотелось улыбнуться. У него есть девушка. Любящая и постоянно ожидающая его девушка. Непривычно? Да. Пугающее? Тоже. Однако темноволосый взвесив все за и против, понял, что так будет лучше для них обоих. В конце-концов, зачем скрывать свои чувства, если они взаимны и так требовательно тянутся именно к ней одной. Зачем терять её раз за разом, а потом утопиться в собственной ненависти, когда внутреннюю пустоту можно заполнить чем-то другим. Кем-то другим. И это приятное чувство возникало где-то в груди, будто предательски выдаёт все настоящие мотивы. Мотая головой, брюнет терялся в своих мыслях, пока не почвувввовал прикосновения тёплых рук Сакуры. Девушка будто вкладывала в прикосновение свою душу, от которого тут же стало значительно теплее. Спокойно. Словно не было всех этих прожитых несколько лет без неё. Словно никогда не пытался убить ее раньше. Словно вернулся обратно домой.Мысль о том, что она будет защищаться намного лучше, успокаивало, но некая тень сомнения всё ещё не спадала. В конце-концов рядом с ней будет Наруто, а он, как друг уж точно спасёт Харуно от любых неприятностей, в случае его промаха. Или если снова попадёт в безумие. Однажды с ним уде было нечто подобное и ему хотелось всё забыть, стереть, потерять часть тяжелой биографии, которая, вероятно, останется навсегда в памяти и это тяготило мстителя.
— Ревновал. Немного, — с неохотой признаётся. Немного обескураженый её реакцией, понимает, что взболтнул лишнего. Заметив, как очередная слеза стекает по ее щекам Саске осторожно слизывает языком назойливые слезы, чтобы успеть это сделать раньше девушки. Его девушки. Привкус слезы отдавал немного солью, но ему понравился вкус. Все-таки ему непривычно находится в таком положении но мститель спустя столько лет впервые был счастлив и причина этого счастья была Сакура, чьи красивые волосы напоминали лепестки одноимённого дерева. — Да уж, если бы не усуратонкачи, то и я бы не смог прикасаться в ответ и честно говоря, мне нравится, что я чувствую. Просто... Нужно время, чтобы привыкнуть к этому. Чертов Наруто и тут поспел выделиться вперёд меня.
Небольшой легкий игривый смешок в сторону девушки напугал его самого. Когда он успел стать таким сентиментальным? От её прикосновений вновь захотелось завладеть ею, но уже по взрослому, как в ту ночь. Но делать это стоя чертовски неудобно.
— А моё сердце было занято болью и ненавистью. Надеюсь, что ты с нею ты больше не столкнкхешься. Не хочу причинять тебе боль. Больше.
- Позволишь доказать?
Удивленный внезапной переменой её настроения Учиха кивнул. И не пожалел, ведь всё, что делала Сакура в дальнейшем ещё больше разодорило его желание вновь взять её с новой силой.
- Надеюсь, я не слишком напираю?
— Нет, — всё так же игриво смеётся в ответ, отмечая про себя, что он не чувствовал больше раздражение. Вместо этого ему было хорошо, а это для него в новинку. Всё-таки любовь творит чудеса,  даже способна согреть холодное сердце настоящего мстителя. Заметив её стеснительность улыбка на лице стала ещё шире. Приятно, когда никто не мешаешь и можешь делать со своей половинкой всё, что угодно, даже не стесняясь пробовать новые горизонты. — Но ты торопишься. Подожди немного.
Саске с большой неохотой отстраняется от Сакуры, но не надолго. Освободившись от верхнего плаща, без которого холод мигом дал о себе знать, Учиха тут же накрыл его на землю. Понимает, что творит полную глупость, но не желает останавливаться. Видимо, атмосфера ночи придавала романтичную обстановку.
Внезапно дождь закончился и в этот миг стало тихо. Пожалуй, слишком тихо. Лишь только биение сердец барабанили так, будто устраивали рок концерт, а слушатели даже не обращали на это внимание, ровным счётом как и на выскользнувшего из кармана свиток из-за которого застряли в этой пещере.
— Вот теперь...
Недоговорив, Саске устремился вперёд, жадно прикасаясь к губам девушки. За все то время, которое они проговорили в пустую, он ждал этого момента, мечтал вновь без всякой принуждённости вкусить вкус её влажных губ. Призывает свободной рукой теневого клона и тот помогает расправиться с одеждой девушки, сняв с неё всё лишнее. Задержавшись на месте клон не спешил исчезать после проделанной работой, а стал пунцовым от привлекательного женского тела, коим обладала Харуно. Теперь уже два Саске не могли оторвать своего взгляда, но приревновав к самому себе, настоящий ударом в лицо уничтожает второго. Бережно положив девушку на плащ, Учиха продолжает любоваться её красотой. И почему он не замечал этого раньше? Глупец.
От приближения к ней пульс участился, а дыхание перестало быть ровным. Оказавшись с верху Саске прижимал девушку к своему плащу, тем самым полностью забоикадировав ей любую возможность выйти из его захвата. Странно, но для этого манёвра ему не понадобилась даже вторая рука, парень с лёгкостью справлялся одной. Своим коленом оказывается между ног девушки, в то время, как его тело прижимает её ещё сильнее. Нос черноокого мстителя соприкасался с её, а ртом ловил на себе её быстрое дыхание, которое усиливалось с каждой секундой от их соприкосновения. Учиха поймал себя том, что ему нравится быть главным в сексе, так он больше чувствует себя более увереннее в нынешнем положении. Перестав заигрываться наконец спускается ниже и языком проводит круги возле соска, тем самым дразня её. Да и ему самому хотелось ощутить их на вкус. Перестав играться, вновь целует её какой-то несвойственной силой. О, как же ему нравилось ощущать эту пьянющую власть над хрупким телом Сакуры и слышать стоны томных наслаждений. Саске давно уже понял, что потерял контроль над собой и вместо него главенствуют теперь давно подавившиеся эмоции. Ведь это именно они на протяжении несколько лет вынуждали его идти по дороге местьи. И именно они заставляют теперь с интересом изучать тело куноичи, которая, впрочем, не подавала возражений.
— Вот, намного лучше.
После сказанных слов раздвинул коленями ноги девушки по шире, после чего вошёл в неё до конца делая это небольшими толчками, стараясь не совершать резких движений. Зажав ладонь Сакуры своей, он продолжал двигаться внутри девушки, при этом не переставая покрывать её поцелуями, чтобы заглушить громкие стоны. Не веря тому, что делает это снова именно с ней Саске надеется, что это не иллюзия, а взаправду.
— Теперь ты точно моя, будущая Учиха.

Отредактировано Uchiha Sasuke (05-01-2019 22:49:10)

+6

15

В сердце Сакуры распускаются цветы, несмотря на то, что солнце давно уже скрылось за горизонтом. Эти прекрасные бутоны согревает нечто иное, чувство, что сегодня особенно ярко. Чувство, которому позволили существовать и что наконец встретило взаимность. Быть может, как юноша Саске мог посчитать их беседу бесполезной, но для Сакуры просто знать, что возлюбленного действительно волнует её персона дорогого стоит. Именно осознание этого придаёт Харуно сил и уверенности. Теперь они смело могут двигаться дальше. Вместе.
Тонкие пальцы скользят по его спине, время от времени забираясь под одежду и обжигая прикосновениями его кожу. Ей, признаться, всё ещё немного неловко, но при этом крайне хочется продемонстрировать Саске, что она может куда больше, чем просто краснеть, поддаваясь ему. Неумелые, но довольно целеустремлённые действия Харуно вдруг обрываются. Саске отстраняется от неё, а сердце снова уходит в пятки от такого непостоянства. Он просит подождать. Намекает на то, что она поспешила. Неужели снова? Она сделала что-то не так? Или же он вдруг понял, что на самом деле, о ужас, совсем не желает близости с ней? Перебрая в голове все возможные варианты развития событий, Сакура не замечает, как Учиха скидывает плащ и расстелив его на земле вновь оказывается рядом.
Дождь стихает, а через мгновение и вовсе прекращается, погружая двоих в чарующую ночную тишину. Сакура всё ещё нервничает, но его тепло успокаивает в ней порыв волнения, а очередной поцелуй теперь уже по его инициативе и вовсе прогоняет все сомнения прочь. Не разрывая сладкого, жадного прикосновения губ, она пятится назад, к ткани, заботливо разложенной на камнях и вдруг понимает, что спиной упирается во что-то, а если быть точнее - в кого-то, ибо препятствие оказывается на удивление тёплым, а вскоре и вовсе одной рукой бессовестно принимается расстёгивать её одежду, да стягивать с плеч.
Следом за кофтой довольно скоро отправляется бюстгальтер, освобождая небольшую грудь, которой она довольно быстро, под давлением стеснительности, прижимается к всё также жадно целующему Учихе, а клон, как успела подметить Харуно краем глаза, то действительно был лишь призванный Саске клон, кажется,  и не думает останавливаться на достигнутом, потому как уже в следующую секунду чужая ладонь всё также откуда-то сзади миновав линию талии, касается упругого живот девушки, да расправляется с ширинкой, стягивая вниз штаны, из которых девушка уже сама ловко вышагивает, так и оставляя где-то на холодных камнях, ещё крепче обнимая плечи настоящего Саске.
Когда же дело доходит до последней части одежды оставшейся на миниатюрном девичьем теле, Харуно не противится, но после, уже не грудью, а всем телом прижимается к Саске, пока тот в итоге не укладывает её на плащ, замирая над обнаженным телом и избавляясь вместе с тем от клона, довольно жестоко, стоит заметить.
Он прижимает её плотно, настолько, что камни прямо под импровизированным ложем упираются в спину, немного неприятно, но она не против, ей плевать, пока он рядом, пока его ставшее вдруг тяжёлым и неровным дыхание нежно касается кожи на её шее. Прижимаясь ближе в ответ, словно утверждая, что теперь то уж точно никуда от него не денется, Харуно ощущает его возбуждение, что сродни её собственному едва ли способно оставаться под контролем. Впрочем, Саске держится отнюдь не плохо, переходит к делу не сразу, пытаясь, судя по всему, ещё больше распалить девушку. Его губы спускаются ниже, и задерживаются на уже и без того возбуждённой одним лишь предвкушением грядущего груди. Тяжёлое дыхание девушки срывается на первый стон. Она плотно смыкает губы, но в ночной тишине её голос всё равно раздаётся довольно громко. Грудь под ласками юноши вздымается часто и неровно, пока тот не отступает, чуть сбавляя обороты.
Недолгая заминка, во время которой Сакура пытается отдышаться прерывается, когда усилиями Саске девушка чуть шире разводит ножки, позволяя ему сделать то, что он собирается.
На сей раз Учиха входит многим нежнее и Харуно не может не отметить этого. Ей всё ещё немного больно, в конце концов, опыт в этом деле у неё был всего один и тот целый месяц назад... С ним. Но, так или иначе, девушка поддаётся ритмичным движениям, пусть первые пару мгновений напрягается, несколько усложняя процесс. Стонет громче, многим громче, чем до этого, но поцелуи заглушают её звонкий голос, впрочем, когда Саске чуть отстраняется от её припухших губ, Сакура стоически сдерживается, лишь время от времени, отвечая на импульсы, скользящие по всему телу протяжными вздохами.
- А ты... - «мой» так и замирает на губах, ибо фразы, опешившая Сакура, закончить не успевает. Слова, произнесённые Учихой как бы невзначай заставляют сердце биться чаще, хотя, казалось бы, это уже попросту невозможно. Разум, опустевший, одурманенный ощущениями, что и сейчас, признаться, мешают трезво размышлять, вдруг посещают тысячи различных мысли, да всё об одном.
- П-постой... - Короткая пауза, ощущения крайне несовременно набирают обороты, мешают говорить.
- Что... Что ты... - Дыхание обрывается. Говорить прямо сейчас до невозможного тяжело. Сакура уже готова попросить его остановиться, лишь бы он всё-таки объяснил сказанное, что оказалось крайне важным для Сакуры, но очередной импульс от низа живота проскользивший к груди и дальше, переубеждает её и в следующую секунду она уже готова просить его не останавливаться, но всё же.
- Чёрт... - Выдыхает у его уха девушка и всё-таки пытается продолжить говорить.
- Так, что ты... Хотел этим сказать? - Девичье тело вздрагивает и выгибается ему навстречу. Сакура забывает о боли, что по-прежнему имеет место быть и вновь берёт себя в руки. Это ещё далеко не конец. Решил завершить начатое, помимо верхней пуговицы на одежде темноволосого, Сакура расстёгивает все остальные, распахивая рубашку, но не снимая до конца, предположив, что для этого здесь довольно прохладно. С некоторым интересом она разглядывает его, чем, вероятно, могла бы смутить, а после таки решается коснуться.
Ладошки неумело, но уверенно скользнув на середину груди, расходятся в стороны, хаотично блуждая по телу. «Тёплое». Подмечает про себя Сакура, переместившись проворными ладонями на спину, под ткань одежды. Не долго раздумывая, что бы ей и самой сотворить, девушка вновь принимается покрывать поцелуями его шею, на сей раз не так нежно время от времени прикусывая на удивление тонкую кожу. Руки тем временем тоже не теряют зря времени. И если до этого они просто нежно, почти невесомо поглаживали спину Учихи, то теперь пальцы не щадя впиваются в кожу, вероятно оставляя царапины.
- П-прости. - Понимая, что могла сделать больно своим вдруг пробудившимся неистовым напором, Харуно останавливается, а ладони вновь медленно, словно не решаясь до конца отпустить, опускаются на ткань его плаща, всё также судорожно сжимая уже его.

+6

16

Он словно находился в прострации. Перед взором была только Сакура и её манящее тёплое без одежды тело. От её прикосновений ударивало электричеством, что стало почти необходимой привычкой. Оказывается все это время не только Саске изучал куноичи, но и она прожигала его взглядом не хуже огня, так же руками проводила по торсу, от чего возбуждение становилось невыносимо сильным. Учиха хотел её. Хотел взять всю, полностью без остатка. Им двигала страсть, которая понемногу убивала ненависть внутри, заменяя собой. Или наоборот, ненависть переходила в страсть, которой, казалось, никогда не было, однако, эта девушка противоречит всем тем принципам, что воздвиг на главную полку своих приоритетов. Она сломала его. В нем больше не было той злобы, не было того отчаяния, желания мести. Перед ней он был словно обычный влюблённый мальчишка позабывшей о своём прошлом. Рядом с ней он спокойно говорил откровенно и из-за неё он впервые почувствовал близость двух тел. Теперь он попросту не может без этого жить.
Её стон эхом отзывается со всех сторон и без того в тихой пещере, от чего Учиха со смехом продолжает заглушать касанием  губ девушки. Языком старался двигаться менее грубо, чтобы Сакура могла хоть как-то дышать, но Саске не давал ей расслабиться. Харуно словно дикая кошка оставила на нем след своими ногтями и брюнету понравилось её острое прикосновение. Это не сравнить с недавней дракой, на которую сам же развёл, но наслаждение от этого было близко к настоящему экстазу. Впрочем, у него вся ночь впереди, чтобы полностью насладиться Сакурой и наконец удовлетворить потребности, которые каким-то образом появились, стоило только заняться с любимой девушкой сексом. Легкие покусы в шею Сакуры доводили до дрожи. Черноокий уже и не припомнил, когда ощущал настоящую расслабленность от одной лишь близости, но он бы хотел, чтобы в этот момент время замерло и продолжалось целую вечность. Однако, вечность понятие растяжимое и не выполнимое, если ты, конечно, не Орочимару, поэтому Саске довольствовался этим моментом, брать с него абсолютно всё возможное.
— Это... второй раз.. наш. — Из-за усиленных движений говорить давалось с трудом, да он и не желал общаться в такой волнительный момент для них обоих. Но стараясь сбавлять темп Саске расслабился от переизбытка нахлынувших эмоций. А ведь в самом деле, первый секс прошёл ровно месяц назад. И как в тот раз начали после встречи. Сейчас ситуация немного иная, тем не менее чувства с того раза лишь только усиливались сильнее. Впредь он не будет играть на людях, избегая её, пока находился в деревне. Ради таких моментов хотелось быть рядом с ней, дабы не упустить возможность вновь прикоснуться к манящему женскому телу Харуно. В ней ему нравилось всё: уютное изгибающее тело под его напором, небольшого размера грудь, идеальные ровные волосы, красивые зеленые глаза. По правде говоря, грудь его меньше всего волновало на данный момент, но вкус соска определенно оставил после себя приятное после вкусие. Перестав целовать и двигаться внутри твёрдым органом, Саске небольшую секунду отстранился от девушки, чтобы раз и навсегда решить один важный вопрос, который, кстати, мучил и его тоже с тех пор, когда вернулся обратно в Коноху. — Может, я поспешил. Но мне бы хотелось и в будущем так же прикасаться к тебе без всякого стеснения на людях. Чтобы все знали, что ты моя девушка. Потому что только с тобой я хочу возродить клан Учиха и только тебя я хочу видеть своей женой.
Возможно, через чур откровенно. Или он действовал под давленем возбуждения, но уже было поздно и слова не вернуть назад. Да и зачем, когда в действительности перед ним была очень сексуальная девушка, с которой не грех было можно возродить мертвый клан. А если быть более честнее, внимания других девушек ему не к чему. Постоянно мельтешили перед глазами в надежде, что юный мститель обратит на них внимания. Саске никогда не понимал, что девушки находили в нем — в холоднокровном убийце и предателю деревни. Порой это даже выводило из себя, однако с Харуно всё иначе. Она всегда смотрела намного по-другому, а когда повзрослела всё равно не изменила своим детским убеждениям. Поэтому только она сейчас находилась под ним, а он наслаждался от её исходящего тепла. Вновь посмотрев её тёплые глаза Саске прекрасно видел, что она боялась потерять его. От притяжения накалялась атмосфера, а после необдуманных прикасаний стёрлись все преграды и уже давно. Остались только те, которые построил их сам, но после проникновения в тот же  час  все разрушил.
Следующий поцелуй показался ему закрепительной частью их странных отношений. За все годы отсутствия, молчания, напряжения, подавления эмоции и недосказанности — были высказанны в этом настойчивом соединении губ. За этот вечер уже не первый, но в этот раз он был особенным, будто закрепления нового союза Харуно и Учиха. Ему абсолютно плевать  на гордость Саске не бросался словами на ветер, когда говорил о будущем Сакуре и её реакция ему определенно понравилась. Языки переплелись в порочном танце, будто стараясь не уступать своему партнёру. Учиха хотел победить, потому вновь прикусил ей губы, а после спустился вниз, создавая дорожку из одних поцелуев, после которых оставлял след в виде засоса теле. Вдруг остановившись возле грудей, кусает одну из них да так, что оставил небольшую каплю крови. Саске слизал её с неким животным интересом. Вот так вот просто, без всяких прилюдий. Ему хотелось ее всю и сразу, а больше всего черноокий мститель хотел опробовать её не только укусами, но и прикоснуться к самому интересному. С большой неохотой вынимает детородный орган, отмечая про себя, что не прочь потом вернуть его обратно, спускается губами вниз и останавливается возле неё набухшего клитора, после чего с интересом разглядывает. И только когда воичу нагляделся на прекрасное, касается пальцами стенки клитора девушки и нежно ласкает, стараясь делать аккуратно, дабы не напугать девушку внезапной переменой. Закончив ласкать пальцами, пробует его на вкус, но уже касается губами. Двигаясь внутри языком, Учиха, в этот раз, перестав церемонится набирал скорость, доводя её тело до напряжения. Закончив изучать со всех сторон и слизывать возникавшую в теле девушки жидкость, вновь входит в неё с особой резкостью чем раньше. Чёрные, как уголь глаза смотрели на девушку хищным взглядом. Член так же продолжал проникать в неё, намного грубее, сильнее, без всяких излишеств. Она снова изгибалась как кошка поддаваясь его движениям. Казалось бы их прикосновения длятся целую вечность, но ему этого было мало. Животный инстинкт, что возник от их союза ещё не угас, а она сводила его с ума. Учиха никогда не был в подобном состоянии. Секс с любимой девушкой не сравниться даже со сражением против заклятого врага. Однако, не смотря на это Сакура была его тем самым врагом, но победу в этой битве в этот раз досталась ему.
— А что если... —нерешительно протянул Учиха, но всё равно создал свободной рукой теневого  клона. Снова. Не останавливаясь Саске двигался беспощадно. Его прельщало мысль о том, что он у неё первый, кто так жадно поедал её тело. Стоны нарастали с удвоенной силой и пока он продолжал двигаться внутри, второй клон с неодолимым желанием зажал правуюгрудь девушки, в то время, как настоящий Саске зажал другую. Всё же, хоть он и привык действовать одной рукой, вторая для таких вот моментов катастрофически необходима. И не только для этих моментов.
— Не сопротивляйся второму, тебе понравится.
Заметив её взгляд полного удивления мститель загадочно усмехнулся, предвкушая небольшую игру, которая определено сведёт с ума Сакуру. Имеет право, ведь она первая начала его дразнить, вызывая в нем непривычное чувство похоти.

Отредактировано Uchiha Sasuke (06-01-2019 22:59:08)

+6

17

Пожалуй, впервые на самом деле Сакура совсем не знает, что сказать. Да и говорить в принципе проблематично. Несмотря на то, что Учиха сбавил обороты, вновь выровнять сбивчивое дыхание, унять дрожь в почти ослабшем от его напора теле удаётся с трудом и отнюдь не сразу. Его слова трогают да самой глубины души, но... Почему они звучат так, словно ей, не иначе, только что сделали предложение?
Девушка с щеками и без того горящими алым румянцем заливается краской, но вопросов лишних не задаёт. Пока что... Они обязательно вернуться к этому позже, когда затормаживающая все мыслительные процессы похоть не будет помехой для очередного серьёзного разговора. Уж Сакура позаботится об этом. Больше она не отпустит от себя Учиху Саске без объяснений. А пока... Пока его губы снова накрывают её, подтверждая их союз и убеждая Харуно в серьёзности слов, которым она так отчаянно и без того хочет верить. Однако поцелуй не длится долго. Прикусив нижнюю губу Харуно, что вновь протягивает к нему руки и обвивается вокруг шеи, юноша спускается ниже, ведя по телу дорожку из совсем не щадящих поцелуев, оставляя на нём чуть заметные синяки. Останавливается у крайне возбуждённых грудей и совсем не нежно одаривает вниманием и их, снова пуская в ход зубы.
- С-Саске... - Стонет его имя почти умоляюще. Перестарался. Или же всё это таки сделано специально? Судя по его хищному взгляду этот вариант вполне вероятен. Боль разливается по телу и с приоткрытых губ на выдохе срывается хриплый возглас, эхом рикошетя под каменными сводами пещеры. Сакура морщит лоб и плотнее сжимает его внутри, после чего боль отступает, оставляя на своём месте нечто намного более приятное.
Саске останавливается, а его губы спускаются ниже, словно изучают каждый сантиметр тела куноичи. Поцелуи всё такие же грубые покрывают живот и останавливаясь у самого пикантного места вдруг прекращаются. Сакура невольно сжимается, но за этим ничего не следует. Саске просто смотрит на неё, а она, осознав куда он таки устремил свой взор вдруг начинает не на шутку паниковать.
- Это, знаешь ли, немного смущает... - Харуно, почувствовав себя максимально неловко под его уж слишком внимательным взглядом, пытается свести колени вместе, дабы хоть чем-то прикрыться от пристального взора Учихи, но не успевает, потому как в следующее мгновение ощущает довольно нежное, но вместе с тем уверенное касание. Чуть приподнятые в попытке соединиться ноги девушки так и замирают на месте. Смущённая Сакура закрывает глаза и отворачивается в сторону, пытаясь не думать о его пронзающем взгляде, что со странным любопытством наблюдает за тем, как его же собственные пальцы ловко вызывают в ней отклик каждым, даже самым невесомым касанием. За тем, как она сама невольно двигается навстречу его сводящим с ума ласкам.
Саске действует на удивление умело и будь Сакура способна хоть сколько-нибудь здраво размышлять, наверняка задумалась бы о том, сколь же часто до этого момента ему предоставлялась возможность доставлять вот так вот удовольствие девушкам. Говоря чуть конкретнее, Сакура бы, вероятно, захотела поинтересоваться у Саске об опыте, но едва ли задала бы этот вопрос вслух. Впрочем, в итоге она даже не задумывается об этом. Сомнениям попросту не находится места в её полностью поглощённом их близостью разуме.
Вдруг девушка ощущает как что-то щекочет внутреннюю поверхность бедра и лишь позже осознаёт, что то тёмные волосы возлюбленного, что дразнит её, то доводя почти до самой вершины наслаждения, то отпуская, но отнюдь не позволяя расслабиться, а оставляя безвольно вздрагивать охваченное возбуждением тело и почти желать просить его о продолжении, что должно будет принести долгожданную разрядку.
Касания его, тем временем, становятся довольно... влажными? Саске словно возобновляет поцелуи, сосредоточившись при этом исключительно на одном месте, подобное внимание которого доводить куноичи до экстаза. Сакура стонет, выгибается и более не пытается сдерживаться, ко всему прочему, она таки открывает веки и глядит на старания Учихи задыхаясь, и жадно хватая ртом воздух. Снова ловит себя на мысли, что ей крайне льстит ещё и то, что Саске в конечном счёте так старается, дабы она почувствовала себя на вершине блаженства. Но думы вновь обрываются. Спазмы в самом низу живота становятся чаще, сильнее, а голос Сакуры всё громче звучит под сводами укрывшей двоих пещеры.
- Саске... Ты слишком... я... - К огромному удивлению способность складывать звуки, слетающие с губ в слова всё ещё остаётся при ней, но на этом, пожалуй, и всё, так как разумной фразы, значащей хоть что-нибудь сложить так и не удаётся, а потому остаётся рассчитывать лишь на то, что Саске и без дополнительных разъяснений поймёт, что имеет в виду Харуно. Благо, на помощь ей приходит язык тела, что всё чаще вздрагивает и прогибается, пока, наконец, не вытягивается подобно натянутой струне и не замирает на мгновение, одновременно с тем, как Сакура издаёт, пожалуй, самый протяжный за этот вечер стон.
Саске завершает своё действо почти одновременно с этим, ещё совсем чуть-чуть играя с её обострёнными до предела ощущениями после, но так и не даёт Сакуре полноценно расслабиться, входя на этот раз более резко и грубо. Не удивительно, что юноша решает продолжить, ведь он то ещё не насытился их близостью в полной мере, так что Сакура предполагала подобный расклад, хотя предположения эти не слишком то помогли в конце концов справиться с новой волной возбуждения.
Ладонь Учихи по-хозяйски ложится на грудь, а он заговорщицки глядит в полуприкрытые зелёные глаза, в то время как вторая рука вновь откуда-то из-за спины также смело касается второй груди. И Сакура поддаётся. Но лишь на какое-то время... Ей невероятно приятны эти касания и Учиха, наверняка, знает об этом, тайно рассчитывая на окончательную победу и полную капитуляцию проигравшей стороны, но не тут-то было. Желая показать, что и она всё ещё способна на борьбу, Сакура собирает волю в кулак, причём, во всех смыслах и заряжает клону, попадая при этом, кажется, в место довольно любопытное. Тот, как кажется девушке, даже на секунду корчится от боли, прежде чем исчезнуть.
- Двое на одну? Нечестно... - Отмечает Харуно и приподнимается, оказываясь в итоге в сидячем положении и чуть толкая Саске в грудь, вынуждая лечь на расстеленный им же плащ, в итоге оказываясь сверху. Теперь уже она руководит процессом, теперь куноичи чуть приподнимается и опускается, позволяя ему двигаться внутри её тела. Ладони её вновь принимаются скользить по обнаженной груди, но теперь уже более требовательно и решительно, а губы вновь чертят дорожки на шее и ключицах, изредка спускаясь немного ниже, словно в отместку дразня Учиху.
- Скажи, Саске... что... мне сделать, чтобы в итоге... ты снова не решил... сбежать от меня?

+6

18

Что-то кольнуло. Где-то внутри будто разрывалось на части ноющее сердце, желая выпрыгнуть наружу, чтобы не мучиться от всего происходящего. Её прикосновения всё ещё сводили с ума, а он не мог насладиться ими сполна. Кусая её, изводя её, дразня её — всё это вместе имело нечто важное значение для них обоих и только от одних подобных мыслей тело предательски бросало в непривычную дрожь. Он уже не первый раз занимается с ней любовью, не первый раз касается в запретных местах, но всё равно не может привыкнуть постоянному нарастающему возбуждению от одних её синхронных движений. Сакура уже в который раз напоминала ему дикую кошку, которая в этот раз поймала избранника в свои сети. Лишь только сейчас Саске ощутил насколько допустил сильную ошибку, когда предлагал куноичи быть вместе. Видимо, волна нахлынувших эмоций отпустила в тот же миг, когда мужчина вспомнил о своём долге, но задурманенные мозги продолжали твердить о том, что так было нужно, так было необходимо им обоим. Целый месяц он избегал её и в тоже время почти каждый вечер его мысли возвращались к ней. С того дня, как их тела соприкоснулись первый раз их мир изменился. Сакура перестала казаться простой, скромной девушкой. Она перестала быть товарищем по команде. Вместо этого девушка надолго засела в его голове не желая уступать кому-нибудь своё законное место. И когда всё долло до точки невозврата, держаться больше не было сил.
Покидая деревню Саске обещал, что не тронет её. Обещал, что никогда не позволит вновь причинить ей боль, как тогда, когда пытался убить. Благо, его остановили, иначе всему будущему пришёл бы конец. Как и ему самому. Но это совсем другое. Он не должен был позволить себе раствориться в её зелёных глазах, когда вернулся в деревню в первый же день. Тогда мысли были одурманены запахом алкоголя, а сейчас что? Что двигало им сейчас? Почему вновь оказался на девушке верхом и чувствует вкус её губ? Как же ты жалок, Саске. Обращаясь мысленно к себе, шиноби скрытого листа старался абстрагироваться от глупых разговоров с самим собой в голове, когда тело девушки всё так же по-прежнему извивалось под его движения. Не сейчас.
Собственное имя эхом рекошетило в стенах пещеры и то, как простонала после этого девушка, завело черноокого мстителя ещё больше. Завело до такой степени, что уже невозможно было остановиться и все разумные мысли улетучились куда-то в даль. О них он подумает обязательно позже, не о чем было жалеть сейчас. Прошлого не вернуть, а время не остановить. Сейчас волновала только она и её дыхание внутри рта, которым хотелось насладиться намного больше, но даже у любви есть свой предел, однако у них всё ещё достаточно времени, чтобы закончить начатое до наступления рассвета. За всё это время Саске не думал о чувствах Сакуры, он просто овладевал ею так, как ему было угодно и ни разу не задумывался об удобстве. Но смотря на наслаждения девушки понимал, что все его переживания были на данный момент неуместны. Они должны были это сделать. Должны были вновь ощутить друг друга, потому что ему было это необходимо ровным счётом так же, как и ей. Мечтая о ней целый месяц Учиха ненавидел себя за эту слабость. Он не должен был переступать черту. Не должен был всё сводить лишь к одному желанию, которое было взаимным и от которого теперь так просто не избавиться. При любой встрече с девушкой Саске непременно захочет вновь поигратться с ней, а она не откажет и черт, она будет как обычно права во всем. Всё, что он делал было неправильным. Даже выполнять задание вместе было неправильным, потому что нарастающее напряжение выходило за рамки до зволенного и миссия давно уже позабыта. Невольно вспомнив правила, Саске ощутил некую боль внутри, которая тут же растворилась, заменившись на новый наплыв эмоций из-за Сакуры. Тем не менее, два главных правила всё же сумели проскочить в мысли, из-за которых позволил себе отвлечься и потерять контроль после призыва клона.
Правило 25. Шиноби не должен проявлять своих чувств.  Правило 4. Шиноби никогда не должен забывать о миссии. Чтож. Я никогда не действовал по правилам мира шиноби и постоянно их нарушал, так почему же вспомнил о них сейчас?
То, как Харуно ловко расправилась с его клоном вызвало лёгкое замешательство. Через секунду Учиха оказался загнанным в собственную ловушку из которой почти не было шанса вырваться обратно — девушка решительно напала на него сверху, тем самым одержав свою славную малую над ним победу. Теперь она уже не была его музыкальным инструментом, которым он игрался, когда соприкасался пальцами. Вместо этого она руководила процессом от чего Учиха почувствовал странное раздражение. Саске не нравилось, когда им командовали. Все свои действия он привык выполнять сам, а когда дело касалось интимной близости, то любил изводить тело девушки по-своему, не требуя каких-либо возражений. Будь сейчас другая ситуация, он бы никогда не позволил Сакуре одержать над ним полный контроль, всё так же продолжая нападать, доводя до кульминации. Однако, несмотря на это ему определенно нравились её неловкие движения и розовый румянец на лице. Она чувствовала себя неловко и в отличие от него часто напоминала об этом, а он всё это время действовал интуитивно, несмотря на то, что разумные мысли внезапно стали о себе напоминать.
— А быть сверху, по-твоему, честно? — Всё так же игриво отвечает ей, стараясь тщательно скрыть своё раздражение после поражения. Тем не менее, наследник некогда великого клана позволил неумелой куноичи извиваться над ним, так как ей хочется. В конце-концов, когда ещё Сакура сможет одолеть его? В битве? Определенно нет. Усмехнувшись своим мыслям, Саске наблюдал за ней, как она неловко нависала над ним сверху и позволяла его члену прогибаться под ней. Его не на шутку возбуждали неуклюжие движения напарницы, которые с каждым разом доводили до безумства. Лишь оказавшись снизу Учиха осознал в насколько нелегком положении они оказались. Всё-таки это не удобная тёплая постель в его доме, а настоящая холодная пещера. Но из-за родственного огня в собственной душе Саске не чувствовал сильного холода, а что на счёт было Сакуры?
Невольно взгляд мужчины опустился до грудей, которые так же нависли над ним сверху и показались перед самым лицом во всей красе. Сглотнув, Саске еле сдерживал себя от необдуманных решений, потому что разумные мысли вновь покинули его в тот самый момент, когда девушка оказалась сверху.
— Тебе не надо ничего делать. — Простонал Учиха, устав бездействовать. Ему хотелось, чтобы она продолжала кричать именно от его властных движений, а не наоборот. Схватив девушку за ягодицу, своей рукой Саске усилил её движения, а сам слегка приподнялся, чтобы накрыть каждуюгрудь поцелуем. — Я почти на пределе, но не готов отпустить просто так.

Отредактировано Uchiha Sasuke (12-01-2019 16:26:45)

+4

19

Покрывая то нежными, то страстными и требовательными поцелуями шею и плечи Учихи Сакура, признаться, увлекается, но не прекращает движений, всем телом ощущая его возбуждение, что на ряду с её собственным было близко к кульминации, однако вновь подняв взгляд зелёных глаз на лицо возлюбленного Харуно отмечает на нём то, чего, учитывая обстоятельства, там быть вообще попросту не должно - задумчивость. Каким бы пикантным не был момент, как бы сложно не было сейчас, уж Сакура то понимает, ибо сама с трудом мыслит о чём-то кроме близости двух тел, однако Саске, как кажется девушке, вдруг серьёзно задумался о чём-то и это не могло не заставить волноваться Сакуру – такую паникёршу в плане их непростых отношений. Впрочем, девушка пытается сделать вид, что не заметила этого… Прогоняет овладевшее всё чаще сжимающимся сердцем волнение, но у неё не выходит. Потому что стоит только Сакуре подумать о том, что что-то снова может пойти не так и ей вдруг делается невероятно, почти до дрожи страшно.
- Что-то не так? - Нависая над ним Сакура глядит внимательно и задаёт вопрос прямо в лоб, но её проницательность разбивается о стену его отчуждённости. Теперь и в её глазах читается некоторая сознательность, более того, взволнованность, а их не прерванное всё ещё занятие любовью вдруг становится каким-то пресным, к счастью, всего на мгновение. Сакура не позволяет мыслям и волнениям мешать им. Только не сейчас.
- Неважно. Не говори мне… Не хочу знать сейчас. - Вдруг, не позволив Саске и слова сказать, вновь вступает Сакура и для пущего эффекта впивается в его губы, чтоб уж наверняка не позволить ему произнести хоть что-то, что могло бы обременить очередной сердечной тяжестью обоих.  Возможно, действия Сакуры глупы. Возможно, заподозрив что-то неладное, ей следовало сразу же прервать всё то, что происходит между ними. Запретить ему касаться податливого, словно горячий воск тела. Но она уже не может остановиться, да и не хочет. Пусть всё идёт так, как идёт.. Пусть хотя бы этой ночью всё будет так, словно они действительно вместе. Словно он нужен ей, хотя так и было всегда, словно и она нужна ему, в чём, на самом деле, всегда сомневается Сакура. Боль не впервые пронзает грудь, стоит ей только задуматься об их отношениях, коих, если задуматься, и вовсе нет. Кто они друг-другу? Товарищи? Но разве товарищи бывают столь близки друг с другом? Разве касаются друг друга до дрожи во всём теле, до приятных блаженных мурашек? Возлюбленные? Тоже вряд ли. В конце концов, их близость столь редка, что стала для Сакуры своеобразной роскошью, от которой не хватает сил отказаться, пусть и стоило бы. Впрочем, Сакура не сомневается в своих чувствах для того, чтобы даже после долгосрочной разлуки назвать Учиху своим возлюбленным. Что ж, тогда вопрос остаётся за малым… Кто же, в таком случае, она для юноши, что безжалостно играет с её телом и душой. Кто же она для того, кому без сомнений позволяет быть столь жестоким по отношению к себе? Никто..? Просто возможность снять напряжение? Больно. Снова. Собственными мыслями Сакура доводит себя же, не отрываясь от его губ, пока не замечает, что поцелуй приобретает вкус соли. Рассчитывая, что он не заметит того же, Сакура отрывается от его губ и плотнее прижимается, пряча лицо на его плече от него же. Так странно, Сакура даже не заметила, как боль стала столь нестерпима, что слёзы невольно брызнули из глаз.  Это неправильно, ей нужно прекратить мучить саму себя и его, всякий раз убеждая в том, что они могут быть вместе, если захотят. А что если он не хочет? Что если она решила так, взяв в расчёт лишь собственные эгоистичные желания, додумала всё за него? Не оставила выбора? Размышления заводят Харуно всё дальше и ей становится только хуже, но держится она стойко, не поднимая лица, не позволяя их близости прерваться из-за такой мелочи, как внезапно одолевшие её домыслы.
Плечи девушки вздрагивают, однако трудно сразу сказать виной тому возбуждение или же сдерживаемые слёзы, что вопреки её желанию всё ещё катятся по щекам.
Лишь ладонь, по-хозяйски ухватившаяся за ягодицу, возвращает её в реальность, в которой всё, выглядит отнюдь не так плохо, как она себе напридумывала, но что, если это только видимость?
- А разве ты… Всё время не был сверху? Не считаешь, что иногда нужно… менять роли? – Сакура пытается звучать непринуждённо, игриво, словно флиртуя с ним. Не нужно ему сейчас знать, что вдруг обременило её думы. Ровно также, как и ей не нужно знать, что потревожило его. Во всяком случае, ровно до тех пор, пока всё, что происходит между ними не закончится.
Саске отстраняет её от себя и чуть приподнимается, покрывая поцелуями грудь. Слишком сладко, настолько, что, кажется, даже боль сковавшая сердце временно отступает.
Он утверждает, что не собирается «отпускать так просто»… Но то, что Сакуре почти удалось целиком овладеть его ощущениями - уже становится её маленькой победой. Она отворачивает лицо в сторону, прикрывает, наверняка, покрасневший глаза и выглядит, это, верно, весьма странно, но ей всё равно. Лишь губы не без усилия расплываются в лукавой улыбке.
- Ты что-то задумал? – Ощущая его возбуждение Сакура и сама поддаётся, её словно прошибает электрическим током, ощущения возвращаются. Давно пора. Без всяких сомнений она двигается ему на встречу к их, на сей раз общей, кульминации. Девушка сжимает его плечи и поворачивается обратно, к нему. Теперь ей плевать, что он увидит признак её слабости… Пусть видит. Ей нечего скрывать от него. Пусть даже боль будет общей.  Разделённой на два.
- Прости… - Он, наверняка не поймёт причины, по которой с уст Сакуры ни с того ни с сего сорвалось внезапное извинение. Но ей нужно было сказать это. Принести свои извинения за то, что усомнилась в нём… Нет, не так… Усомнилась в них. Она любит его. Странно, но самоотверженно. Как умеет. И её любовь находит в нём отклик. И лишь этого ей должно быть достаточно для счастья. Но если учесть всё то, что сегодня сказал Учиха, выходит, что она и вовсе обязана быть едва ли не самой счастливой девушкой на земле. Он ведь сам изъявил желание быть с ней и не с кем бы то ни было другим. Почему же она позволила себе сомневаться? Мысленно Сакура ругает себя на чём свет стоит, но ей и правда становится теплее. Сердце больше не болит. Её ладони обвиваются вокруг его шеи. Она снова целует, снова касается и не отпускает. Потому что не может позволить себе отпустить.
- Ты всё-таки не прав, Саске. Я не могу позволить себе ничего не делать… Мне… Нужно сделать достаточно, для того, чтобы… чтобы быть полезной тебе… Чтобы быть нужной… Да, вот оно… Я хочу быть нужной тебе… - Снова задыхается, снова вздрагивает раз за разом, но всё также много болтает, пусть и знает, что партнёра это, вероятно жутко раздражает… Впрочем, раздражаться как и болтать более некогда. Сакура чувствует это, да и Учиха, наверняка, тоже. Девушка дышит чаще. Намного чаще и больше ни одно слово не срывается с её губ, потому что говорить она попросту не может, лишь беспомощно вздыхает, всё чаще срываясь на стоны такие громкие, что всё ещё несколько неловко за саму себя. Ноготки на сей раз впиваются в его грудь, однако Сакура отчаянно старается контролировать себя, дабы не сделать больно. К слову, получается плохо, потому как, выгибаясь и закрывая глаза, отдавшись чувствам и ощущениям, она таки теряет самоконтроль.

+4

20

Она напряжена. Саске чувствовал это, когда заметил беспокойство на девичьем лице. Что-то её волновало, потому решила промолчать, но он видел, как эта мысль терзала её. Он ещё никогда не был настолько проницательным по отношению к ней. Теперь её эмоции он мог считать как открытую книгу без всяких сомнений. Это не значит, что Сакура была предсказуемой, скорее, он стал более наблюдательнее после возвращения в деревню и начал замечать многие перемены по отношению к ней. Что, в принципе, было весьма удобно. Однако мысли по-прежнему оставались загадкой и он терзался в сомнениях от её вопроса, который успел неплохо засесть в голове. Всё так. Всегда всё было именно так. Находясь целый месяц вдали он понял, как сильно тосковал по ней, как сильно ему её не хватало. И эти возникавшие чувства бесили его самого, будто не о чем больше было думать, кроме Сакуры. Так странно. Их прошлое слишком разное, далекое от друг друга, тем не менее судьба в шутку предложить соединить их сердца в одно целое, будто мучений и без этого не хватало. Саске хотел убить её. Ещё тогда, в прошлом. Хотел уничтожить так же Коноху, а вместе с ней девушку, которая постоянно раздражала его всем своим видом, а порой и вовсе бесила. Так почему теперь ему чувствовалось комфортно в её объятиях, словно ничего не было, словно так было всегда? От подобных мыслей Учиха сам почувствовал напряжение. Все его мечты, все его некогда желания скатились в бездну, заодно утащив прежнего Саске с собой, пока этот довольствовался всем, чего был лишён в прежние годы.
— Всё хорошо. — несмотря на запрет Саске всё-таки решил ответить. — Не волнуйся.
В самом деле Учиха чувствовал себя прекрасно, несмотря на то, что ненавидил быть снизу и позволял ей руководить всем процессом. Тем не менее, вечно это длиться не может, потому кульминация с каждым разом лишь усиливалось, а ему становилось тяжело дышать. И откуда в ней столько упорства? Вся стеснительность девушки отпала в тот же миг, когда она взяла всё под свой контроль, а ведь до этого на лице виделся розовый румянец. Спрятав своё лицо на его плече показалось ему милым поступком, но он воспринял этот жест не так, как было нужно. Всё это неправильно. Вся их близость не имела смысла, но Саске трудно оторваться от неё, потому что она как магнит притягивала к себе и не отпускала. А он не хотел отходить от неё ни на дюйм. Пожалуй, стоило дожить ради подобных моментов. Стоило пережить всю ту боль, чтобы познать на себе тепло зеленоглазой куноичи. Ради этого стоило вернуться обратно к ней, потому что ничего больше не имело смысла. Похоже я спятил и схожу с ума, раз так увлечённо думаю о Сакуре. Но подобные мысли были оправданы при виде её роскошного голого тела, которое до этого скрывалось под ненужной одеждой и теперь властно двигалась над ним, будто насмехаясь. Продолжая целовать каждую грудь в этот раз Учиха перестав быть резким действовал нежнее, дабы Сакура тоже смогла насладиться близостью сполна. Теперь они уже не дети прошлых лет, а совсем взрослые и играли тоже по взрослому.
— Менять роли? — Засмеялся черноокий шиноби, стараясь не уступать своей партнерше. Конечно Саске знал, что имела в виду Сакура, однако отдавать своё место в дальнейшем не собирался. Черт, неужели думать о таком стало так обыденно? — Ты будешь мстителем, а я ниндзя-медиком? Звучит довольно таки интересно, я бы с тобой поменялся. Да и посмотреть на тебя в гневе интересно, потому что ты всегда слишком правильная, Харуно.
Задумавшись над её лукавой идеей Саске невольно осек себя на том, что ему и впрям хотелось бы поменяться с кем-то ролями. Жить постоянно с тяжелым грузом он привык, но порой становилось невыносимо, от чего хотелось рвать и метать, что, собственно, он и делал всё время. Смерть брата, смерть клана, убийство Данзо и других никчемных личностей можно было бы избежать, если бы выбрал другой путь. Тем не менее, сейчас в Конохе не так много проблем и отчасти постарался в этом Учиха, чьё имя ассоциируется со словом предатель или враг. После всего этого в голове не укладывалось то, за что Сакура смогла полюбить его. Может, так же имела мазохисткие наклонности, как и он сам? К сожалению, ответа на этот вопрос придётся найти самому путём методом пробы, чему он и посвятит остаток ночи.
Поняв, что так тяготило некоторые время девушку Саске ухмыльнулся, а про себя не раз отметил это её свойство. Жаль не замечал ранее, столько всего упущенного. Доводя до предела парень с лёгкостью принял ее царапины от ногтей на себя. Как ни странно это его заводило ещё больше и ему порой хотелось, чтобы она принесла ему намного больше увечья, чем он ей. Наконец, дождавшись ее смущения и странных извинений Саске ловко разворачивает девушку под себя, тем самым сменив не любимое положение, чтобы завершить начатое.
— Ты мне нужна, глупая,  — шепчет ей в ухо, попутно целуя заветную мочку. Он знал, что это любимое место Сакуры, потому так нагло воспользовался своим положением. — Вот прям сейчас. — Продолжает нападать Саске опускаясь ниже к шее, оставив очередную метку на девушке в виде засоса. Похоже, переборщил, потому что засос был слишком близок к подбородку, потому более заметен чужим глазам. Плевать. На всё было плевать, пока она вот так лежала рядом. Почему-то девочки часто говорят о любви, даже тогда, когда занимаются этим со своим партнером и это было странным отвлекаться на подобные вопросы во время процесса. Тем не менее Учиха знал, что ей ответить, пускай потом будет жалеть о близости, которая стала слишком требовательная для него, тем самым делая слабым.
Саске двигался уже медленно, словно стараясь отстрочить неизбежное, но всё же, нельзя заниматься любовью вечно и он знал свой предел. Войдя в неё последний раз мужчина заполнил собой ее естестество, а после окончания выдохся. Выдохся так, будто занимался спаррингом, но близость Сакуры было намного лучше любой драки. Облакотившись к ней Саске оказывается рядом и обнимает рукой, прижимаясь. Внутри него бурлил котёл из одних эмоций и виной тому была зеленоглазая куноичи.
— Я тоже. — Как бы в невзначай бросает Учиха, отвечая на её слова сказанные несколько часов назад. Пожалуй, лучшего времени для ответа и не придумать, но сейчас Саске уверен в своих чувствах, как никогда. Вот только, надолго ли сможет продержаться рядом, если учесть, что деревня постоянно отталкивает от себя и вынуждает её покидать? — И это я должен перед тобой извиняться за всё, что сделал.
Не замечает, как солнце уже во всю вступает в свою смену и заменяет доставучую луну собой. Задержавшись на взгляде Сакуры засыпает, уткнувшись носом в шею. Пожалуй, в этот раз сон настиг достаточно быстро и странная улыбка во время сна отказывалась сползать с носителя шарингана, ведь ему на редкость снился хороший сон.

Отредактировано Uchiha Sasuke (14-01-2019 01:20:19)

+4

21

«Ты нужна мне» волнует сердце, а поцелуй у самой мочки уха вызывает в девушке очередной отклик - протяжный стон, да миллионы мурашек по всему обнажённому телу. Сакура в последний раз изгибается в его объятиях, ощущая как тепло заполняет её изнутри и тяжело дыша без сил опускается на его плащ, обнимая, утягивая его за собой и всё ещё не желая отпускать. Она утомлена, впрочем из сил, судя по всему, выбились оба, но то приятная усталость, охватившая каждую клеточку, каждый сантиметр тела после сладкого единения двух влюблённых. Да, пусть о любви говорить всё ещё рано, пусть это довольно сильное заявление, Сакура охотно верит в то, что Саске на самом деле хоть немного, хоть самую малость, но тоже влюблён в неё.
- Это было так... - Харуно сбивается, пытаясь подобрать необходимое слово.
- Волшебно. - Слово находится достаточно быстро, хоть мысленно девушка ко всему этому добавила ещё много не менее ярких эпитетов, характеризующих то, чем стала для неё эта ночь, их ночь. Но куноичи решает оставить их при себе, быть может, для следующего раза, который, она уверена, обязательно ещё настанет. Она больше не отпустит Саске от себя, да и он в конце концов пообещал, что теперь всё изменится, а она опьянённая любовью и возникшей между ними страстью наивно поверила.
Да и как не поверить, когда он говорит так искренне? Как не поверить, когда верить так хочется?
Он обнимает и, кажется, что в целом свете не сыскать девушки счастливей, чем Сакура тонущая в этих объятиях. Взгляд в глаза, внимательный, но не привычно осуждающий, в нём есть нечто новое, но куда более нравящееся влюблённой куноичи. «Я тоже». Звучит так обыденно и естественно, что поначалу Харуно не предаёт этому значения. Не задумывается о том, что не до конца понимает, что имеет ввиду Саске, произнося это. И лишь позже, когда зрительный контакт прерывается, а Учиха устраивается рядом, утыкаясь в её шею и обдавая её тёплым, на сей раз ровным и спокойным дыханием, Сакура вдруг задумывается о сказанном.
- Ты... тоже? - Несколько неловко переспрашивает девушка, она слегка растерянно опускает на него взгляд, но ответа не следует. Глаза юноши закрыты, а на губах улыбка. Харуно первое время попросту не верит своим глазам. Она ещё никогда не видела его столь умиротворённым и спокойным, что уже само по себе поразительно.
Девушка невольно и сама расплылась в нежной улыбке, накрыв его голову своей ладонью и осторожно погладив по тёмным волосам. Сейчас ей лишь больше хочется дарить ему свою любовь и заботу, когда он выглядит столь беззащитным. И она с удовольствием делает это. «Я тоже» - невольно вновь повторяет его голос у неё в голове и улыбка становится ещё теплее.
- Да, - вздыхает Харуно - Я знаю. - Тонкие пальчики чуть крепче сжимают его плечо от внезапно захлестнувшего переизбытка чувств. Сакура долго не может сомкнуть глаз, пусть и устала после ночи довольно продуктивной и деятельной. Мысли не позволяют окунуться в мир сновидений, но в итоге, когда сил не остаётся совсем, девушка как будто просто отключается, проваливается в темноту, что вскоре сменяется сном. Она всё так же обнимает его. Вероятно им совсем скоро придётся вновь отправиться в путь, но сейчас девушке согретой близостью возлюбленного абсолютно плевать на это. Пока он рядом, весь этот мир обязан подождать. Ведь так было бы, наверное, честно по отношению к столь долго томящейся в ожидании его тепла Сакуре.

•••••••••••••••••••••••••••••••

Солнце вступает в свои права стремительно, возвышается над лесом и скалами в одной из пещер в которых укрылись прошлой ночью товарищи по команде, ставшие друг для друга чем-то значительно большим, когда солнце в итоге коснулось первыми лучами сырой от проливного ночного дождя земли.
Сакура чуть морщится, когда назойливые лучи скользят по сомкнутым векам, но сна не прерывает, вернее, старается не прерывать, хоть дремота уже отступила, вынуждая Харуно медленно, лениво приоткрыть глаза. Саске всё ещё спит, а потому девушка старается не ёрзать, дабы хотя бы ему позволить спокойно выспаться. Заботливо подтянув чёрный плащ на его плечо, надёжней укрывая от утренней прохлады, Сакура устремляет взгляд к горизонту. Туда, где зеленеют макушки деревьев и шумит горная река и как-то уж очень меланхолично, но вместе с тем достаточно удовлетворённо вздыхает.
На короткое мгновение прикрыв веки девушка снова глядит на спящего совсем рядом Учиху и в очередной раз получив свою дозу умиления вдруг склоняется над ним в попытке поцеловать, однако почувствовав шевеление, несмотря на смелость минувшей ночью резко отстраняется и розовеет словно попыталась сделать нечто подобное впервые.
- Я... Хотела сказать доброе утро! - Довольно резко находит, чем себя оправдать Сакура, и лишь после серьёзно задумывается о том, что оправдываться, после того, что было между ними совсем не нужно.
- Так вот, доброе утро! - Девушка таки решается и касается губами его щеки, как-то уж слишком робко, совсем по-девичьи, посчитав, что таким образом пожелать Саске доброго утра будет вполне недурной идеей.

Отредактировано Uchiha Sakura (Вчера 17:37:43)

+4

22

Ему снилась Микото. Впервые Саске видел во сне свою мать, о которой память постепенно начинала, казалось бы, угасать, но в эту ночь она всё-таки приснилась ему. Пожалуй, это было больше воспоминание, чем сон, тем не менее Учиха был рад видеть родную мать живой, а не мертвой. Она улыбалась ему своей фирменной улыбкой, а он по-детски морщил нос при виде игривого её настроения. Кажется, она стояла на кухне и ждала появление старшего брата на обед, попутно напевая при готовке странную песенку. Саске помнил тот день. Тогда брат не вернулся домой и матушка сильно этому расстроилась, в то время, когда маленький Саске был доволен тем, что получил в добавок свежую порцию онигири, принадлежавшая Итачи. Ещё во сне она говорила ему о том, чтобы никогда не отказывался от помощи других людей, если те протянут свою руку. А потом она улыбнулась. Так искренне, так нежно, как может улыбаться только мать, но эта улыбка стала последним фрагментом сна. Девушка начала блекнуть, пока вовсе не исчезла, заменяя всё открытое пространство кромешной тьмой. Тьмой, которая стала его собственной тюрьмой, станавлясь настоящим адом. Адом, в котором он жил.
Заметив чьё-то движение Саске резко открывает глаза. Экс-нукенин сначала подумал, что на них напали наемные ниндзя, но к его удивлению то была всего-лишь Сакура, которая слишком близко склонилась над его лицом. Удивление потому, что она вот так просто  с утра пораньше решила разглядеть его или...
- Я... Хотела сказать доброе утро! Так вот, доброе утро!
А ведь к этому можно было бы привыкнуть.
Поближе её разглядев Саске заметил, как солнечный луч, прониквший в пещеру, идеально играется на её белой коже, делая её ещё светлее. Он никогда не видел подобной красоты. Будто заметив это впервые Учиха изучает каждый диаметр ее тела, которое продолжает излучать светом, пожалуй, слишком ярко, будто заполняя собой темноту. От неловкого поцелуя становится не по себе, потому что не привык просыпаться вот так, однако жест девушки ему определенно понравился. Саске осторожно рукой касается её щеки и переводит губы девушки поближе к своим, после чего увлечённо захватывает в легкий поцелуй, якобы передавая своё хорошее настроения. Это первое идеальное утро на его памяти. Первое и скорее всего последнее, ведь неизвестно, что ожидало их впереди и эти опасения не выходили из головы, постоянно пугали до чёртиков. Учиха запутался. Имея мало опыта при обращении с девушкой Саске боялся, что может всё испортить или навлечь беду, что, в принципе, вполне возможно, учитывая прошлое клана. Тем не менее сегодняшняя ночь подарила множество незабываемых чувств, от которых ему бы хотелось избавиться, но не сейчас. Не так быстро.
— Доброе, Сакура, — отвечает сразу же, как только с неохотой отпускает от себя сладкие губы девушки. Проснулся бы раньше, неприенно задержался бы на них ещё, но было одно но, которое портило этот милый момент. И это «но» мешало вновь насладиться девушкой, которая крепко-накрепко засела на сердце. — Нам пора собираться. Мы отстали на день от остальной команды. Надо спешить.
Поднявшись Саске невольно опустил взгляд на девушку, которая как-то странно прикрылась плащом. Она... смущается? Усмехнувшись этой мыслью Учиха подобрал разбросанную им же одежду, особо не спеша одеваться.
— Ты же в курсе, что я уже не в первый раз вижу тебя голой? — Кто бы мог подумать, что Сакура по-прежнему оставалась неженкой, несмотря на то, что недавней ночью Саске разглядел все её прелести и даже касался их. Повернувшись к ней не только лицом, но и телом мужчина с коварной усмешкой предстал перед ней полностью обнаженным, держав при этом в руке часть собранной одежды. — Можешь не стесняться, твоё тело очень привлекательное, зря скрываешь его от меня. А я зря отказывался от этого раньше.
Наконец-то полностью одевшись Саске перед уходом из пещеры осторожно приобнимает Сакуру. Обнимает так, будто обнимает в последний раз, потому что при других подобный жест может вызвать множество лишних вопросов, а ему бы не хотелось, чтобы Коноховцы шептались за их спинами. Солнце уже вышло в зенит, а значит прошло достаточного много времени, дабы добраться до Суны. Ни на что не отвлекаясь двое шиноби за считанное мгновение исчезли из уютного укрытия и перед тем, как отправиться в путь Саске в последний раз взглянул на неё, чтобы надолго запомнить эту ночь.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
— То есть, как это вы двое потеряли свиток? И где вас так долго носило, даттебайо?!
Возмущение друга не было предела, когда вся седьмая команда собралась в резиденции Песка. Сай и Наруто добрались достаточно быстро, а вот Саске с Сакурой пришлось немного отстать. И только когда добрались Учиха с ужасом обнаружил пропажу свитка. Была вероятность, что всё это время наемники сладили за ними, иначе пропажу не обьяснить. Его провал. Из-за своей слабости допустил провала, от чего экс-нукенину стало противно от самого себя. Сай оставался невозмутимым всё время не выряжая каких-лило эмоций, а вот Наруто в возмущении размахивал руками. Вот уж и не думал мститель, что доживет до дня, когда его будет отчитывать Узумаки.
— Отвали, добе. Нас преследовали и надо было оторваться.
— Сам будешь объясняться перед Какаши. — Возмутился блондин, а Саске ещё крепче стиснул зубы. Подобная перспектива ему отнюдь не по нраву и он еле держался, чтобы не ударить Наруто однако вместе этого крепче сжал ладонь Сакуры стоявшей напротив, чтобы утихомирить кипящую ненависть. — Отстань, добе. После возвращения в Коноху рапорт о миссии первым доложу я, так и быть.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Всю дорогу обратно Саске пребывал в скверном настроении. Ему скорее хотелось покончить с рапортом, а после временно уйти из деревни, потому что такой провал оставил на нём неплохой след. Нет, о самой миссии он не переживал, его больше тяготило то, что из-за его невнимательности пострадала вся команда. Невнимательность и слабость, которую Учиха всё ещё боялся признать. Слабость к одной девушке, что сбила с истинно пути.
После проделанного отчёта настроение стало только хуже. Ноги неслись сами по себе не разглядывая дорогу. Уже прошло несколько дней после возвращения, а он оставался один, так и не решившись увидеть её. Заметив дом Сакуры Саске резко остановился возле него, будто только, что опомнившись. Несмотря на гнетущий вечер окно в комнате Харуно было всё ещё открыто. Подобное Учиха посчитал глупым, ведь мало ли кто может запрыгнуть в него и напасть на девушку, тем не менее, в этот раз он решил сделать это сам. Вернее, не напасть, а проникнуть в её комнату через окно, чтобы посмотреть на неё в последний раз, прежде чем уйти. Стараясь как можно тише это сделать, черноокий мститель проникает во внутрь ее комнаты и резко останавливается. На её кровати лежала Сакура полностью укутанная в одеяло, а внешний вид оставлял желать лучшего. Он не ожидал так скоро застань её в постели, надеялся, что она могла просто выйти из комнаты, но вместо этого она будто прикованная сидела в ней, а ее кожа на лице была бледнее обычного. Испугавшись внешнего вида девушки, парень списал всё на свой счёт.
— Сакура, ты...— не решительно начал Саске с испуганным не на шутку лицом и  подходит к ней ближе. Похоже, он застал её врасплох. Впрочем, как и он сам. — Ты беременна?

Отредактировано Uchiha Sasuke (16-01-2019 00:30:01)

+2

23

Казалось бы, всё это уже не в новинку, но отчего же тогда по возвращению в деревню Сакура не находит себе места? Ей, как ответственной куноичи, разумеется, стоило бы переживать. О проваленном задании. Но переживает Сакура совсем о другом, за что ей жутко совестно, но поделать с собою девушка ничего не может. То, какие звуки она издавала. Как смело касалась. Как позволяла смотреть и не только. Всё это ведь на самом деле нормально. Так люди, что очень близки друг другу выражают свои чувства. Ведь очень важно иметь возможность подарить небывалое наслаждение тому, кого любишь. Это ведь было приятно, да настолько, что девушка не задумываясь согласилась бы повторить. Разумеется, только с ним, потому что, уверена Сакура, с другими не будет таких ощущений. Да и подумать о чём-то подобном с кем-то другим - преступление, не иначе. Так, если всё это нормально... Почему же её щёки снова и снова вспыхивают румянцем? Почему в этой комнате так не хватает воздуха? Почему всякий раз воспоминания бросают в жар? А воспоминания ли?
Сакура широко отворяет окно, впуская в комнату немного свежего воздуха. Дышать становится значительно легче, но жар, охвативший тело не отступает. Тяжело вздохнув, девушка хотела было добраться до кровати, но вместо этого останавливается у зеркала, краем глаза заметив собственное отражение. На удивление бледное, с ярко горящими алыми щеками. Тут-то в мысли Харуно закрадываются первые сомнения. Та ночь, само собой, не на шутку взволновала её, но здесь что-то другое. И как же она сразу не догадалась? В следующее мгновение по комнате разносится громогласное «апчи!» как будто в подтверждение мыслей Харуно.
- Ну вот... - Удручённо протягивает она и садится на край кровати, потому что сил стоять больше не остаётся. А ведь всему виной, опять же, та ночь. Сон на холодных камнях? А может, дело в сквозняках пещеры? Или во влажной от дождя одежде? А может всё вместе? Как ни крути, а факт остаётся фактом. Случилась самая нелепая вещь из всех, что, в общем то, могли случится - по возвращению с задания единственный медик, опять же единственной подхватила простуду. Даже смешно делается, и если бы Сакура не чувствовала себя такой усталой, верно, обязательно бы посмеялась над своей глупостью. Впрочем, она не жалеет. Ни об одном мгновении той ночи вместе с ним, пусть даже в итоге она вылилась в такие последствия. Какая-то там простуда - мелочь в сравнении с тем, что довелось испытать Сакуре тогда.
Девушка без сил падает на кровать и кутается в мягкий плед, оставляя открытыми плечи, по которым скользит приятный ветерок из приоткрытого окна. Сейчас не время спать, но поговаривают, что сон - лучшее лекарство. Сакура закрывает глаза и погружается в сладкую дремоту. Она поспит совсем недолго. Ведь столько всего ещё нужно сделать. Нельзя позволять себе долго отлынивать.

•••••••••••••••••••••••••••••••

Сон Сакуры, однако, даже несмотря на данное самой себе обещание затянулся, но кое-что всё же заставляет её распахнуть веки, и сделать это довольно резко. Чужое присутствие вынуждает в одно мгновение сесть в постели немного нервно оглядываясь по сторонам. Виновника нарушения её спокойствия, впрочем, не оказывается необходимым долго искать взглядом. Силуэт в чёрных одеждах, кажется, даже и не думал скрывать своего присутствия, стоя прямо напротив окна и глядя на розоволосую куноичи.
- С-Саске..?! - Несколько раз моргнув, словно лишний раз убеждаясь, а не остатки ли сна рисуют перед глазами его силуэт, Сакура таки расплывается в слегка неловкой улыбке. Вот уж не ожидала она увидеть его... вот так вот.
- Ты мог бы войти в дверь. Знаешь, врываться вот так в комнату к девушке очень бестактно. Я ведь могла переодеваться. - Растерянная Харуно мгновенно принимается занудствовать, весьма нелепо, совсем в своей манере улыбаясь и изредка неловко посмеиваясь. Однако вопрос Саске, заданный прямо в лоб мгновенно стирает неуклюжую улыбку с её лица.
- Чего..? - В комнате воцаряется тишина, а воздух, кажется, будто потрескивает от напряжения. Почему он вдруг подумал об этом? Почему так взволнован? Это могло бы стать для него проблемой? И почему, чёрт возьми, так неловко? В голове друг за другом рождается ни один десяток вопросов, теперь и Сакура начинает нервничать, пусть в отличие от Саске наверняка знает о том, что дело здесь вовсе не в беременности.
- Н-нет! С чего ты взял? Я просто, кажется, немного простудилась. - Сакура вновь улыбается, пытаясь хотя бы так снять возникшее напряжение. Улыбка получается немного вымученной, но всё дело исключительно в охватившей тело слабости, да ознобе. Кажется, у неё жар, но с вопросом юноши мысли о собственном состоянии куда-то улетучились.
- Ты был в резиденции? Как всё прошло? - Дабы более не обременять довольно неловкими мыслями ни себя, ни молодого человека, всё ещё стоящего напротив, Харуно переводит тему. И не спроста, её ведь и правда волнует ситуация. Ведь, в случившемся, на самом деле, виноваты оба. Сакура отчасти даже считает свою вину более весомой, ибо её стараниями они отвлеклись от задания. А могли же просто переждать ночь и отправиться дальше... Или не могли?
- Ох... Что же это я? - Не без усилия Сакура поднимается на ноги, вспоминая о том, что Саске всё-таки гость в её доме, а гостю стоит оказать соответствующий приём.
- Может, ты хочешь чаю? Я сейчас поставлю чайник, а потом ты расскажешь мне о том, насколько серьёзных дел мы натворили, хорошо? - Снова улыбается и на всё ещё алых щеках виднеются чуть заметные ямочки. Усталые глаза светятся счастьем, ведь он снова рядом и она даже имеет возможность поухаживать за ним, как самая настоящая жена. От собственных мыслей Сакура вдруг смущается, но виду не подаёт... Почти. Жаль, что голова всё ещё кружится и надолго её не хватит, но уж хотя бы чай она сумеет организовать. Сумеет же?

+2

24

Саске впервые находился в доме Сакуры. Осматривая бегло глазами помещение, черноокий заметил, что ему уютно здесь находиться. Мужчина чувствовал себя вполне комфортно, словно был у себя дома, несмотря на то, что настоящий дом  пустует уже несколько лет. После возвращения в деревню Саске вернулся в старый дом Учиха, который остался целиковым. На самом деле во время войны район пострадал меньше всех, в отличие от самой деревни, но за то время, что Саске отсутствовал деревня успела полностью обустроиться и перенять совершенно новый стиль, который не нравится мстителю.
Комната Сакуры была хорошо ухожена, сразу видно, что хозяйка сильно заботится о порядке. Саске тоже приложил не мало усилий, чтобы отчистить старый особняк от накопившейся грязи, но по сравнению с комнатой девушки это небо и земля. В комнате Харуно было не так много вещей, тем не менее, зная девушку Учиха был уверен в их значимости. Например, первоначальная фотография седьмой команды красовалась на тумбочке возле кровати, а напротив неё фотография взрослого мужчины и девушки, которые, вероятно, было родителями Сакуры. Неудивительно, что обе фотографии находятся рядом и в одной и той же рамке, скорее всего девушка считала команду своей семьёй. Саске тоже хранил раньше фото команды, вот только, его рамкам давно разбилась, а изображение в ней куда-то исчезло. Как и он сам когда-то исчез из деревни. Вспоминая прошлые времена Саске понимал насколько их троица сильно изменилась за эти годы. Сакура стала настоящей девушкой, а вот Наруто был всё ближе к своей мечте, в то время, когда его мечта по-прежнему таковой и осталось. Хотя, брата всё-таки убил и за клан успел отомстить. Не всё ещё было потеряно.
— Сакура. — Произнёс бархатным голосом черноокий мститель с укором смотря на девушку. С одной стороны она была права, а с другой, на его месте мог забраться кто-то из ее поклонников, коих Саске повстречал не мало на своём пути, пока пребывал в деревне. И их наличие сильно его бесило. — Я уже видел тебя без одежды. Ничего нового там для меня явно нет, если, конечно, ты не скрываешь наличие третьей груди. А на счёт двери... я не думал, что ты будешь в комнате.
Парень усмехнулся своей фирменной усмешкой и оказался за считанное мгновения рядом. Смотрев на куноичи Саске заметил неплохое отличие во внешнем виде. В пещере она казалась ему ангелом, когда солнечный луч игрался с ней бегая по её телу, освещая кожу. Сейчас же, она выглядела совсем иначе, но при этом всё равно казалась самой привлекательной, хоть и сильно уставшей и... больной. Подобная ситуация казалась забавной, а переживание за девушку лишь только усилилось, задерживая в доме ещё на некоторое время.
— Значит, не беременна. Немного поспешил с выводами.
Задумчиво произнёс юноша с чёрными глазами. То, что клан по-прежнему застрял в процессе возрождения тяготило Саске, тем не менее, благодаря этому у него больше не было причин задерживаться в деревни на долгое время. Но несмотря на это Учиха немного расстроился отсутствию беременности у Харуно, ведь они оба сильно старались для первого начала. Первого их начала. Учихе всё ещё трудно определиться со своими чувствами, но одно он знал точно: — Сакура будет той самой, с кем пойдёт держась за руку до конца своей жизни. Раньше он не хотел и прикасаться к ней, но она вовремя отговорила от этой нелепой затеи, которая сейчас кажется смешной.
— Черт, твоя простуда моя вина. Я должен был выбрать тёплое место для укрытия, а не холодную пещеру. Прости.
Учиха нелепо погладил девушку по волосам. Он сильно сожалел об этом, ведь опять причинил боль. Неосознанно, но всё же, она страдала, а он здоров и прекрасно себя чувствовал. Парень в который раз убеждается, что от него одни проблемы. Где бы он не был, чтобы он не делал, всё разрушается в тот же миг, как только прикасался к чему-то. — Извини, это моя вина. Если ты жалеешь о той ночи, я пойму. Хотя я не жалею ни о чем.
Но в деревне долго не задержусь.
Когда Сакура неожиданно встала с кровати Саске опешил. Он не ожидал, что она так резко поднимется и предложить сделать чай. Теперь, когда на ней не было одеяла было видно насколько сильно сломила её простуда. Черт, почему самый сильный медик не может позаботиться о себе или возспользоваттся помощи Пятой?Проклятье, Сакура. Заметив, как еле еле держалась Сакура, Саске своей рукой вовремя подхватил ее спину, тем самым не дав упасть.
— Ну уж нет, никакого чая, — недовольно проворчал мститель глядя на старания зеленоглазого ангела, которые были весьма неуместны. Саске пришёл попрощаться с ней, но смотря на её простуду не может оставить её. Не желает. Она не должна страдать в очередной раз из-за него, да и в одиночестве от всех. Вновь уложив на кровать, мужчина окутывает девушку под одеяло, после чего закрывает открытое окно. — Ты не должна делать резких движений. Наверное. Я не уверен, потому что не сталкивался с простудой ранее.
Слишком много непривычного диалога от него, что весьма непривычно, однако Сакура была той с кем он мог быть самим собой и получать от этого удовольствие, которое не заслуживал.
— Встреча прошла... странно. — Продолжил юноша присаживаясь на край кровати, переодически поглядывая за девушкой. Может, чай был нужен больше ей? Черт, что нужно делать при заболевании? — Не волнуйся об этом. Всю вину за провал взял на себя. Не потому что так велел Наруто, а потому, что правда. Сакура. Что нужно сделать для тебя? Раз уж сама отказываешься лечить себя, позволь мне позаботиться о тебе.
Сжав её ладонь, пальцы тут же переплетаются с её. Подобный жест стал настолько обыденным, что Учиха будет скучать, когда покинет деревню.
— Пока тут, я не оставлю тебя одну.

Отредактировано Uchiha Sasuke (18-01-2019 21:24:49)

+2

25

-Думаю, третью грудь ты бы тоже заметил. Мне казалось, тогда ты всё внимательно рассмотрел. Но... Если ты думал, что меня здесь нет, то... - Сакура не договаривает, ибо ход её мыслей наверняка и без того понятен. Без причины Учиха, вероятно, вряд ли стал бы лезть через окно. Или стал бы? Он не так часто, в смысле, никогда не захаживал к ней в гости раньше, чтобы ей знать наверняка о том, какие методы он избирает дабы попасть в помещение. Впрочем, его приход и не был похож на приход гостя. Скорее на попытку вандала вломиться в дом к беззащитной милой девушке. Ох, не повезло бы тому вандалу... Да и самому Саске могло бы не повезти, если бы Харуно вовремя не признала его в тёмном силуэте у распахнутого окна.
Отправиться за чаем ей так и не позволяют ни собственная усталость, ни его рука, обхватившая плечи вздрогнувшей Сакуры как раз вовремя. Она не ожидала, что силы покинут вот так вот, совсем и, к тому же, столь резко. Она уже не сопротивляется, позволяет своему ослабшему телу почти что повиснуть на его руке.
- Хватит извиняться. Мы оба виноваты. И в провале миссии тоже. Это ведь я настояла. Мы отвлеклись от задания потому что я позволила. Нет, потому что я захотела. - Краснея то ли от жара, то ли от собственных слов Сакура не противясь чужому напору возвращается в постель и несколько обречённо вздыхает. Это ведь он гость. Она должна заботиться о нём, а не наоборот. Но чувствовать, что ему не всё равно так приятно, что Сакура просто не в силах отказаться от немного неловкой заботы юноши.
- Не нужно ничего делать. Того, что ты здесь уже достаточно. - Куноичи расплывается в улыбке, мол «всё хорошо, видишь». Она всем своим видом пытается убедить Саске в том, что ей уже лучше, пусть на деле всё не совсем так. Пусть на деле ей необходимо избавиться от жара и, вероятно, немного поспать, Сакура просто не может позволить себе спать пока он здесь. Не хочет пропустить его присутствия. Желает насладиться моментом. Запомнить его. Запечатлеть. На мгновение Сакура даже задумывается о том, что готова терпеть простуду и головную боль вечность, если только это позволит удержать его рядом ещё немного. Эгоистично и самоотверженно одновременно. Хотя, эгоистично всё-таки больше, ведь будь оно так, были исполнены лишь её желания, а желания Саске для неё по-прежнему - потёмки. Кто знает, быть может он поступает так лишь из чувства вины, на самом же деле лелея мечту скорее покинуть её дом и избавиться от её назойливого общества. Тем не менее, он же зачем-то пришёл к ней. И Сакура по-прежнему не знает за чем именно. Внутренний дискомфорт возвращается и, дело ясное, он совсем никак не связан с простудой зеленоглазой куноичи.
- Что-то случилось? - Наконец уточняет девушка, дабы успокоить внутренние волнения. Причина того, что Саске явился к ней без предупреждения определённо должна быть, остаётся разгадать её. Она смотрит внимательно и несколько озадаченно, в то время как он её - глупую паникёршу гладит по волосам. Странно, но это ничуть не успокаивает, хотя должно бы.
«Пока тут». Сознание цепляется за эту фразу и Сакуре вдруг становится страшно. Сердце «ухает» так, как если бы её испугали, скажем, неожиданно выскочив из-за угла. Правда, в подобных ситуациях довольно скоро приходит облегчения. Испуг оказывается беспочвенным, но только не в нынешней ситуации Сакуры. Здесь всё иначе. Ей не становится легче ни через секунду, ни через десять, ни даже по истечению минуты тишины, повисшей в её идеально прибранной даже несмотря на болезнь комнате.
- Как скоро ты уйдёшь? - Голос пустой, потухший. Сакура опускает взгляд, смотреть на него отчего-то больно, но чувствовать всё ещё необходимо, поэтому Сакура крепче сжимает его ладонь своею, совсем ослабшей. Всё её тело и даже это лёгкое касание кричат об одном.
Не уходи. Пожалуйста, не оставляй меня.
Но сказать девушка не решается. Она ведь не должна заставлять его. От этого будет только хуже. Обоим. Она так хочет, чтобы он был рядом. Всегда. Каждое мгновение. Но Саске должен сам захотеть этого, без принуждения и обязательств, а исключительно по желанию.
Её любовь - форменное издевательство над собой же. Он нужен ей. Вне зависимости от времени и обстоятельств, но...
Почему ты не чувствуешь того же?
Упорно вторит разум, всё ещё отчаянно пытающийся бороться за них. За общее будущее.
Сакура тяжело дышит, голова кружится и не оставляет иного выбора, кроме как окончательно повалиться на спинку кровати.
Это нечестно.
Плечи чуть подрагивают, но очередными рыданиями Харуно не заходится, пусть от них, вероятно, и стало бы легче. Не сейчас. Не рядом с ним. Она не может позволить себе эту слабость. Он ведь рядом. Изъявляет желание позаботиться о ней и уже за это Сакуре стоит от всего сердца благодарить судьбу.
- Когда бы это не случилось, прошу тебя, только вернись. Пожалуйста. - Куноичи не впервые просит его об этом, но то, что она повторяется не мешает попросить ещё раз. От этого ей становится немного спокойней. Впрочем, пока он не пообещает, спокойнее не станет. Уж об этом Сакура знает наверняка.
- Прости. Я не должна была так реагировать. Просто, не думала, что это произойдёт так скоро. - Голову девушка всё ещё не поднимает, а ладонь всё также сжимает его, в то время как вторая отчаянно вцепляется в плед.
- Ты ведь... На самом деле ты пришёл, чтобы попрощаться? - Догадаться об этом в итоге не составило труда. Ещё тогда, в той злосчастной пещере Сакура почувствовала как расставание буквально дышит в спину и теперь, когда задание не обязывает их быть вместе... неужели более нет причин?

+2

26

— Но моя вина всё же есть, ведь всегда мог остановиться, но я хотел продолжения. Ничего страшного, одна миссия не так уж и важна. Репутация деревни от этого сильно не изменится.
Настаивает на своём юноша, продолжая сверлить куноичи взглядом. Видеть Сакуру такой настораживало Саске. Та Сакура, которую он помнил всегда была сильна духом, а сейчас её сломила обычная поднявшаяся температура. Впрочем, оказавшись на её месте Учиха бы тоже сломался под натиском высокого жара. А, возможно, даже умер, потому что не смог бы правильно позаботиться о себе. Ему практически не приходилось болеть, а когда болел, то был ещё ребёнком. Мама всегда сбивала температуру специальными настойками и Учиха пожалел о том, что ни разу неинтересоаался рецептом, который сейчас был бы весьма кстати. Саске лишь надеялся, что жар зеленоглазой не усилится в сто крат сильнее, ведь такой вариант событий был вполне возможен и от этой мысли ему стало не по себе. Уже в который раз черноокий мститель пожалел о том, что выбрал именно пещеру для укрытия.
Воспоминания о той ночи вновь дают о сабе знать и глядя на Сакуру Учиха еле останавливал себя, чтобы не натворить глупосей. Привязанность к этой девушке разъедала изнутри, мешая мыслить логически. На самом деле брюнет всегда чувствовал духовную близость с Харуно, наверное, поэтому выбрал именно её, а не Карин, которая на протяжении несколько лет была с ним в одной команде, в отличие от зеленоглазой куноичи, но та ночь в пещере сильно изменило его решение на этот счёт и он не врал о своих чувствах. Однако смотря на её мучения юноша боялся, что это именно его вина, потому ему было больно смотреть на неё в таком виде. Да и глупость девушки вызывала раздражение, ведь Сакура далеко не дурочка, чтобы пренебригать своим здоровьем. Почему она это делала? Учиха не понимал мышление девушек и вряд ли когда-нибудь поймёт. Всегда знал, что их мир устроен значительно иначе, потому проще было не лезть и оставить всё как есть, лишь бы от этого не стало намного хуже. Но отпускать её просто так без должной защиты Саске не собирался. Усмехнувшись в коварной усмешке, парень снял с себя плащ и повесил его на стул стоявший возле большого зеркало у стены. Нет, он не собирался раздеваться, но раз решил остаться в доме Сакуры, то от верхней одежды избавиться было бы неплохо.
— Хватит врать, Сакура, — она улыбалась и говорила, что всё хорошо, но он чувствовал в этих словах открытую ложь. Скорее всего для него ей хотелось быть сильной, даже с наличием небольшой температуры, вот только рядом с ним она не должна притворяться. Ведь он не притворялся, а она из-за этого стала раздражать ещё больше. Саске метался из стороны в сторону не зная, как поступить. Было бы логичнее попросить помощи у Цунаде, но та после войны вернула свои старые привычки, играя в азартные игры черт зная где, а от Шестого вряд ли была бы польза в подобной ситуации, в конце-концов, тот никогда не изучал медзюцу. — При мне необязательно притворяться сильной, иначе сделаешь себе только хуже. Да и я вижу тебя насквозь.
Вопрос девушки заставил Саске врасплох. Увидев, как тут же паник её взгляд ему вновь захотелось ударить себя по лбу за то, что наговорил лишнего. Опустив руку Учиха выпрямился, но попрежнему оставался рядом сидя на краю кровати. Ему определённо не по себе от такого взгляда Харуно. Казалось бы ситуация хуже стать не может, но его ждало разочарование от собственных убеждений. Она догадалась. Поникший взгляд девушки говорил о тон, что она догадалась об уходе и её очередные вопросы подтвердили эту загадку. Неудивительно, ведь Сакура всегда была догадливой и скрывать от неё что-либо было бы глупостью. Он считал, что научился понимать куноичи, будто читает открытую книгу, вот только Саске и в голову не приходило, что она тоже научилась читать его. Этим она ему и нравилась. Она всё время заботилась о нёмю даже тогда когда он отвергал её помощи, а теперь ему хотелось самому заботиться о ней, дабы доказать, что способен на подобную доброту несмотря на скверный характер.
— Ты не должна много говорить в таком состоянии. — Встав с кровати Саске посмотрел по сторонам в поисках того, что могло бы помочь против температуры. Она говорила тихо и ее грустное настроение передалось ему тоже, от чего стало не по себе. Всё-таки Сакура должна быть сильной, в то время как в очередной раз Саске сходит с ума, а не наоборот. — Я не знаю. Хотел уйти сегодня же, но в итоге решил задержаться на некоторое время. Да и Какаши хотел отговорить, пообещав очередное задание.
Внимательно слушая её Учиха невольно улыбнулся. Её близость самое ценное, что есть в его тяжёлой жизни. Её тепло единственное, что согревает холодную душу. Саске осозновал, что без улыбки Сакуры его жизнь станет ещё мрачнее, потому позволил себе забыться и окунуться в любовь с головы до ног однако для искуплениям собственных грехов этого недостаточно. Весь его план держаться от неё вдали насмарку. Все его старания отдалиться лишь наоборот притягивали к ней обратно, потому покинуть деревню было правильное решение для них обоих. Сакура сможет жить без него некоторое время, он не сомневался, но не сейчас, когда в таком состоянии.
— Да. — больше не было смысла лгать. Учиха действительно пришёл посмотреть на неё в последний раз, а потом по-тихому уйти. Но вовремя понял, что совершил бы туже ошибку, если бы так нагло ушёл из её жизни, тем самым причинив очередную боль. — Я хотел попрощаться. Просто взглянуть на тебя со стороны в последний раз, а потом уйти. Эта болезнь напомнила мне, что я причиняю тебе только боль. Но пока ты в таком состоянии я не брошу тебя и не оставлю одну. Я должен всё это исправить, понимаешь?  Так, а теперь не нервничай и старайся заснуть. Позволь мне самому принести тебе чай. Чтобы тебе не мешаться, я могу спокойно прилечь на полу и быть рядом. Так, где у тебя в доме кухня? 

Отредактировано Uchiha Sasuke (Вчера 16:41:55)

+2

27

То, как Саске скидывает с плеч плащ, вешая его на спинку стула, немного удивляет Сакуру, но и заставляет улыбнуться. Этим жестом он, не нуждаясь в приглашении хозяйки дома, демонстрирует, что остаётся? Что ж, смело. Но ведь Сакура, разумеется, против не будет. Ему ли не знать.
- В последний раз? Так ты всё-таки не собираешься возвращаться? - Тяжёлый вздох, взгляд из-под отяжелевших, словно свинцовых век.
- Не нужно на полу! Если захочешь прилечь, то можешь расположиться на диване или... - Сакура немного неловко кивает в сторону пустого места на постели рядом. Её кровать не очень широкая, но вполне могла бы вместить двоих. Однако при мысли о том, что они будут спать в одной постели Сакура заливается краской, что, казалось бы, глупо, учитывая всё, что было между ними, но всё это обычно случается так внезапно, так редко и так мимолётно, что привыкнуть не успеваешь. Так что, для влюблённой, но не успевшей свыкнуться с близостью Сакуры едва ли не каждый раз как первый. К тому же, непосредственно в свою собственную постель она и правда пускает его впервые.
Но пока не время предаваться размышлениям, то и дела вынуждающим краснеть. Назревает разговор куда более серьёзный. Не впервые между ними.
- Наверное, нам обоим стоит прекратить врать друг другу. - Удивительно, но в зелёных глазах Харуно блестит укор, укор в адрес Саске. Он тоже ни раз обманывал её. Например тогда, когда обещал вернуться. Хотелось бы оправдать его, подумав, что тогда всё было сказано под действием дурманящего голову возбуждения. Во время этого, вероятно, скажешь, что угодно, даже в любви неосторожно признаешься...
Ну конечно.
Она так скоро поверила его словам, но кто сказал, что они были целиком и полностью правдивы? Кто сказал, что то не было лишь моментом наваждения и не более того? Опять.
- Давай начнём говорить друг другу правду. С начала и до конца. Я начну и... Скажу честно. Из-за чувств к тебе мне действительно иногда бывает больно. Очень больно, но, знаешь... Жить с болью в сердце можно, а можно ли жить без сердца вовсе? - Возможно Сакура попросту бредит из-за высокой температуры, но, так или иначе, сейчас она говорит только то, что чувствует. На самом деле. Не приукрашивает, уверяя, что всё в порядке. Не вторит глупое бессмысленное «люблю», как привыкла делать. Потому что её чувства намного глубже этого слова, но так как другого ещё просто не придумали или же Сакуре оно просто неизвестно, она вынуждена повторять именно его.
- Не нужно быть медиком, чтобы знать ответ на этот вопрос. Без сердца жить невозможно. Думаю, что-то похожее и... С любовью. Перетерпеть боль, которую она приносит вполне реально. Но отними у человека её насовсем и он больше не живёт... Просто существует, без всякого смысла. - Всё это так по-девичьи глупо, но в этом определённо есть смысл, вот только, Сакура не уверена, насколько верно истолкует для себя всё Саске, насколько правильно поймёт то, что она пытается донести.
- Именно поэтому я... Нет, не требую остаться рядом насовсем это было бы слишком эгоистично с моей стороны. Я просто прошу тебя вернуться. Прошу не лишать мою жизнь хоть какого-то смысла. - И почему правда всегда так тяжело даётся? В горле Сакуры встаёт ком, мешающий говорить, но она игнорирует это. Коль уж начала, нужно идти до конца. Сакура вздыхает и на мгновение замолкает.
- Я пойду с тобой! - Вдруг выдаёт она и понимает, что звучит это несколько двусмысленно.
- На кухню... Знаешь ли, там не так просто отыскать всё необходимое, если видишь всё впервые. - Упёртая куноичи таки осторожно скидывает с себя плед и садится в постели.
- Всё будет хорошо. Я ведь не смертельно больно, да и... ты рядом. - Харуно вновь ступает на пол босыми ногами и поднимается, делая пару шагов в сторону двери, что ведёт из спальни, отворяет её. Ей всего то нужно добраться до кухни, а там устало плюхнуться на стул, что в общем то она и делает... Почти.
Сжимая ладонь Саске она ведёт его за собой, а после... После вместо того, чтобы сесть наконец, вынимает из шкафчика над умывальником пару чашек и милый маленький заварник, ставит на плиту чайник, попутно засыпая в заварник чайные листья и уже после плюхается на стул, шумно выдыхая, в ожидании того, когда же в чайнике закипит вода.
- А в следующий раз, когда я не смогу подняться с постели ты сможешь всё сделать сам. Если всё запомнил, конечно. - Сакура снова непринуждённо улыбается. Разумеется, она шутит на счёт того, что не сумеет подняться, но грешно было не съязвить, когда он так заботится и переживает о её состоянии.
- Извини, мне нечем тебя угостить. Мы ведь не так давно вернулись с миссии и я ещё совсем ничего не успела. Хотя... Кажется, где-то было печенье. - Сакура задумывается, но думать из-за головной боли оказывается так тяжело, что в следующее мгновение она складывает руки на кухонном столе и укладывает на них голову, от чего мгновенно делается легче. Так, что поднимать головы более не хочется, но свист чайника на плите таки вынуждает. Вспорхнув с насиженного места Сакура, пусть и выглядя довольно опасно в её то состоянии, да с горячим чайником в руках, но довольно ловко наполняет чашки.
- Ну, вот. - Сакура удовлетворённо кивает проделанной работе, что, пусть и была простой, да незамысловатой, стала для неё своего рода достижением.
- Эээх... Я ведь говорила про печенье... Оно... Вон там. - Как-то неловко произносит Харуно, указывая на один из шкафчиков, на самом деле, таким образом намекая на то, что он может взять, если захочет, а она... Она не то, чтобы совсем не в состоянии, просто, немного хитрит, давая понять, что, на самом деле, нуждается в его помощи. И с одной стороны ей немного неловко заставлять гостя самого делать что-то, а с другой... Вдруг он уйдёт, решив, что она и сама неплохо справляется.

+2

28

— Не совсем. Я не знаю. Ещё не решил. — Отозвался Саске и щеки тут же приобрели розоватый оттенок, под стать волос хозяйки дома. Мысль о том, чтобы спать с ней в одной постеле казалась привлекательной, но учитывая сложившуюся ситуацию, была абсурдной, ведь тогда они заболеют оба, а рядом не будет никого, чтобы позаботиться о них. Впрочем, зная о своём закалённом теле можно было бы избежать температуры, на что Учиха и рассчитывал. Спать рядом с нею ему было куда интереснее, чем на полу, тем не менее придётся сдерживать себя, чтобы вновь не поддаться той страсти, что бушует с каждым разом от её близости. Нервно сглотнув Саске продолжил. То, что она говорила ему не нравилось и выводило из себя, потому что каждое её слово было правдой и от них становилось только хуже. — Если тебя это не смутит, тогда ладно, останусь с тобой рядом.
Подумав несколько минут, добавляет:
— Наварное, — согласился юноша и ему стало не по себе от этих слов. Если подумать, то он ни разу ей не лгал. Обещал вернуться и поговорить после прибытия? Да. Поговорил? Да. Более того, даже  ответил на её чувства взаимностью. Саске сам не знал почему именно Сакура. Возможно, всё дело в возрасте, ибо раньше не глядел в её сторону. Да и не только в ее, девчонки особо черноокого неинтересоаали, зато теперь не мог жить спокойно без неё, будто потеряет часть себя, если оставит одну. Или уйдёт на долгое время. Всё это ложилось очередным тяжким грузом, которого и так хватает сполна. Зачем ему вообще нужны отношения? Без них Саске был свободен, а теперь как будто привязан и не может себя куда-нибудь деть, как было раньше, потому что обязанность.  Теперь свобода обрела совсем другой смысл, однако одно экс-нукенин понял сразу: — в отношениях нужно отдавать полностью самого себя, иначе всё развалится в одно мгновение. Сакура занимала большую часть его мыслей и пока она поселилась там Учиха не спешил разрывать сей неожиданный союз и пока она говорила ему хотелось провалиться сквозь землю. Без сердца? Таким она меня видит? — А все медики слишком разговорчивы, когда болеют или только моя?
Устало вздохнув Саске стал тут же серьезным. Подобные разговоры вызывали только негодование. И почему девчонки без усталости говорят о любви? Карин, в отличие от Сакуры проявляла подобные разговоры иначе, тем не менее, носитель шарингана всегда игнорил их, а вот с Харуно подобный трюк не сработает, да и сделает только хуже. Мало ли что сможет натворить обиженная Сакура. Вспомнив то, как она постоянно била Наруто, Учиха нервно сглотнул. Ему бы не хотелось чтобы она выплеснула весь свой гнев в ударе. Тогда в пещере была игра, а если битва была бы настоящей, то бой был бы на равных, ведь ей под силу разрушить на кусочки целую пещеру. Мститель впервые пожалел о том, что пропустил большую часть её жизни, теперь, пока находился в деревне приходится всё навёрстыват. Вот только, хотел ли он этого на самом деле? Я не знаю.
— У меня есть сердце, Сакура, — уверенно произнёс юноша чьи волосы напоминали цвет волос ворона. Он порядком устал от этих нелепых разговоров, которые начинали выводить из себя. Если бы он знал, что проявление любви означают пустые разговоры, то много раз подумал, прежде, чем начинать отношения с кем-либо. Хотя с другой стороны Саске не знал, что этот «кем-либо» станет именно Сакура, которая при первой же встрече открытым текстом говорила о чем мечтает и с кем хочет прожить жизнь. То было первое собрание команды семь и Какаши-сенсей задал всем этот вопрос. Его мечта отличалась от всей команды и он достиг её. А что касалось на счёт возрождения клана, то всё ещё впереди. — И оно вернётся к тебе. Обещаю.
- Я пойду с тобой!
Изогнув вопросительно бровь Учиха удивился внезапной перемены девушки после пламенной речи о любви. Пойду с тобой... Саске не хотел этого допустить. Все его грехи должны устраниться им же, чтобы в один день смог спокойно вернуться домой. К ней. Однако, следующей фразой девушка вновь вызвала лёгкое замешательство от чего юноша устало мотает головой. Сакура сводит его с ума.
Резко схватив его за руку куноичи пошла на кухню, в то время, как Саске плёлся за ней следом, крепче держа хрупкую ладонь девушки, боясь, что в любой момент она может упасть. Но несмотря на это Харуно держалась спокойно словно специально старалась доказать ему, что она ещё не совсем лишилась сил из-за температуры.
Кухня была маленькая, вполне уютная для них двоих. Саске в который раз убедился, что он был бы не против временно пожить у неё, пока она болеет, да и в доме всё равно находиться было одиноко. Временами ему не хватало шума, потому обязательно, что-то да разбивал. Например, недавно разбил ненужную лишнюю посуду всё равно ею не пользовался, зато разбавил удушаюшую тишину неплохим грохотом на всю комнату. А находясь с ней Учиха ощущал легкий комфорт, которого не хватало в последнее время.
— Печенье? — Нелепо проворчав Саске встал со стула и направился к холодильнику. Заметив, что он был практически пуст мысленно отметил себе сходить за продуктами, пока Сакура болеет. В отличие от неё у него холодильник забит едой, чтобы не уделять особого время готовке. Заметив два небольших красных помидора Саске тут же схватил их и положил рядом с чашкой. Конечно, там были другие овощи, но они ему неинтересны.  — Извини. Просто не особо люблю сладкое. Помидоры в самый раз к чаю, ты так не считаешь?
Заметив её удивленный взгляд Учиха лукаво улыбнулся. Всё-таки стоит быть рядом ради подобных моментов. Быстро сообразив юноша достал злощастный пакет с печеньем и протянул ей. В конце-концов, вкусы у всех разные и в отношении не стоит забывать об этом. Во всяком случае, он так думал. Мы и правда будем пить чай? Откусив сочный плод помидора из него тут же потек кисловатый сок, который любил  пить Саске.
— У тебя тут... уютно. 

Отредактировано Uchiha Sasuke (Сегодня 13:22:18)

+2

29

Сакура была бы не Сакурой, если бы на определённое время не зациклилась на произнесённом юношей «моя». Подобное всё ещё звучит непривычно и от того крайне волнительно.
- Я думаю, ты знаешь достаточно медиков для того, чтобы ответить на свой вопрос. - Немного иронично Сакура повела уголком губ. Даже ей - девушке, что долгое время не принимала участия в жизни Учихи, хорошо известно, что судьба частенько сводила его с медиками... И все, как на подбор оказывались особами женского пола, из-за чего долгое время Харуно не покидал дух соперничества. Благо, с этим она справилась. Кажется.
- Ээ... Никогда не пробовала сочетать продукты подобным образом... - Выбор Саске ввёл куноичи в лёгкое замешательство, но спорить она не стала. Как говорится, на вкус и цвет... Хотя сама в итоге предпочла ограничиться тем самым печеньем, о котором говорила и которое ей любезно преподнёс юноша, доставший его с верхней полки шкафчика. Признав, что о вкусах не спорят, Сакура, тем не менее, некоторое время с долей любопытства глядела на то, как расправляется с овощем Саске. Всё же, такая любовь к помидорам, на самом деле, по сей день кажется Сакуре крайне милой, пусть и странной особенностью Учихи, от чего она в очередной раз про себя умиляется.
Какое-то время на кухне Харуно стоит лишь шум чайных ложек, бьющихся о фарфор чашек. Сакура размешивает уже ставшие невидимыми, давно растворившиеся песчинки сахара на дне, пока её мысли находятся где-то за пределами этой кухни. Это так неправильно, учитывая, что тот, кому они посвящены сидит рядом, в том же помещении, но... как есть.
- Ты ведь всё совсем неправильно понял. - Вдруг отзывается Сакура, отрывая взгляд от крохотного водоворота созданного ею же в чашке.
- Я не пыталась сказать, что у тебя нет сердца. Я говорила о своём... Это было что-то вроде метафоры. - Сакура как-то уж очень непринуждённо, особенно для серьёзного разговора, который вновь завела надкусывает печенье, запивая чаем. Тепло напитка мгновенно растекается по всему телу и... Ей становится ещё жарче, но, говорят, чай и правда неплохо помогает при простуде, так что, можно и перетерпеть. Не то, чтобы Сакура особо доверяла народным методам, конечно, но почему бы не попробовать. Мама вот частнько полагалась на них, когда девушка ещё была маленькой.
- Ты так часто твердишь, что от тебя одни неприятности, но забываешь кое-что очень важное. Я... Не могу не любить тебя. Мне кажется, без этого я просто не была бы собой. - Любовь это не яркие речи брошенные на ветер, это что-то более глубокое и важное, но Сакуре кажется, что будет намного понятней, если она всё же станет говорить об этом вслух. Мужчины, в конце концов, существа зачастую крайне непонятливые, а потому прямолинейность - отличный метод борьбы на любовном фронте, по мнению Сакуры.
- Лучше уж чувствовать боль, чем ничего вовсе... - Сакура задумчиво замолкает, ноготком очерчивая край чашки, да всё также глядит на её содержимое, по которому от её незамысловатых движений пробегает лёгкая рябь. Почему она снова нервничает? Почему бы просто не расслабиться? Впрочем, и правда... почему бы?
Куноичи поднимается с насиженного места, так и оставляя на столе чашку, да надкусанное печенье и подходит к сидящему напротив Саске. Не долго думая, посчитав, что времени на долгие раздумья нет и вовсе, Харуно обхватывает ладонями его плечи, прижимая к себе и в силу того, что он сидит, а она поднялась на ноги, оказывается достаточно высоко для того, чтобы уткнуться носом в волосы цвета вороного крыла, что, собственно, и делает.
- Но рядом с тобой я её не чувствую. Зато чувствую кое-что другое... много чего другого. Поэтому мне так страшно представлять, что скоро ты снова уйдёшь. - Сакура слишком сентиментальна порой, тем и раздражает. Об этом ей хорошо известно, но бороться вот с такими вот порывами она даже не пытается. Зачем? Если кому-то не нравится её искренность, что ж, пусть так. Зато Харуно будет уверена в том, что была откровенна до конца. А ведь Саске сам просил не лгать не так уж давно.
Держится Сакура стойко и довольно долго, готовая, впрочем, к тому, что её в любое мгновение оттолкнут. Зная характер Саске вообще довольно рискованно было вот так вот запросто лезть к нему с глупыми объятиями, но побороть желание Сакура не сумела, надеясь, что он простит её маленький каприз.
- Прости. Я снова за своё. Совсем как в детстве... Ничему жизнь не учит. - Рассуждает вслух Сакура и поспешно отстраняется. Потому что, вероятно, слишком перегибает со своими неуместно резкими проявлениями любви. А ещё потому, что стоять становится тяжело. Ей бы присесть. А по-хорошему и вовсе вернуться в постель подниматься из которой и демонстрировать свою стойкость, верно, не стоило. Сакура и сама не до конца понимает, по какой причине всё ещё ощущает неловкость, проявляя слабость. Возможно, всё дело в том, что долгое время она слышала лишь упрёки и «слабая», сказанное в её адрес, звучит для Харуно хуже любого ругательства.

0


Вы здесь » Novacross » на борту корабля // фандомные эпизоды » одна ночь для двоих