05.01 Сдаемся! В честь Дня Рождения Новы, мы снова устраиваем упрощенный прием, но всего неделю!

21.12 Как вы знаете, у нас запущена лотерея снежинок, так что торопитесь урвать себе лот, пока их все не разобрали.

06.12 Обновлена тема администрации, теперь там более четко прописано кто и за что отвечает, да и оформление стало красивее. Ссылка на тему доступна в шапке.

05.12 Нам 3 месяца! В честь этого мы запускаем особую упрощенку для всех и каждого до конца года. В админ-составе произошли изменения. К нам присоединились красавица-Лорна и очешуенный Алек. Просим любить и не жаловаться!

28.11 Рады радовать вас новым выпуском новостей! Изменены критерии бонуса за выполненное недельное задание. Теперь еще больше причин его выполнять. Заинтригованы? Читайте наши новости!

21.11 Новый выпуск новостей. Обновлен фандом недели, запущен новый конкурс. Впереди еще много приятностей, будьте готовы!

18.11 У нас сменился дизайн. По всем вопросам касаемо замеченных глюков/багов, можно обратиться напрямую к Тони. Либо в лс либо посредством обращения в телеграмм.

15.11 Челлендж на дарение закончен, но упрощенка и лотерея пока продолжаются. Итоги челленджа мы подведем в новостях, не пропустите!
ARTHUR // SARA // ALEC // LORNA // MALIA // DIANA
Изабела не без удовольствия, медленно провела большим пальцем по краю роскошной шляпы, обитой золотом и кружевом, с воткнутым гигантским пером. Плевать, что шляпа-то была больше мужская, чем женская, главное, что она – чертовски красивая и ну очень к лицу бронзовокожей пиратке. О, Изабела могла позволить себе все, что угодно, ведь драгоценностей и златых монет в ее карманах всегда было достаточно, но когда дело касалось такого важного атрибута, как капитанская шляпа, женщина становилась серьезней некуда и не разбрасывалась деньгами налево и направо, только заметив в поле зрения вышеуказанную деталь костюма. Не каждая шляпа имела право гордо называться капитанской! Порой, от шляпы зависела жизнь пирата – слишком широкие поля закрывали обзор, а слишком плотно сидящий котелок сдавливал голову и причинял массу неудобств не только на поле боя, но вообще в жизни. Не могла же Ривейни отказаться от возможности дать жаркий бой только потому, что от не подходящей по размеру шляпы у нее разболелась голова! Брюнетка поднесла бархатную полосу на тулье к уровню глаз и причмокнула губами – усыпанная изумрудами и жемчугом лента переливалась в лучах солнца. - О, красавица, именно тебя я и искала все это время, - немного растягивая слова, будто смакуя их, Изабела плавно водрузила шляпу-корону себе на голову, восторженно оскалилась, - У твоего бывшего хозяина был отменный вкус, жаль, что мы так и не смогли найти с ним общий язык, - игриво щелкнув пальцами по краю треуголки, разбойница подошла к столу, перегнулась через него, едва не улегшись пышной грудью на облитые чернилами карты, и резким движением вынула лезвие одного из своих клинков из мертвой груди мужчины – бывшего капитана судна, - Ничего личного, дорогуша, но мне нужен этот корабль. Эй, там, наверху! Мертвяков за борт, и отдраить шхуну так, чтобы ни единого пятнышка крови не осталось! Скоро к нам пожалует дорогой гость, и я не хочу, чтобы его расстроили какие-то кровавые разводы или чьи-то неубранные отрубленные руки! «Меч Создателя», переименованный Изабелой в «Пьяного долийца», отправлялся в новое плавание
правила администрация роли нужные хочу видеть списки на удаление вопросы к амс

Novacross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Novacross » теория струн // альтернатива » убить пересмешника


убить пересмешника

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

УБИТЬ ПЕРЕСМЕШНИКА
★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★

https://i.imgur.com/cRm0a1d.png

★★★★★
Petyr Baelish & Sansa Stark
Винтерфелл
зима

★★★★★
« Пересмешник это самая безобидная птица, он только поёт нам на радость. Пересмешники не клюют ягод в саду, не гнездятся в овинах, они только и делают, что поют для нас свои песни. Вот поэтому убить пересмешника —  г р е х. »

+1

2

Быть леди Винтерфелла — это означает не только спокойную, богатую и удобную жизнь в мирное время и не только ответственность за фамильное поместье во время войны. Быть леди Винтерфелла, старшей леди Старк, королевой Севера — этот титул накладывал на Сансу не только удовольствия, не только обязанности, не только власть, но еще и возможность карать и миловать; и она с удовольствием расправилась с Рамси, глядя на то, как ее мучителя разрывают псы, тем самым вынося болтонскому бастарду свой первый приговор [это раньше они были преданные — теперь они голодные], и Санса не могла сказать, что ей было жаль. Ей не было жаль ни единой секунды, и даже тошнота к горлу при виде крови не подкатывала.

Но теперь Сансе было жаль.

Лорд Бейлиш, кажется, никогда не допускал ошибок. Он шел к своей цели, игнорируя тех, кто стоял на пути, устраняя их — толкнул ее тетю Лизу в проем Лунной Двери, прятал Сансу в Орлином Гнезде под видом своего бастарда Алейны Стоун, скрывая от лап Серсеи, привел войско из Долины, с помощью которого был отвоеван Винтерфелл... И все же лорд Бейлиш допустил, наверное, единственную ошибку в своей жизни, ошибку, которая могла стоить ему жизни: он попытался рассорить сестер Старк.

Да, Арья и Санса никогда не были достаточно близки. Арья считала старшую сестру скучной и глупой, Санса считала младшую сестру взбалмошной и неразумной, но сейчас, после того, что случилось с их семьей, у девочек Старк остались только они сами, включая еще Джона и Брана. Старки сбились в стаю из маленьких волчат, что только учатся показывать клыки: Санса медленно, но училась. По иронии судьбы, ее учителем был Петир Бейлиш, человек, что целовал ее и клялся ей в верности, но отдал в руки Рамси — невозможно, чтобы Пересмешник не знал, каким чудовищем был Болтон. Санса и раньше не особенно верила Петиру, но после того, как тот позволил ей выйти замуж за этого страшного человека, Санса поняла: она ничего для Бейлиша не значит. Очередная его пешка в игре престолов, которую он вел еще до рождения Сансы.

Впрочем, возможно, Санса была для него не простой пешкой, а более важной фигурой вроде слона или ладьи, но это не исключало того, что леди Старк была просто способом достижения цели, и ею можно было пожертвовать ради выигрыша в партии.

Он говорил, что хочет видеть Сансу на Железном Троне рядом с собой, но и этому Санса не верила, хотя... вполне возможно, что так оно и было. Бейлиш стремился к престолу, а она была очень похожа на Кейтилин Талли в молодости, которую так любил Пересмешник, пронеся свою любовь сквозь года, хотя его возлюбленная вышла замуж за другого. В Сансе не было ничего от Старков, ни темных волос, ни серых глаз... но Петиру, если судить по его словам, нравились ее глаза. Он говорил, что многие мужчины будут тонуть в них, когда она подрастет — и утонул сам.

Однако Санса не верила в любовь Бейлиша. Она вообще больше не верила в любовь, с тех самых пор, как ее золотоволосый принц показал ей голову ее отца, насаженную на пику. Санса поняла, что все истории, прочитанные ею в книгах — просто красивые сказки. Жизнь — не песня. Жизнь жестока, и нет смысла молиться Семерым богам ее матери или Старым Богам ее отца, потому что никто не услышит и не поможет, потому что никто никого не может защитить. И ее тоже никто не защитит, кроме ее самой.

Санса все-таки многому научилась у Пересмешника. Она слушала его слова и запоминала, и теперь настало время, когда она использует эти знания против него: Петир пытался поссорить родных сестер Старк, и леди Винтерфелла приняла решение, уйдя со стены замка и приказав привести Арью в Большой зал.

Когда-то Бейлиш говорил, что умрет за нее, умрет, если она прикажет. Что ж — сегодня она прикажет.

***

В Большом зале собрались все жители Винтерфелла.

Восседая за столом на месте недавно уехавшего на Юг Джона, Санса смотрела на то, как солдаты вводят Арью. Мизинец стоял в углу, и на его губах играла довольная улыбка: он явно был уверен в своем успехе, в том, что леди Старк до сих пор играет по его правилам.

— Вы точно этого хотите? — спросила Арья, пристально и спокойно глядя на сестру.

— Я не хочу этого. Этого требует честь, — ответила Санса — она и правда не хотела этого. Не хотела убивать Пересмешника — но он сам вынуждал ее к этому. Вынуждал ее вынести смертный приговор.

Отец говорил, что тот, кто выносит приговор, сам заносит меч. Санса не могла убить сама. Санса никогда не держала в руках меча. Но Арья — Арья уже не раз лишала человека жизни. И именно ей, Арье, была уготована роль палача, пока две леди Старк разыгрывали свой маленький спектакль.

— И чего же требует честь? — так же холодно спросила ее младшая сестра.

— Чтобы я защитила нашу семью от угрозы, — сказала Санса. — Чтобы я защитила Север от предателей.

— Ну что же — не тяните, — произнесла Арья.

Санса набрала в грудь воздуха и начала:

— Вы обвиняетесь в убийстве. Вы обвиняетесь в измене.

В зале повисла тишина. Фигурка младшей сестры казалась такой маленькой — а Мизинец продолжал улыбаться, ни о чем не подозревая, но после слов обвинения леди Винтерфелла перевела взгляд с Арьи на него и ровным тоном спросила:

— Как вы ответите на это... лорд Бейлиш?

+1

3

Лгать другим и себе оказалось так просто. Так необходимо. Что Петир погряз в этой пучине, увязая каждым своим действием, своим поступком, своими словами все глубже. А трясина не хотела его опускать, требуя свою жертву. Но для достижения своих целей Бейлишу ничего было не жалко. Играть на чувствах других, играть в своих игры, в которых бы он остался в плюсе — что ж можно и пожертвовать другими. Кейтилин, та которую он любил, предавать было даже приятно, ведь она никогда его не любила. В то время он обжигался, умирал от чувств, которые разрывали его сердце. Мизинцу хотелось с особой жестокостью взять свою возлюбленную и с особым остервенением доказать кому она должна была принадлежать. Но ничего не делал, потому что дорожил дружбы, которая только и могла быть между ними. О большем он и не мог мечтать. Что уж говорить о совместном ложе, ведь Кейтилин была верна только мужу.

Но и они умерли, слишком заигравшись в игры. Мизинец был тем, кто приносил смутицу, хаос, предпочитая выжидать, зная, что его желания рано или поздно сбудутся. Он был мастеров в своем деле и речь его могла одурачить любого. Все верили его словам, ведь думали, что этот наивный простачок ничего не понимает в делах. Но идеальный стратег и манипулятор только улыбался  хитро и заговаривал всем зубы. И его не замечали.

Петир мог очаровывать, поэтому любое женское сердце могло оказаться в его руках. Льстивые слова оказывали действия и даже молодые девушки верили в него. Так именно он очаровал сестру Кейтилин — Лизу, которая оказалась слабовольной, трусливой женщиной, которая пеклась только о своей жизни и о своем ребенке. Слишком ревнивая, Петира иногда душила ее ревность, когда любая девушка, женщина, могла стать той, кто забрала сердце Бейлиша. Убить ее желание возникало каждый раз, но Петир терпел, ведь тогда он мог потерять все. Нет, на такие жертвы он не мог пойти. Но потом появилась Санса. Приятна, юная, но такая наивная, что управлять ею было одно удовольствие. Всего лишь пообещать того, что хотелось ей больше всего, и в ее глазах загоралось счастье. Она была для Петира игрушкой, которая иногда и пыталась показать характер, но все же ее сил не хватало для того, чтобы все это привести. Зверушка.

Но потом она расцвела и так стала похожа характером на Кейтилин, что рассматривать ее, как декоративную игрушку нельзя было. Ее голос приобрел силу, а осанка выпрямилась, взгляд похолодел, что вызывал стаю мурашек. Такой Мизинцу она больше нравилось. А для этого всего лишь надо было сломать ее, сделать слабой, никчемной, а потом дать стимул, возможность убежать из клетки, в которую она пошла добровольно, не зная, что ее ждет. Дрожь. Вот что ощущал теперь Бейлиш, находясь рядом с этой юной, но еще слишком доверчивой уже женщиной. Она все еще верила его словам, все еще подчинялась, велась на его советы. И это вызывало бурную реакцию не только в сердце, но в других местах. Ею можно было управлять, сделав своим посланником, голосом. Он же был бы в тени, управляя всем, пока бы железный трон не был бы его. Тогда бы он и Санса был заняли бы место, которого они заслуживали. Но им мешали, а точнее Мизинцу мешали и Бран, и Арья, которые были опасностью. Петир знал, что сестры не были никогда дружны, поэтому рассорить их было бы правильно. Нужно было только подтолкнуть Сансу к тому, что сестра строить против нее заговоры, пытается ее убить, желая отомстить за отца и то, как она предала всю свою семью. С Браном было бы все сложнее. Этот парень что-то знал и это было видно по его лицу, когда он смотрел в сторону Бейлиша. Аж мурашки пробегали по спине, но мужчина лишь приподнимал в немом вопросе бровь и ждал слов, которые так и не были озвучены. Все же пока было все по плану, и сестры уже готовы были перегрызть друг другу глотки.

***

Петир улыбался, опираясь спиной о колонну, он смотрел на то, как в зал вводят Арью. Сегодня еще одна жизнь будет загублена. Еще одна из Старков падет от его руки, хоть он и не приложит к этому свои руки. Это исполнять другие, сделав это по высшему уровню. Предатели должны умереть, неугодные всегда умирают просто из-за того, что лезли туда, куда не нужно было. Петир знал, что сегодня уж точно он будет праздновать еще одну победу. Санса ему полностью доверяла, поэтому поверить словам сестры для нее будет сложно. Особенно после того, как они выставили друг друга между собой, высказав все, что думали. Бейлиш об этом разговоре знал, ведь у него были везде свои уши, да и он сам мог следить за этим, не боясь быть замеченным. Ну, сейчас ему только нужно было всего лишь пару минут постоять безучастно, чтобы услышать сладостный приговор, который сделает еще один шаг к железному трону. Да, смерть Арьи поможет в дальнейшем достижении цели.

— Как вы ответите на это... лорд Бейлиш? — Мизинец встрепенулся, удивленно взглянув на Сансу.

Все жители Винтерфела теперь смотрели на него, будто так и знали, что только он виноват во всем этом. Бейлиш деланно оглянул каждого и в возмущением повернулся к Сансе, пытаясь увидеть в ее глазах то, что она сейчас пошутила. Но ее глаза излучали лишь холодность и Петир понял, что его игра окончена. Но он не мог все так просто проиграть. Он не мог принять поражение, поэтому решился играть до последнего, делая вид, что он не понимает о чем речь.

— Что? Прости, Санса, но я не понимаю... — Мизинец даже вытянулся, отлипая от стены. Он сейчас играл на публику, пытаясь выглядеть оскорбленным. — Что ты имеешь ввиду? -его схватили за руки стражники и вывели в центр круга, которое создали жители. — Я никого не убивал. — лживые слова легко вылетают, ведь он привык всем врать. Такой как он легко играет с чувствами других, переживая только о своих целях и заботах. И даже сейчас он не смеет отступаться от своих принципах. Погрязший во лжи всегда будет лгать, как бы его не пытались разговорить. Он не признается во всех своих грехах.
[nick]Petyr Baelish[/nick][status]лис [/status][icon]http://s7.uploads.ru/Fsb1c.png[/icon][fandom]ПЕТИР БЕЙЛИШ, 36
A SONG OF ICE AND FIRE[/fandom][lz]<div class="lz"> <br>лорд-протектор Долины Аррен, бывший мастер над монетой и член Малого совета при короле, играет с чувствами <a href="http://novacross.rusff.ru/profile.php?id=116"><b>королевы Севера</b></a><br></div>[/lz][sign]https://b.radikal.ru/b11/1805/b1/15c216042a02.png[/sign]

+1

4

Санса никогда не мечтала о троне или о власти. С юных лет Санса хотела просто выйти замуж за прекрасного принца, стать королевой не его народа, но его сердца, подарить своему возлюбленному детей и жить спокойно, окруженная любовью мужа и своих наследников. Выражаясь точнее, Санса хотела именно любви, только в силу своего возраста ориентировалась на внешность — потому и увлеклась сверх меры прекрасным золотоволосым принцем Ланнистером, не веря в то, что он может быть не таким хорошим, как она себе нафантазировала. Но слова любви Джоффри были лживыми — он убил отца Сансы, заставлял своих солдат бить ее, сделал своей игрушкой, издеваясь над заложницей в Королевской Гавани, пока беззащитная Санса могла только молчать, уверяя всех вокруг, что любит его милость, но это было ложью — Санса ненавидела Джоффри. Санса была рада, когда он умер, рада тому, что он мучился, умирая, борясь за каждый вздох — и радовалась тому, что королева Серсея держала своего умирающего сына на руках.

Возможно, Арья и Санса были похожи — только одна повторяла перед сном имена тех, кому желала смерти и знала всех их, и готова была самостоятельно лишить их жизни, другая же действовала чужими руками, не обагряя своих кровью врагов — леди Винтерфелла получила власть, которой никогда не хотела, и ей внезапно понравилось это, понравилось то, что она, та, которая была не кем иным, кроме как чужой игрушкой, теперь вправе карать и миловать, и ее слов будут слушаться, ей будут подчиняться, за ней будут следовать — за старшей из Старков, за королевой Севера, за наследницей Винтерфелла. Она сама вернула себе замок своих предков, когда позвала войско из Долины...

...Петир доставил это войско. Петир Бейлиш, лорд-протектор Долины, привел армию на помощь Старкам, когда Джон Сноу терпел поражение. Да, Санса написала ему письмо, но без него, без его участия Винтерфелл до сих пор принадлежал бы ее мучителю Болтону.

С другой стороны, именно Петир отдал ее Рамси, наверняка прекрасно зная, как тот будет обращаться с Сансой, и тем самым как будто позволяя ему это, мол, держи, поиграйся, пока мне самому не нужно... И это больше всего задело леди Старк — то, как легко Пересмешник ею пожертвовал, хотя перед тем целовал ее и клялся ей в верности. Но разве не точно так же целовал он тетю Лизу? И то, что он ее целовал, не помешало Бейлишу хладнокровно толкнуть Лизу в провал Лунной Двери, обрекая на смерть...

... Но тогда он спасал Сансу, которую толкала в пропасть ее обезумевшая от ревности тетка.

Так чему верить? Ведь она, Санса, и правда многим обязана Мизинцу. Он увез ее из Королевской Гавани, где ее ожидала, вероятнее всего, смерть — Серсея с удовольствием обвинила бы в убийстве короля, помимо Тириона, еще и его молодую жену. Он прятал Сансу Старк под личиной Алейны Стоун, и снова спас ее от смерти — потому Санса солгала лордам Долины, оправдав Бейлиша — ей поверили, как ни странно. Санса училась лгать. Санса училась притворяться. Санса училась поворачивать события так, чтобы результат был ей выгоден. И всему этому научил ее Петир, убийца ее семьи, но ее собственный спаситель. Так как ей поступить? Так, как они задумали с Арьей и Браном — остатки волчьей стаи? Или все же снова поступить по-своему? Она — леди Винтерфелла, она — истинная хозяйка Севера, потому что Джон не носит имя Старков и права зваться королем Севера у него нет. Кто ее осудит? Кто посмеет ее осудить?

Испуг, на долю секунды отразившийся в глазах Пересмешника, позабавил Сансу. Вот так — он был уверен, что сейчас одна сестра убьет другую, как это произошло между Кейтилин и Лизой, но все пошло не так, как планировал Бейлиш. Санса смотрела на то, как его выводят в центр зала, и ничто не выдавало ее волнения, а голубые глаза дома Талли излучали только холод, только мороз и зиму, которая близко — которая уже наступила, как и предвещал отец.

— Не лгите, — прервала речь Мизинца Санса. Теперь на них двоих сосредоточилось все внимание присутствующих в зале. Леди Винтерфелла почти физически ощущала на себе взгляды своих людей. Она вдохнула холодный воздух, отозвавшийся в горле едва заметным першением, и продолжила:

— Вы убили мою тетку Лизу. Вы столкнули ее в Лунную Дверь и смотрели, как она падает. Вы отрицаете это?

Не желая слышать ни слова оправдания, Санса подняла руку.

— Вы предали моего отца Эддарда Старка...

— Вы приставили ему нож к горлу, — подал голос сидящий рядом со старшей сестрой Бран. — Вы сказали ему, что он не должен был вам доверять.

— Вы подговорили Лизу Аррен отравить своего мужа Джона Аррена и написать Кейтилин Старк письмо, в котором она обвиняла в смерти лорда Аррена Ланнистеров, — ровно сказала Санса. — Нож, которым пытались убить Брана, на самом деле принадлежал не Тириону Ланнистеру, а вам. Вы отрицаете это? — она помолчала пару секунд и горько добавила:

— Вы поступали так всегда: семья против семьи, сестра против сестры... Когда-то вы сказали мне: "Иногда, когда я пытаюсь понять мотивы человека, я играю в игру. Я предполагаю худшее." Я медленно учусь, в этом вы правы, лорд Бейлиш. Но я учусь.

"Вы сами научили меня этому".

Солдаты начали окружать Петира. Арья поджала губы, и в ее руке блеснула сталь. Санса чувствовала, как на ее глаза наворачиваются слезы, но не смела отвести взгляда: она выносит приговор, и, хотя не заносит меч, должна смотреть, смотреть до самого конца. Но не было в ее душе того злого и холодного торжества, когда псы рвали на части болтонского ублюдка. Петир действительно был близким ей человеком, тем, кто не раз спасал ее, тем, благодаря которому она сейчас здесь и занимает место леди Винтерфелла. И Сансе совсем не хочется убивать Пересмешника, даже если этого требует честь.

+1

5

Страх охватил все тело, но Петир не собирался поддаваться панике, ведь он не был слабаком. И тут, в зале, который заполнен людьми, нельзя было показывать слабостей. Только не перед теми, кто и сам не прочь поиграть словами и сделать виновным другого. Тут многое могли и умели лгать, поэтому опускаться до их уровня Бейлиш не собирался. Он лишь запрятал свой страх поглубже и натянул самую самоуверенную улыбку в его лживых масках. Даже сейчас, стоя окруженным столькими людьми, он продолжал оставаться все тем же лордом, который знает, что такое честь, но никогда не обращался к ней, когда это нужно было. Он — тварь, которая танцует на чужих трупах, уповая на свою удачу. Он всегда знал, к чему все идет, ведь его ложь когда-нибудь да и раскрыли бы. И дело было не в том, что ее раскрыли так быстро, хотя и тут было не особо приятное известие. А факт, что не Санса до всего додумалась. Ей помогли, подсказали. А все же Петир старался научить маленькую леди своей игре. Он тогда специально ей сказал об игре, которую он любил исполнять на людях, которых хотел либо уничтожить, либо проверить.

И теперь стоя на коленях перед столом той, которую он любил, Бейлиш понимал, что его юная королева выросла, но все же осталось глупой, ведь даже убив его сейчас — она лишь пожалеет. Сожаление и печаль уже присутствовали в ее взгляде, заставляя сердце пересмешника забиться сильнее. Он понимал, что играл с ней грубые и опасные игры, заставив ее сломаться, но другого выхода не было. Сделав ее сильнее, он смог покорить ее сердце и подчинить своей воле. Хотя она не всегда прислушивалась к его словам. Но все же слышала его, опиралась на его опыт. Но сейчас это было похоже лишь на то, что и она умело играла. Хотелось натянуть ухмылку и похлопать такой умелой игре. Никто еще не был готов его обойти в придуманной им игре. Но все же Санса не было глупой, жизнь научила ее доверять не только словам, но и своему сердцу, которое никогда не врет.

И теперь преклонив колени не по своей воле, он не собирался говорить правды. Да, Бран бы мог все рассказать, ведь Петир чувствовал, что этот мальчишка определенно знал всю правду и он был опасен. Если все же Петир сможет разыграть все свою сторону, ему нужно было придумать план, как избавиться от этого мальца. Он опасный игрок на шахматной доске, которую Бейлиш так тщательно выбирал, подбирая комбинации и игроков, которые оставались бы на доске долгое время, а другие исчезали — принимали свою смерть и не смели бы вновь преграждать дорогу. Ведь обычно все выбывшие игроки — все мертвы. Так проще и правильнее.

Склонив голову, Петир оглядел рядом стоящих людей и улыбнулся. Что ж, если они собирались скинуть на него все грехи, то он не будет молчать в ответ и выскажет свою теорию о всех повещенных на него смертей. Он будет говорить так, чтобы убедить всех в своей правоте. А если не получится, то есть еще Санса. Юная, милая леди Винтерфела, которая слишком добра ко всем и слишком доверчива.

— Я не отрицаю, что столкнул твою тетю Лизу, но Санса, ты же помнишь, что она хотела тебя убить? Я лишь спас тебя, защитив тебя от смерти. Лиза слишком была ревнива и поэтому была слишком взрывной и опасной. Она сошла с ума, решив, что ты моя любовница. Разве не так все было?  - нахмурившись, Петир внимательно посмотрел на девушку, спустив улыбку со своих губ. Ему был не приятен этот инцидент, хотя все же получилось избавиться от надоевшей Лизы. Но могла бы пострадать Санса. Петир тогда хорошо помнил, как его сердце на миг остановилось, а мысли судорожно стали разбегаться, предлагая разные варианты.

— Вы предали моего отца Эддарда Старка... — это было правдой, но об этом тоже он не мог сказать.

Хотелось заскрежетать зубами от досады, когда Бран добавил деталей в убийстве отца этих детей. Петир лишь покосился на парня, задумавшись. Тут определенно он не смог бы оправдаться, если бы не умел лгать и врать. Но сейчас на кону была его жизнь, поэтому нужно было выбирать. А Бейлиш знал, что выберет. Своя жизнь всегда была дороже, ведь он был прихвостнем, который готов жить только для своих прихотей.

— Даже если, я сейчас начну оправдываться, ведь никто же не будет меня слушать? — Петир нарочито оглядел всех, замечая, что многие отводят взгляд. Что ж, именно такой реакции он и ожидал. — Тогда я прошу лишь поговорить с тобой леди Санса, потому что только именно ты могла оценить мою ложь, если ты так уже умело играешь в мою игру. Ты, как будущая глава огромного клана, должна сама делать выводы, опираясь на свои ощущения. — Бейлиш переводит взгляд на девушку, у которой волосы огненного цвета переливаются и заставляют задержать дыхание.

— Что скажешь? Можешь ли ты еще раз довериться мне, тому кто пришел к тебе на помощь против Джоффи. — Петир не юлит, но и не собирается всем говорить, что только наедине с ней, он сможет сказать многое. Ведь он любит ее. Только верит ли он в это любовь сам, он и не может сказать точно, ведь его сердце по его мнению  уже застыло. И нет ему больше вместо для таких высоких чувств. Но для девушки услышать такие слова, означает многое.
[nick]Petyr Baelish[/nick][status]лис [/status][icon]http://s7.uploads.ru/Fsb1c.png[/icon][fandom]ПЕТИР БЕЙЛИШ, 36
A SONG OF ICE AND FIRE[/fandom][lz]<div class="lz"> <br>лорд-протектор Долины Аррен, бывший мастер над монетой и член Малого совета при короле, играет с чувствами <a href="http://novacross.rusff.ru/profile.php?id=116"><b>королевы Севера</b></a><br></div>[/lz][sign]https://b.radikal.ru/b11/1805/b1/15c216042a02.png[/sign]

+1

6

Что в его словах правда, а что — ложь? Любит ли он ее на самом деле, как говорил об этом раньше, когда целовал в том зимнем саду в Орлином Гнезде, когда снег блестел самоцветами в ее рыжих волосах, а на его черных казался лишней сединой? Что вообще было в том поцелуе без желания продолжения, просто касании губами к губам, немного более смелым, но все же не требующим от Сансы ничего, кроме поддаться ему и ответить — она не ответила, сжалась, не знала, что такое любовь. Думала, что любовь — это ее чувство к Джоффри, но ровно до тех пор, как увидела голову своего отца на пике, до тех пор, пока один из солдат новоиспеченного короля не ударил ее по лицу — тогда Санса начала думать, что любви вовсе не существует, а ее брак с Рамси Болтоном лишь подтвердил эту истину. Жестокость Рамси заставила и леди Старк стать жестче, взрослее и подозрительнее — а ведь именно Петир Бейлиш толкнул ее в руки этого страшного человека, именно благодаря Пересмешнику Санса пережила такие унижения и такую боль. Смерть для него — подходящая кара; но леди Винтерфелла колеблется, вспоминая, как тетка Лиза, обезумев от ярости, толкала ее в пропасть Лунной Двери, вспоминая, как вовремя к стенам Винтерфелла подошло войско из Долины, которое привел Петир, вспоминая, наконец, тот поцелуй — единственный в ее жизни поцелуй человека, который дорожил ею и не видел в ней только женщину, только объект страсти.

Санса слушает Петира — он имеет право говорить, имеет право защищать себя, искать себе оправдания. Сейчас Санса не палач, а судья — палач — Арья, уже приготовилась ударить клинком по одному движению бровей сестры, ее маленький храбрый волчонок. Суд вершится справедливый, но одновременно — неправильный, так как судья и обвинитель — одно и то же лицо, палач уже готов к вердикту, а защитника и вовсе нет. Обвиняемый же падает на колени, говорит с Сансой с коленопреклоненной позы — с одной стороны это смотрится довольно жалко, с другой — Санса в который раз вспоминает, что она — королева Севера, что Север в ее руках. Бейлиш тоже напоминает об этом, говоря, что Санса станет главой огромного клана, говоря, что она умеет играть в его игру.

Выигравшему — Железный Трон. Проигравшему — смерть. Игроки в Престолы либо побеждают, либо погибают. Санса Старк не боится смерти. Санса Старк видела смерть в опустевших глазницах мертвой головы своего любимого отца, в ободранном теле женщины, которая предлагала ей помощь, но попалась Болтонам, наконец, в кончине самого Рамси Болтона — эту смерть Санса любила прокручивать в голове перед сном, вспоминая каждую деталь, пусть зрелище было страшным и тошнотворным — Санса Старк уже не могла ощущать отвращение. Она пережила так много, девятнадцатилетняя девушка, дважды жена, единожды вдова, то заложница в львиной золотой клетке, то королева лютоволков — так кто она, Пташка или Волчица?

Одно Санса знает точно: она — Старк, и не будет носить другого имени. Не Санса Баратеон, не Санса Ланнистер, не, упаси Семеро, Санса Болтон — Санса Старк. Она старший ребенок семьи королей Севера, после смерти Робба, она и должна занять место отца — она, не ее брат-бастард, не младший брат-Трехглазый Ворон, не младшая сестра-Безликая, она и только она. И она, как отец, готова привести приговор в действие своими руками. И то, что Петир умоляет ее на коленях, заставляет Сансу ощутить свой вес в глазах всех обитателей Винтерфелла — она слишком долго была бесправной игрушкой в чужих руках. Настало время жертве превратиться в охотника. Настало время волку, которого загнали в угол, оскалиться и в безумной ярости вцепиться в глотку своих преследователей. Санса вспоминает Леди, свою милую и ласковую лютоволчицу, которую она поила молоком из бутылочки, которая лизала ей руки и никогда даже не пыталась укусить, но погибла по приказу мерзкой Ланнистерши — Санса больше не винит Арью, винит только королеву Серсею, хотя и многому научилась у своей мучительницы.

Каждый человек на пути Сансы был ей уроком. Джоффри научил не верить в то, что жизнь — песня. Серсея научила тому, что женщины тоже могут быть сильными и беспощадными. Пес научил тому, что бояться могут и сильные воины. Тирион научил тому, что внешность обманчива, и не всегда человек, что уродлив телом, уродлив душой. Рамси научил тому, что истязатель может и сам принять мучительную смерть от руки своей жертвы. А Петир Бейлиш научил Сансу играть в Престолы.

Никто не научил Сансу любви, доброте и милосердию — наоборот, эти ее качества жизнь как будто вытравливала из ее души, и нежное сердце леди Старк стало стальным — закалилось в горниле испытаний, выпавших на ее долю.

Но в одном Петир был прав — он заслуживал того, чтобы Санса его выслушала. Без свидетелей. В конце концов, между ней и этим мужчиной было много интимного, недоступного другим. Санса помнила, что Бейлиш любил ее мать, могла предположить, что любовь к матери перенеслась на любовь к дочери, что так была похожа на Кейтилин Талли в молодости, но даже если так — Петир любил именно ее, а не выдуманный образ. Вернее, делал вид, что любил — в истинную любовь Санса не верила. Отдал же Бейлиш ее Болтону! Позволил же этому ублюдку издеваться над ней!

Санса встала, и было поднявшиеся шепотки в зале затихли. Все смотрели на королеву Севера, а она сказала ровным голосом, отдавая приказ:

— Оставьте нас одних. Все выйдите. Да, Арья, все, — синие глаза сверкнули в сторону заупрямившейся младшей сестры, но все люди в зале все же вышли наружу, оставив Сансу и Петира вдвоем. Санса вышла из-за стола, спустилась в зал, ступая медленно и величественно.

— Итак, лорд Бейлиш, мы с вами остались одни. Я слушаю вас. Мне интересно, что вы мне скажете в свое оправдание.

+1


Вы здесь » Novacross » теория струн // альтернатива » убить пересмешника