05.01 Сдаемся! В честь Дня Рождения Новы, мы снова устраиваем упрощенный прием, но всего неделю!

21.12 Как вы знаете, у нас запущена лотерея снежинок, так что торопитесь урвать себе лот, пока их все не разобрали.

06.12 Обновлена тема администрации, теперь там более четко прописано кто и за что отвечает, да и оформление стало красивее. Ссылка на тему доступна в шапке.

05.12 Нам 3 месяца! В честь этого мы запускаем особую упрощенку для всех и каждого до конца года. В админ-составе произошли изменения. К нам присоединились красавица-Лорна и очешуенный Алек. Просим любить и не жаловаться!

28.11 Рады радовать вас новым выпуском новостей! Изменены критерии бонуса за выполненное недельное задание. Теперь еще больше причин его выполнять. Заинтригованы? Читайте наши новости!

21.11 Новый выпуск новостей. Обновлен фандом недели, запущен новый конкурс. Впереди еще много приятностей, будьте готовы!

18.11 У нас сменился дизайн. По всем вопросам касаемо замеченных глюков/багов, можно обратиться напрямую к Тони. Либо в лс либо посредством обращения в телеграмм.

15.11 Челлендж на дарение закончен, но упрощенка и лотерея пока продолжаются. Итоги челленджа мы подведем в новостях, не пропустите!
ARTHUR // SARA // ALEC // LORNA // MALIA // DIANA
Изабела не без удовольствия, медленно провела большим пальцем по краю роскошной шляпы, обитой золотом и кружевом, с воткнутым гигантским пером. Плевать, что шляпа-то была больше мужская, чем женская, главное, что она – чертовски красивая и ну очень к лицу бронзовокожей пиратке. О, Изабела могла позволить себе все, что угодно, ведь драгоценностей и златых монет в ее карманах всегда было достаточно, но когда дело касалось такого важного атрибута, как капитанская шляпа, женщина становилась серьезней некуда и не разбрасывалась деньгами налево и направо, только заметив в поле зрения вышеуказанную деталь костюма. Не каждая шляпа имела право гордо называться капитанской! Порой, от шляпы зависела жизнь пирата – слишком широкие поля закрывали обзор, а слишком плотно сидящий котелок сдавливал голову и причинял массу неудобств не только на поле боя, но вообще в жизни. Не могла же Ривейни отказаться от возможности дать жаркий бой только потому, что от не подходящей по размеру шляпы у нее разболелась голова! Брюнетка поднесла бархатную полосу на тулье к уровню глаз и причмокнула губами – усыпанная изумрудами и жемчугом лента переливалась в лучах солнца. - О, красавица, именно тебя я и искала все это время, - немного растягивая слова, будто смакуя их, Изабела плавно водрузила шляпу-корону себе на голову, восторженно оскалилась, - У твоего бывшего хозяина был отменный вкус, жаль, что мы так и не смогли найти с ним общий язык, - игриво щелкнув пальцами по краю треуголки, разбойница подошла к столу, перегнулась через него, едва не улегшись пышной грудью на облитые чернилами карты, и резким движением вынула лезвие одного из своих клинков из мертвой груди мужчины – бывшего капитана судна, - Ничего личного, дорогуша, но мне нужен этот корабль. Эй, там, наверху! Мертвяков за борт, и отдраить шхуну так, чтобы ни единого пятнышка крови не осталось! Скоро к нам пожалует дорогой гость, и я не хочу, чтобы его расстроили какие-то кровавые разводы или чьи-то неубранные отрубленные руки! «Меч Создателя», переименованный Изабелой в «Пьяного долийца», отправлялся в новое плавание
правила администрация роли нужные хочу видеть списки на удаление вопросы к амс

Novacross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Novacross » на борту корабля // фандомные эпизоды » Прекрасный летний день


Прекрасный летний день

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

ПРЕКРАСНЫЙ ЛЕТНИЙ ДЕНЬ
★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★

https://i.imgur.com/prIeC3Z.jpg

★★★★★
Rock Lee и Maito Gai
Коноха
за 2 года до событий "Боруто"

★★★★★
Майто Гай и Рок Ли зачастую делят между собой не только мечту, но также радости и горечи.

+2

2

  Яркие солнечные лучи то и дело отскакивали от черных волос, стриженных "под горшок", а иногда заглядывали под них и терялись в широких бровях, которых здесь сегодня собралось крайне много. Рок Ли неспешно катил инвалидное кресло с восседающим в нем Майто Гаем по выложенной камнем дороге, впереди них энергичной походкой вышагивал Метал Ли, то и дело оглядываясь на отца и того, кого не без причин считал своим дедушкой. Иногда волосы тревожил теплый летний ветерок, который обещал дать кратковременное избавление от зноя, но тут же бежал дальше по своим делам.
  Ранее сегодня утром Рок Ли вместе с сыном навестили Гай-сенсея и, под предлогом хорошей погоды, Ли уговорил бывшего учителя на прогулку, а заодно проводить Метала в академию. Мальчик любил Гая, любовь, возможно, унаследованная от отца, вместе с такими же широкими бровями и зеленым трико, а поэтому только обрадовался подобной компании по дороге на занятия. Сам Рок Ли же оставался скорее тихим, что было очень необычно видеть. Даже сама манера прогулки как будто говорила "что-то здесь не так", ведь они не мчались со скоростью от которой следовало начинать беспокоиться, не было громких криков про юность, сам Ли до сих пор даже ни разу не отжался.
  Перед входом в академию они притормозили и распрощались с Метал Ли, который радостно помахал им, озаряя и без того солнечный день своей улыбкой. Дождавшись пока тот скроется за дверью академии шиноби, двое взрослых продолжили свою удивительно неспешную прогулку. Глядя на них со стороны можно было бы предположить что это сын и пожилой отец наслаждаются погожим днем, размеренно прогуливаясь в парке.
  - Гай-сенсей, - заговорил Ли, когда они уже отошли на достаточное расстояние от академии, и тут же его голос начал ломаться, сквозь него послышались нотки хрипотцы. - Тентен мне изменила.
  Из глаз покатились слезы. Не два ручья, что время от времени посещали Ли во время особо эмоциональных моментов, а тонкие струйки, что проделывали извилистый путь по щеке и падали наземь, поднимая облачка придорожной пыли. Руки, которыми он держал ручки инвалидного кресла, задрожали. Сохранявший до того каменное выражение лица Ли больше не мог сдерживаться, он смотрел на затылок Гай-сенсея сквозь слезы и его грудь разрывало щипцами на тысячи мелких кусков.
  Со вчерашнего дня, каждую секунду, он продолжал испытывать боль. Воображение предательски все снова и снова проигрывало картины измены, которое оно уже успело обрисовать с разных углов и сторон, и горло сжимало так, что становилось трудно дышать. Он не знал, что делать. С тех самых пор, как Рок Ли стал генином, его учителем, другом и отцом был Гай-сенсей, он всегда протягивал руку помощи, помогал во всем, даже в делах любовных. Он помог стать Ли таким, каким он есть сейчас, стать тем, кем он стал. Сейчас Рок Ли больше не знал к кому обратиться, у него больше не было никого. Кроме сына. Может Гай сможет помочь, наставить, обуздать беснующееся сердце? Как вернуть все так, как было? Как склеить по мелким кусочкам разбитую вдребезги радость?
  - Что мне делать? - тихо спросил он.
  Скрипнув, кресло остановилось.

+3

3

Весело напевая незатейливую мелодию, Зелёный Зверь Конохи наносил удар за ударом. Но это были не привычные удары, крушащие всё на пути, это были горделивые юношеские взмахи кисти. Буйство красок, зелёных и оранжевых, одолевало холст. Гай весело улыбался, кивая самому себя и радуясь, что задумка получается именно такой, какой он и рассчитывал.
— А теперь вырастим дерево… да-а-а-а, вот здесь! — Он странным образом перенимал фразочки от своего учителя по рисованию, и ему они очень нравились. Как будто вместе с ними перенимал и его энергию.
Майто Гай никогда не видел себя, в чём либо, кроме махания кулаков и ног. Он был мастером рукопашного боя большую часть жизни; в той части жизни, в которой им не был — стремился к этому.
Ему пришлось принять множество вещей, преодолеть тяжкие испытания, после того как оказался в инвалидном кресле. После знакового разговора с его старым другом Хатаке прошёл почти один год, и за это время многое поменялось в его жизни. Гай посмотрел на жизнь вокруг и начал пробовать себя в чём-то новом, больше не запирал себя в своём доме и не запирал себя в старой жизни. Попал в группу реабилитации для пострадавших во время войны и даже нашёл там новых товарищей. Он всё ещё не мог смириться полностью с тем, чтобы отказаться от попыток вернуться к ремеслу шиноби, но научился направлять энергию в другие русла. Например, в рисование. Стало легче. Сначала получалось ужасно, но теперь ему даже нравились его работы. В его полном солнечного света доме, проникавшем из всегда открытых окон, стояло множество полотен.
Обрадовавшийся внезапному появлению его любимого ученика — Рока, и его сына — Метала, Гай затряс головой в знак согласия на прогулку. Он так и поехал: с измазанными красками руками и бровями. Не слишком чистый, зато невероятно счастливый. Каждая встреча с этими двумя «адептами юности» и его самого заряжали энергией на долгие дни.
Пока один Ли катил его коляску, Гай строил рожицы младшему Ли, показывал фокусы с бровями и подсказывал как лучше вести тренировки. Одним словом, очень приятная прогулка, заставившая его вдоволь посмеяться. Всё равно, что прогулка с сыном и внуком. Эта мысль отдавалась приятным теплом в его сердце. Надо будет сказать Року, что он будет рад гулять время от времени — подумал Зелёный Зверь.
Простившись с младшим Ли, они направились дальше и, Гай уже было хотел предложить маршрут для прогулки, как вдруг раздался голос Ли старшего. Весьма странный и необычный в интонациях, что заставило Майто замереть — если у его ученика был подобный голос, то наверняка произошло что-то плохое.
Он не торопил и не подгонял, лишь терпеливо ждал, пока его ученик скажет всё сам. И, наконец, эти слова достигли его ушей.
Гаю было странно слышать о подобном. Тентен? Чудесная Тентен способна на такое? Его собственная ученица? Её образ тут же возник у него в голове, и тут же пропал, когда Майто потряс головой. От такого он и сам растерялся и не знал что делать. Подумать только!
Почувствовав дрожь в руках Ли, услышав своим чутким слухом, как пошли его слёзы, Гай поднял руки вверх, и положил свои большие, всё ещё мускулистые ладони на руки своего ученика в области предплечья.
Гай не обвинял кого-либо, не говорил, что всё хорошо, или что нужно отомстить. Сначала он даже не проронил и слова. Единственное что он сделал, это держал его руки своими, показывая тем, что он рядом, как был рядом всегда. В его собственных глазах набежали слёзы и Майто всхлипнул, не в силах больше их сдерживать.
— Ли… — сквозь слёзы и текущие сопли простонал он, — Ли, мне очень жаль, что это случилось с тобой. — Гай ещё крепче сжал руки своего ученика. С задранными вверх и назад руками он находился в действительно дурацкой позе, но его это совершенно не волновало. Он отчаянно пытался придумать что сказать, и действительно помочь, а не только высказывать сожаления, но ничего не получалось: таким уж он был — всегда принимающим проблемы ученика как свои, и был слишком эмоциональным когда дело касалось Ли. Да и, быть может, выпустить слёзы не такой уж и плохой вариант для первого этапа?
— Ты не должен делать поспешных решений! — Строго выговорил Гай, преодолев заслон слёз и взял себя в руки, успокоившись. Хотя бы кто-то в этой ситуации должен иметь голову на плечах, и, будучи самым старшим, он возьмёт эту инициативу на себя. Но как вообще могло произойти такое? Тентен в его голове всегда была тихой и прилежной ученицей, не способной на подобные вещи. "Старый слепой дурак!"— подумал Гай про себя. — "Как всегда не видишь дальше собственного носа. "
— Ты уже говорил с Тентен об этом? — Вкрадчиво поинтересовался Гай, вытирая слёзы рукавом и мягко переводя своего ученика из-за спины к своей лицевой стороне.

Отредактировано Maito Gai (07-01-2019 23:29:03)

+3

4

  Крепкая рука учителя заставила его немного успокоиться. Такое простое движение, но оно значило так много, Ли был уверен, и для Гая тоже. Оно напоминало тренировки, когда учитель поправлял его, брал властно его руки в свои и исправлял боевую стойку, это было чувство поддержки, говорящее о готовности помочь и наставить, исправить все ошибки. Чувство, которое возникло в тот самый день, когда Гай-сенсей поклялся привести юного Ли к его мечте - стать шиноби, который использует только тайдзюцу.  Оно напоминало тренировки.. С Тентен-чан. Руки, державшие кресло, сжались так сильно, что погнули ручки, за которые следует возить это кресло. Он до сих пор не понимал почему, зачем она так поступила? У них был сын, у них было все, так зачем? Зачем?!
  Послушно Ли выпустил покореженный метал из рук и обошел коляску. Слезы все текли по его щекам и он не мог им препятствовать, как бы ни старался. Они текли как будто не из глаз, а из той черной пустоты, что осталась в груди на том месте, которое ранее занимала Тентен. Буря отбушевала вчера, сегодня остались лишь боль и отчаяние, а шторм, бушевавший в сердце, заменил полный штиль и успокоившаяся вода выливалась через глаза.
  - Да, мы.. - Ли начал говорить и остановился, борясь с удушением. Дышать и выговаривать слова было даже тяжелее, чем после изнурительной тренировки. - Да, мы.. - он глубоко вздохнул. - Она ушла, - Рок Ли словно только заметил свои слезы и попытался их вытереть тыльной стороной руки, жест вышел до смешного напоминающий тот самый, которым только что вытирал слезы сам Гай. - Я, вроде как, выгнал ее.
  Вчерашний день уже терялся в тумане, казался нереальным, а то и просто плохим сном. Было сказано много слов, перебито много мебели, удивительно, как сам дом остался в относительном порядке (он до сих пор стоял на земле). Хорошо, что Метала не было дома. Метал Ли.. Что он скажет сыну? Вчера он не мог внятно говорить и думать, поэтому на вопросы об отсутствии мамы и насчет разгромленного дома выдавил лишь что-то в стиле "это тренировка", - первое что пришло на ум, хотя все же сработало. Метал Ли, пускай ему было только десять, уже знал своего отца достаточно чтобы принять подобное в качестве обьяснения. Они много тренировались вместе.
  - Это был Неджи, - Рок Ли упал на колени перед бывшим учителем и из его глаз потекли слезы с новой силой. - Это был Неджи-кун, Гай-сенсей! Что мне делать?! Как я?..
  Он спрятал лицо в руки, пытаясь унять накатывающую истерику, спрятаться от всего мира в укромном уголке собственных ладоней. Бинты на руках мгновенно намокли, но Ли на них не обращал внимания. Он лишь тихо всхлипывал.

Отредактировано Rock Lee (08-01-2019 12:26:05)

+3

5

Юность — пора любви. Юность — пора весны. В ней была радость и веселье. Но в ней же были горечь и боль. Юность — пора страдания. Юность — пора осознания. Осознания того, что жизнь чертовски сложная штука.
Лёгкий ветер, начавшийся ещё тогда, когда они только подходили к академии с Металом, усилился. Звуки скрипучих ветвей и шелест листьев скрывали горе двух мужчин от посторонних ушей.
Гай понимал, что ему просто не дано понять всю глубину трагедии Ли, хотя, и ему самому доводилось переживать схожие ощущения предательства и потери. В его молодости люди были куда менее терпимы к его широким бровям и необычному стилю одежды и, само собой, это наложило отпечаток и на отношения с противоположным полом. Майто влюблялся лишь однажды, и с тех пор его сердце закрылось навсегда. Впрочем, это и сердцем то сложно назвать: так, небольшой осколок от разорванной в клочья части, закрытое внахлёст юностью и тренировками, чтобы не чувствовать и не ощущать. Бежать вперёд, пока тело не откажется ходить, заглушая любые переживания физическим страданием, пока время не перемолотит остатки чувств, превращая их в ничто.
Но что сказать Ли? Что пройдёт десяток лет и станет легче? Но нет. Это неправда. Легче не станет, просто научишься с этим жить. Гай потянул своего ученика к себе, чтобы обнять, напомнить, что не всё доверие в этом мире разрушено, что ещё есть он. Что всегда будет он.
— Да… лучше вам какое-то время не видеться. — Согласно кивнул Майто, услышал что Ли выгнал  Тентен. Возможно, всё и плохо, но хоть что-то можно поправить, — подумал Гай, пытаясь прикинуть, что же делать. Необходимо поговорить с Тентен. Узнать, почему вообще она пошла на такое? Она славная и хорошая, наверняка, всему есть разумное объяснение — тешил себя надеждами бывший джоунин.
— Н-неджи? — Не веря прошептал Гай. Нет. Едва ли что-то можно поправить. Предательство не только от жены, но и от того, кого Рок всегда считал своим другом и товарищем. Он ещё сильнее прижал к себе Ли, и уже не мог скрыть свою дрожь. Держись, Ли! — молил Зелёный Зверь богов, потому что его самого разрывало изнутри. От негодования. Непонимания. Злости. Они все, все были его учениками, прошли через многое и допустили такое! Это не укладывалось в голове, рвалось наружу и хотело приобрести силу крика, мощь удара и горечь слёз. И от всего этого спасало лишь состояние Ли, которому было стократ хуже, чем ему, и ради которого Гай проглотил все эти ощущения.
— Я с тобой Ли… всегда с тобой. — Прошептал Гай. — Ты должен быть сильным. Сильнее чем когда-либо. Ради себя… ради Метала.
Было ли вообще что-то, что могло бы успокоить его ученика? Нужные слова, нужные действия? Майто не верил в это. Он знал, что ничто не способно унять эту боль, кроме… алкоголя. Но Рок и алкоголь вещи несовместимые.
Капли дождя посыпались с неба протыкая землю. Вода была всюду. Особенно возле глаз.

+3

6

  Тяжелый порыв ветра качнул черные волосы, небо затягивали тучи. Бинты, к которым Ли так привык, которыми постоянно обматывал истерзанные тренировками руки, и которые до того прочно вошли в его гардероб, что стали частью его же техник, пропитывались влагой. Со вчерашнего дня Ли не тренировался. Ему казалось, что в обычной рутине интенсивных физических упражнений он мог бы забыться на время, но он просто не мог, ему не хотелось. Он также ничего не ел, пускай даже Гай-сенсей с ранних лет приучил его к тому, что плотный завтрак - залог успешного дня. Он не знал, что делать. Он не хотел ничего делать. Хотя нет, одна вещь была для него сейчас пределом мечтаний - избавиться от постоянной боли, что раздирала грудь.
  В царстве собственных ладоней было темно и по странному уютно. Такой детский жест, но Ли было все равно, видит ли кто-либо их со стороны и что о нем подумают, от Гай-сенсея же он не скрывал ничего, таковы они оба всегда были. И он с готовностью прильнул к его рукам, совсем как раньше, когда особо сложная техника все не получалась и хотелось расстроится да расплакаться, но Гай-сенсей дарил не только свою мудрость и наставления, но также дружбу, поддержку и отеческую любовь.
  Ветер вновь пробежался по округе, сопровождаемый хором потревоженной листвы. С неба начали падать первые капли. Ли ощущал каждую из них - они приземлялись то на его оголенные плечи, то падали на зеленую ткань его трико и тут же впитывались, отдаваясь лишь кротким чувством попадания воды по ткани. Он слушал как они одна за другой падают на землю, закладывая фундамент для будущих луж. Ли не был уверен в том, сколько он так просидел. Слезы перестали течь, он просто всматривался в темноту своих ладоней и ощущал всем телом дождь. Гай-сенсей все так же находился рядом и одним лишь этим оказывал неимоверную поддержку.
  - Простите, Гай-сенсей, я что-то.. - Ли осторожно поднялся с колен, его ноги затекли. Он провел рукой по глазам, в тщетной попытке вытереть лицо и уставился на Гая, а затем в небо. Дождь уже разошелся не на шутку, а он, болван, заставляет своего бывшего учителя сидеть под ливнем в кресле, утешая его. - Пойдемте, учитель, найдем какое-то укрытие.
  Кое-как ухватившись за покореженные им же ручки инвалидного кресла, Ли повез его к ближайшей незанятой беседке в парке (случайные прохожие, угодившие под дождь, уже прятались под некоторыми такими). Ли уже давно полностью промок, как, наверняка и Гай, поэтому он особо не спешил, струящаяся по голове и одежде вода каким-то странным способом успокаивала его, прибивала болезненные мысли к полу, как придорожную пыль. Прогрохотал гром.
  Добравшись до беседки, Ли осторожно припарковал кресло внутри, а сам, тяжело вздыхая, осторожно сел на краешек лавки. Где-то вдали сверкнула вспышка молнии, а за ней последовал эхом очередной раскат грома.
  - Думаете, она не заберет у меня Метала? - негромко спросил Ли после длительной молчаливой паузы.

+3

7

Небо грянуло первым ударом барабана-грома и с каждым последующим, словно от усилий заклинателя-шамана, дождь налетал с новой силой.
Струи воды были безразличны к страданиям двух юных, если не телом, то сердцем, людей, и утекали прочь. Впрочем, некоторые капли, видимо, наиболее любопытные или сострадающие, задерживались. Они прятались в волосах, утяжеляя пряди целыми толпами и караванами своих собратьев, ломая привычную причёску-горшок, превращая её во что-то нелепое, волнистое и липучее. Образовывали засады в бровях, то и дело, устраивая набеги на своих более цивилизованных, живущих в городах, собратьев, которые не выдерживали горя своих владельцев и покидали глаза, служившие домом — тут то их и хватали, унося потоками куда-то вниз.  Привычная бандана с блестящей наклёпкой с символом Листа покрылась влагой и больше ничего не отражала — была туманна, как и будущее Ли.
Гай мягко опустил руку во влажные волосы своего ученика и немного растрепал их, когда гладил и утешал. Он не обращал никакого внимания на дождь, хоть и сидел в луже — вода в коляске копилась очень легко и быстро. Пока Ли смотрел в свои ладони, его учитель смотрел вперёд и надеялся, что дождь смоет не только слёзы, но и переживания. Что молнии затмят воспоминания, а гром приглушит мысли. Глупая надежда. Детская. Но ведь их мало кто считал за взрослых, не так ли?
— А, да ничего, Ли, не переживай за меня. — Мягко проговорил Гай поднимая руки, но противиться укрытию от дождя не стал — мокрая задница это далеко не самое приятное ощущение.
Добравшись до беседки, Гай потёр ладони и смахнул с них излишки капель. Он почувствовал, как дрожит от холода. Странное дело, раньше, случись такое, он бы просто начал делать упражнения и уже скоро был бы мокрым не от дождя, а от пота. А теперь…
— Ли, не поможешь мне пересесть? — Спросил Майто, указывая на сухую лавку, прежде чем отвечать на далеко не самый простой вопрос. Сидеть в промокшем инвалидном кресле было далеко не самой лучшей идеей. Он, конечно, мог бы и сам это сделать — прыгнуть сжатием одних лишь ягодиц и мышц таза, но попросил ученика, чтобы тот почувствовал, что он нужен. А он и правда был нужен Гаю, всё таким же бровастым, зелёным и беззаботно-счастливым. Ещё хотя бы немного.
И, после секундной задержки, пока стук сердца терялся в звуках дождя, пока юность тонула в мыслях не сулящих ничего кроме безнадёжности, а зелёная ткань стала настолько тёмной, что походила на цвет болотного мха, Гай сказал:
— Никто не посмеет забирать у тебя Метала!  — Он доверительно положил руку на плечо Ли. — Ты сам знаешь, он — твой сын, и ничто не сможет встать между вами. — Гай прикоснулся указательным пальцем к левой стороне груди своего ученика, не то намекая на такую же зелёную одежду, не то на то, что было глубже: в самом сердце, где была неразбавленная энергия юности — и у него, и у Рока, и у Метала.
На минуту Майто остановился, давая стуку дождя разбавить его речь, давая возможность подумать над его словами.
— Ты… на какие дальнейшие, с ней, отношения настроен? Отдохни какое-то время, но после будет нужно обо всём этом поговорить. С ними. — Гай знал, что его ученик бесконечно добрый мальчик. Но и понимал, что подобное предательство может напрочь закрыть его сердце. Но даже так, Зелёный Зверь никогда не предложил бы убегать от проблем, как бы серьёзны те не были. Всё же, Ли уже взрослый, пусть Майто и отчаянно отрицал это всем своим нутром, но его долг, как учителя, помочь и в этой взрослой жизни, даже если у самого опыта немногим больше.
— Иногда юность горчит. — Сказал Гай и поёжился.

+3

8

  - А? - Ли словно очнулся от каких-то своих раздумий и перевел взгляд с разошедшегося не на шутку ливня, от чьих брызг беседка так и не могла спасти до конца, на Гая. - Да, конечно, сенсей, простите, я.. - он запнулся и просто молча помог пересесть бывшему учителю.
  Конечно, после памятной войны тому досталось довольно сильно, шутка ли - сражаться с Учиха Мадарой, пока тот был носителем десятихвостого? При чем почти на равных. Гай тогда почти заплатил наивысшую цену за дарованную ему восьмыми вратами силу, но, спасибо Наруто-куну, остался жив. Хотя и в инвалидной коляске. Конечно, Ли пытался как можно чаще наведываться, помогать убираться в квартире, подбадривать, но миссии и семья занимали у него много времени, а еще были и ежедневные тренировки. Конечно, он пытался как можно чаще тренироваться если не вместе с Гаем, то хотя бы в его присутствии, но все равно, так случилось, что они со временем стали видеться все реже. Помогая бывшему учителю пересесть с кресла на скамью, Рок Ли почувствовал себя хотя бы немного полезным, попытался казаться опорой, хотя сам ощущал, что вот-вот подкосится и рухнет, словно прогнившее изнутри дерево, не от физической слабости, но от тьмы перед глазами, которая все накатывала, стоило сердцу завопить новой порцией боли.
  В вихрь эмоций добавился укол сожаления - следовало бы навещать Гая чаще. Родившийся сын отнимал у Ли много времени, но чем он был помехой? Метал и Гай здорово ладили друг с другом, они точно походили на внука и любящего дедушку. По телу пробежала дрожь, как от холода, так и от безысходности. Вслед за сыном в голове непроизвольно возникал образ Тентен, а следом, безжалостно, образ Неджи.
  - Вы думаете так, Гай-сенсей? Она все же мать.. - Ли не был уверен как это работает, но ему почему-то казалось, что в правах на детей отцы обычно несправедливо обделены. Он точно знал что не хотел отдавать Метала никому, знал это так же хорошо, как и положивший ему на сердце руку Гай, но что он сможет поделать? Взять сына и бежать с деревни? Но он не может покинуть Коноху, это его дом.
  О том что будет дальше он не мог и гадать. Собственно поэтому он и пришел к Гай-сенсею, узнать, спросить, получить совет. Во вспышках молний и холодных порывах ветра, что заставляли дрожать промокшее тело, он мог думать только о том, как ему плохо, на все остальное просто не хватало сил, все остальное застревало где-то в горле и не могло выйти наружу, утопленное в слезах и внутреннем крике.
  - Вы думаете.. - он на секунду застыл, пытаясь вздохнуть. - Мне стоит поговорить.. С ними? Но Гай-сенсей, как я могу говорить с ними? После всего, не могу же я просто.. - он опустил глаза и спрятал лицо обратно в руки. Плечи содрогались то ли от холода, то ли от слез. - Я.. Я не хочу с ними говорить. Я не хочу их видеть, Гай-сенсей. Я не могу.

+2


Вы здесь » Novacross » на борту корабля // фандомные эпизоды » Прекрасный летний день