05.01 Сдаемся! В честь Дня Рождения Новы, мы снова устраиваем упрощенный прием, но всего неделю!

21.12 Как вы знаете, у нас запущена лотерея снежинок, так что торопитесь урвать себе лот, пока их все не разобрали.

06.12 Обновлена тема администрации, теперь там более четко прописано кто и за что отвечает, да и оформление стало красивее. Ссылка на тему доступна в шапке.

05.12 Нам 3 месяца! В честь этого мы запускаем особую упрощенку для всех и каждого до конца года. В админ-составе произошли изменения. К нам присоединились красавица-Лорна и очешуенный Алек. Просим любить и не жаловаться!

28.11 Рады радовать вас новым выпуском новостей! Изменены критерии бонуса за выполненное недельное задание. Теперь еще больше причин его выполнять. Заинтригованы? Читайте наши новости!

21.11 Новый выпуск новостей. Обновлен фандом недели, запущен новый конкурс. Впереди еще много приятностей, будьте готовы!

18.11 У нас сменился дизайн. По всем вопросам касаемо замеченных глюков/багов, можно обратиться напрямую к Тони. Либо в лс либо посредством обращения в телеграмм.

15.11 Челлендж на дарение закончен, но упрощенка и лотерея пока продолжаются. Итоги челленджа мы подведем в новостях, не пропустите!
ARTHUR // SARA // ALEC // LORNA // MALIA // DIANA
Изабела не без удовольствия, медленно провела большим пальцем по краю роскошной шляпы, обитой золотом и кружевом, с воткнутым гигантским пером. Плевать, что шляпа-то была больше мужская, чем женская, главное, что она – чертовски красивая и ну очень к лицу бронзовокожей пиратке. О, Изабела могла позволить себе все, что угодно, ведь драгоценностей и златых монет в ее карманах всегда было достаточно, но когда дело касалось такого важного атрибута, как капитанская шляпа, женщина становилась серьезней некуда и не разбрасывалась деньгами налево и направо, только заметив в поле зрения вышеуказанную деталь костюма. Не каждая шляпа имела право гордо называться капитанской! Порой, от шляпы зависела жизнь пирата – слишком широкие поля закрывали обзор, а слишком плотно сидящий котелок сдавливал голову и причинял массу неудобств не только на поле боя, но вообще в жизни. Не могла же Ривейни отказаться от возможности дать жаркий бой только потому, что от не подходящей по размеру шляпы у нее разболелась голова! Брюнетка поднесла бархатную полосу на тулье к уровню глаз и причмокнула губами – усыпанная изумрудами и жемчугом лента переливалась в лучах солнца. - О, красавица, именно тебя я и искала все это время, - немного растягивая слова, будто смакуя их, Изабела плавно водрузила шляпу-корону себе на голову, восторженно оскалилась, - У твоего бывшего хозяина был отменный вкус, жаль, что мы так и не смогли найти с ним общий язык, - игриво щелкнув пальцами по краю треуголки, разбойница подошла к столу, перегнулась через него, едва не улегшись пышной грудью на облитые чернилами карты, и резким движением вынула лезвие одного из своих клинков из мертвой груди мужчины – бывшего капитана судна, - Ничего личного, дорогуша, но мне нужен этот корабль. Эй, там, наверху! Мертвяков за борт, и отдраить шхуну так, чтобы ни единого пятнышка крови не осталось! Скоро к нам пожалует дорогой гость, и я не хочу, чтобы его расстроили какие-то кровавые разводы или чьи-то неубранные отрубленные руки! «Меч Создателя», переименованный Изабелой в «Пьяного долийца», отправлялся в новое плавание
правила администрация роли нужные хочу видеть списки на удаление вопросы к амс

Novacross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Novacross » теория струн // альтернатива » ведь кто-то же должен гореть


ведь кто-то же должен гореть

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

ВЕДЬ КТО-ТО ЖЕ ДОЛЖЕН ГОРЕТЬ
★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★

http://s3.uploads.ru/2gJVj.gif

★★★★★
Son Hak & Yona
возле хижины отшельника в лесу
позднее утро

★★★★★
« — Я думала, ты умрешь! Пожалуйста... не уходи в одиночку... Ты — единственный, кто у меня остался...
— Если я умру, как долго ты будешь плакать? Я правда... хочу это увидеть. »


[nick]Yona[/nick][status]кровь королей[/status][icon]http://s9.uploads.ru/oXWY8.png[/icon][sign]http://sh.uploads.ru/lMLaK.gif http://s9.uploads.ru/rqhGX.gif
кто показал тебе звезды утром?
кто научил тебя видеть ночью?
кто, если не я?
[/sign][fandom]<a href="ссылка на анкету" class="link1";>йона <sup>16</sup> <br>akatsuki no yona</a></b><br>[/fandom][lz]<div class="lz"> <br> наследная принцесса царства Коука, в которой воплотился первый император Хирюу, вынужденная бежать и скрываться от того, кто убил ее отца и захватил трон, но уверенная, что ее  <a href="http://novacross.rusff.ru/profile.php?id=421"><b>Зверь</b></a> всегда прикроет ее собой <br></div>[/lz]

+1

2

Снова этот сон — сон, что преследовал Йону с того самого момента, как они с Хаком бежали из дворца, преследуемые солдатами Су-Вона. Сон, затягивающий бедную осиротевшую принцессу в липкую, отвратительную бездну, не позволяя проснуться и свободно вдохнуть, сон, подобный омуту, что втягивает ее тело в какую-то пустоту, и она тоже становится безнадежно пустой, погружаясь туда...

Су-Вон, ее двоюродный брат, человек, которого она любила и которому хотела понравиться, старательно прихорашиваясь перед зеркалом и сетуя на то, что ее волосы такие кудрявые и ярко-рыжие, не желают укладываться в прическу, и вообще — почему она такая рыжая, в кого? Мать и отец — темноволосые, а она...

Но Су-Вон сказал, что ему нравятся волосы Йоны. Сказал, что они цвета рассветного неба, и подарил ей заколку, которую Йона до сих пор держала за пазухой — берегла, хотя не знала, для чего. Теперь уже и впрямь незачем. Су-Вону вряд ли понравятся ее волосы после того, как она разрезала их мечом, чтобы вырваться из хватки Таэ-Джуна и броситься на помощь Хаку, хотя какой от нее толк, от изнеженной принцессы, что впервые взяла в руки оружие, не умея не то что пользоваться им, но даже не зная, как правильно держать — понимала только, что нужно колоть острым концом, но не решилась напасть на живого человека — и все же изо всех сил пыталась защитить Хака, того единственного, кто остался у нее, кто остался на ее стороне, не предал, не отвернулся — закрыл собой и теперь действительно рисковал своей жизнью, держась за край пропасти. Хак защищал ее — Хак закрыл ее своим телом от стрел, сказал, чтобы она сидела тихо, а она... Не смогла сидеть на месте, прятаться, пока он сражается за нее. Но у Йоны тоже не получилось никого спасти — могла только плакать и держать Хака до последнего, пока не ослабла и сама не полетела вниз.

Во сне Йона видела одно и то же — отца, который ласково улыбался ей, говорил что-то, но принцесса не понимала его слов, просто радовалась, что видит папу, тянулась к нему, веря, что он жив, что все в порядке, что его смерть — всего лишь кошмарное видение, что рассеется с рассветом... А потом отец падал, и его кровь была на руках Йоны — и на щеке Су-Вона, что шагал из темноты, и его лицо было не тем, к которому привыкла принцесса. Ее друг, брат, ее возлюбленный — он был чужим, совершенно чужим, жестоким, незнакомым. Это был не ее Су-Вон. Тот Су-Вон, которого она знала, не мог убить ее отца. Не мог отдать приказ убить ее, Йону. Он ведь защищал ее, утешал, когда умерла мама, спал рядом с ней, держа девочку за руку... Они так и росли втроем, Йона, Су-Вон и Хак. Но Су-Вон теперь предатель и убийца, а Хак... Хак...

Где Хак?!

Эта мысль пронизала все существо Йоны, и она открыла глаза. В прошлое свое пробуждение принцесса уже узнала от мальчика по имени Юн, где они находятся и что с ними произошло, а еще — видела раненого Хака, и помнила слова Юна, что тому нужно пережить кризис. А теперь она лежала в полном одиночестве, рядом не слышалось ничьего дыхания. В доме не было ни Юна, ни священника. Йона боялась посмотреть туда, где должен был лежать Хак, но заставила себя перевести взгляд вбок [теперь нужно быть сильной], и задохнулась от ужаса.

Постель Хака была пуста. Его не было.

Тогда, почти в беспамятстве, Йона сказала Хаку, что никогда не простит ему, если он умрет. И тогда — над пропастью — повторила это. Йоной двигал чистейший эгоизм — была уверена принцесса. Она не хотела остаться в одиночестве, одна против всего чуждого и враждебного ей мира. Она нуждалась в защите и заботе, ведь сама не была способна даже поймать рыбу, не говоря уже о готовке — выросшая во дворце принцесса, чьи капризы выполнялись сразу же, стоило ей их озвучить, не умела решительно ничего. В первое время Хак нянчился с ней, как с ребенком, готовил еду, заставлял принцессу есть, укладывал на ночлег, а она просто шагала за ним, опустошенная, потерявшая всякое желание жить — и только когда Хака укусила змея, Йона поняла, что не имеет права сдаться. Тот случай был толчком, своеобразным переломным моментом, позволившим Йоне очнуться от скорби и избавиться от страха.

Но сейчас ей снова было страшно — не за себя. За него. Где он? Мог ли он умереть? Мог ли Юн — или священник — унести его тело? Раньше Йона и подумать о таком не могла, но после того, как на ее глазах погиб отец, она уже знала, что такое смерть, знала, что это может случиться, и даже с ее близкими. Даже с Хаком. Но если он... и правда... как она будет жить? Совсем одна — сможет ли она справиться?

Да и не только в ней дело. Это же Хак. Да, он противный и совсем не милый, но он всегда был очень дорогим человеком для Йоны, и если она его потеряет — она потеряет все, что у нее осталось. Сразу. Она уже потеряла отца, Су-Вона, свое королевство — и не может, не имеет права потерять Хака!

Не помня себя, принцесса вскочила на ноги и бросилась прочь из дома, где не могла отделаться от вида пустой постели. Она не знала, куда бежит, кого хочет найти — она все еще страдала, все еще переживала потери, что выпали на ее долю, и на улице упала на колени, не в силах больше двигаться, заплакала, уже не таясь, почти поверив, что ее друга больше нет, и, пораженная этим, подняла голову к небу, прорыдав:

— Хак, ты дурак!

[nick]Yona[/nick][status]кровь королей[/status][icon]http://s9.uploads.ru/oXWY8.png[/icon][sign]http://sh.uploads.ru/lMLaK.gif http://s9.uploads.ru/rqhGX.gif
кто показал тебе звезды утром?
кто научил тебя видеть ночью?
кто, если не я?
[/sign][fandom]<a href="ссылка на анкету" class="link1";>йона <sup>16</sup> <br>akatsuki no yona</a></b><br>[/fandom][lz]<div class="lz"> <br> наследная принцесса царства Коука, в которой воплотился первый император Хирюу, вынужденная бежать и скрываться от того, кто убил ее отца и захватил трон, но уверенная, что ее  <a href="http://novacross.rusff.ru/profile.php?id=421"><b>Зверь</b></a> всегда прикроет ее собой <br></div>[/lz]

+1

3

Хак генерал, поэтому не имеет право ошибаться. Только не Громовой зверь, которого уважали даже его подчиненные, зная, на что он способен. Его копье Гуань Дао никогда не подводило, помогая своему хозяину. Сон мог с твердостью сказать, что его копье имело душу, поэтому он часто общался с ним. Может это и выглядело глупо, но оружие не будет служить, если обращаться с ним, как с дерьмом. Каждодневные тренировки, полировка лезвия и уход за всем оружием — помогали Хаку чувствовать себя полноценным. Хоть он и был личным телохранителем Йоны, но пока они были в Коука, ее не нужно было защищать, так как царство было самым безопасным местом. Было. Но все резко изменилось, когда предатель Су-Вон решил захватить трон. Хак хорошо его знал, ведь раньше они были почти как друзья. Но этот поступок вызвал лишь ярость у генерала, так как он не понимал, как этот подонок посмел убить короля и чуть не отправил на тот след и еще и сестру, хоть и двоюродную. Это было невозможно, до скрежета зубов подло. Хак помнил, как люди предателя окружили юную принцессу, чтобы схватить. Как их лица были перекошены от ехидства и злорадства, ведь они чувствовали себя победителями. Глупые идиоты, которые лишь могут идти за волком, а сами овцы, которые не имеют своего мнению. Гнилые, как в душе, так и снаружи.

Хак помнил, как Йона ревела, все еще не веря, что ее отца убил Су-Вон. Как глаза лучились надеждой, что это просто сон и скоро она проснется, а рядом будет любящий отец и брат, которые улыбнутся ей и успокоят. Но этого не происходило, а реальность била больнее, заставляя осознать, что мир бывает жесток. Хак понимал принцессу, но не мог помочь. Тогда главной его целью было защитить от других наследницу, поэтому он ринулся в толпу, раскидывая своим копьем врагов. Ему не было жаль тех, кто раньше был его подчиненными. Предателей нужно было казнить на месте. Поэтому размахивая своим Гуань Дао, Сон не боялся нанести серьезные раны противниками, желая лишь одного — не дать притронуться с Йоне. Даже, если она и была ему дорога, не только как принцесса, но та, кто приглянулась его сердцу, тогда у него только одна мысль билась в голове, как можно больше перебить изменников.

Но пришлось сбежать из дворца, чтобы спасти свои жизни. Сон тогда только сжимал кулаки от бессилия и хмурился, зная, что мог бы перебить их всех, если бы не было рядом Йоны. Ведь она была дороже, какой-то кучки овец. А рисковать жизнью девушки он не мог, не так его воспитывали. Он не мог опозорить свой клан, даже если сейчас он и покинул дворец, переставая быть главой клана Воздуха. Да, плевал на это парень, зная, что все этого не стоило. У него теперь была только одна задача, о которой он долгое время спорил с королем. Отец Йоны хотел, чтобы генерал стал телохранителем его дочери, будто зная, что что-то может случиться. Хак долго отпирался, ведь считал это глупой идеей. Он не собирался возиться с юной принцессой, хоть она ему и нравилась. Он просто хотел быть достойным воином и главой своего клана. Но все же согласился, понимая, что так девушка будет под его присмотром. А значит рядом. Хотя чаще всего Хак предпочитал наблюдать со стороны и издалека, ему так было легче.

И теперь он и Йона были ранены. Хак хорошо запомнил, как они падали с обрыва и как он прижал к себе принцессу, желая не дать ей сломать себе ничего. Он бы не пережил, если бы она получила увечье или рану. Лучше уж он сломает пару ребер или набьет себе шишек, получит смертельные раны, но сможет в конце с гордостью сказать, что он был мужчиной.

Хак не помнил ничего после удара о землю, кроме адской боли в спине и в еще в нескольких местах, очевидно, которые он получил царапаясь об ветки. Места, куда попали стрелы, в тот момент не чувствовались, ведь все отступило на второй план. Хак провалился в зыбкую темноту, переживая некоторые моменты, которые успели с ним произойти. Но все же он и оставался в реальности, оставаясь на грани жизни и смерти. Было странное ощущение все слышать, но не иметь возможность ответить или открыть глаза.

Сон не знал сколько он в таком состоянии пробыл. Но все закончилось одним мгновением, когда он просто смог выдохнуть сквозь сон и открыть глаза. То что ему сразу бросилось в глаза, заставило его сразу насторожиться, ведь охотник в нем никогда не дремал, заставляя все инстинкты напрячься, ожидая любой опасности. Даже лекарь и его помощник не вызвали доверия, когда вошли в дом. Хак люто и хмуро следил за каждым их шагом, не зная, что те могут сделать с ними пока он и принцесса так слабы. Он слушал историю вполуха, взглядом обыскивая хижину, на большее она не тянула, на предметы оружия или подобие. Громовой зверь мог бы за себя постоять, если б не раны, которые не давали даже свободно двигаться. Но разве это могло остановить генерала? Нет, ведь он прежде всего воин. Поэтому уже через минуту Хак уже был на ногах, превозмогая боль и агонию. Он не кривился, но старался двигаться уверенно, чтобы показать хозяевам этого убежища, что он не слаб и может еще драться и постоять не только за себя, но из-за свою спутницу.

Глава клана Воздуха расспросил про копье, желая узнать не оказалось рядом с ними его Гуань Дао. Получив отрицательный ответ, Сон задумался, ведь без копья будет тяжко. Все же это было его личное оружие, которым дорожил. Поэтому решив пойти на его поиски, он только просит лекаря проследить за Йоной, при этому успевая грозно посмотреть напоследок, предупреждая. Зверь не спит, а сидит в засаде, ожидая своего часа.

Поиски не заняли много времени, но все же Хаку приходилось несколько раз останавливаться и переводить дух, чувствуя, как раны его тянут. Да и подчиненные Су-Вона несколько раз мелькали впереди, пришлось прятаться, чтобы его не обнаружили. Сейчас было бы глупо вступать с ними в бой, хотя кулаки ужасно чесались. Но Сон лишь скрежетал зубами и ждал пока их преследователи исчезнут на горизонте. Так прошло около поучаса, может чуть больше.

Возвращаясь обратно, Хак не ожидал увидеть Йону на коленях и всю в слезах. Его улыбка дрогнула и на лицо вернулась хмурость. Он огляделся, выискивая возможных преследователей, но, не найдя, выдыхает. Он не понимает, что с принцессой, а поэтому останавливает перед ней в паре шагов и перед уже на нее взгляд. Слова брошенные в него, вызывают у парня смех, который он тут же прерывает на корню и натягивают ехидную ухмылку.

— И с какой стати, я стал дураком? — копье тут же начинает ударяться об плечо, а Сон старается казаться обычным. — Чего ты тут сырость развела? Не меня ли потеряла? — ехидничать получается все лучше и лучше, ведь так будет лучше. Йона не должна знать об его чувствах, которые всегда скрываются вот такой форме. Это игра, которую легко поддерживает его принцесса.

[nick]Son Hak[/nick][status]громовой зверь[/status][fandom]ХАК<sup>19</sup><br>
AKATSUKI NO YONA[/fandom][icon]http://s8.uploads.ru/zDcLG.png[/icon][sign]http://sg.uploads.ru/0gOUW.png[/sign][lz]<div class="lz"> <br> глава клана ветра и громовой зверь, которого боятся многие, ставший по своей воле телохранителем <a href="http://novacross.rusff.ru/profile.php?id=417" class="link4"><b>любимой принцессы</b></a><br></div>[/lz]

Отредактировано Hitsugaya Toushiro (13-01-2019 18:43:39)

+1

4

“Я осталась одна”.

Никогда еще Йоне не было настолько плохо и больно — разве что тогда, когда умерла мама. В то время принцесса была еще слишком мала, чтобы осознать потерю в полной мере, но все же сумела понять: мама на небе, а значит — не вернется. И Йона не могла засыпать, пока мама не держала ее за руку — пока Су Вон не решил помочь сестренке и не заменил императрицу, лежа рядом с маленькой Йоной и держа ее ладошку. Руки Су Вона были теплыми, от него пахло цветами, и Йона засыпала быстро, и ей не снились кошмары, пока рядом был брат.

А теперь он сам стал главным действующим лицом ее кошмаров, появляясь из темноты в окровавленной одежде и с мечом — а у ног его — тело императора. Тело ее отца. И Йону пронзало осознание: папа не просто ранен. Папа мертв. Убит. Он уже не вернется. Он тоже на небе — там же, где и мама. Они там вместе, а Йона здесь — одна. Су Вон стал врагом и отдал приказ убить ее. Подумать только, человек, которого юная принцесса так любила, желал ее смерти! Натравил на нее солдат! Ее дорогой Су Вон, которого она так мечтала заполучить в мужья!

Хак ее спас. А потом — спас еще и еще раз. Он оберегал ее, закрывал от стрел собственным телом, сражался за нее, пытался ее накормить, а она позволяла себе раскисать и просто принимать его помощь, как должное. Сейчас, думая об этом, Йона чувствовала себя ужасно, потому что одна мысль о том, что Хак тоже не вернется, причиняла ей невыносимую боль. Близкие покидали принцессу один за другим, и ей казалось, что она не сидит на земле, а снова летит посреди черной пустоты, не видя света, не чувствуя ничего, кроме леденящего душу отчаяния.

Что она будет делать, если единственный, кто у нее остался, тоже ее покинул? Куда пойдет? Что предпримет? Сможет ли вообще жить дальше, а не последовать за своей семьей? Хватит ли ей мужества на то, чтобы бороться, а не поддаться желанию снова прыгнуть с какой-то скалы и на этот раз разбиться насмерть?

“Я — принцесса царства Коука, — сцепив зубы, подумала Йона. — Я — наследница трона. Я, а не Су Вон. Я должна вернуть свой дом. Вернуть замок Хирюу”.

Да, хороша наследница трона — сидит на земле вся в слезах и растрепанная. Но Йона не плакала с тех пор, как увидела мертвое тело отца, и поэтому сейчас ее прорвало — она рыдала, как маленький ребенок, что потерял самое дорогое, и даже не утирала слезы, что чертили дорожки на запыленных от падения со скалы щеках. Оплакивала всех сразу — папу, маму, предательство Су Вона, исчезновение Хака, собственную беспечность, малодушие и беспомощность, потерянный дом и даже волосы, которые принцесса не любила, но лишиться их все равно оказалось неприятно…

Голос Хака прозвучал сзади, как пушечный выстрел — Йона подпрыгнула на месте, громко всхлипнула, переводя на юношу глаза, полные слез. Живой. Настоящий. В состоянии ходить и держать оружие.

Йона громко заплакала, вскочила на ноги и бросилась к Хаку, обнимая его — в последний момент сообразила, что не стоит делать это резко, ведь он все-таки ранен, и поэтому остановилась, просто прижавшись к его груди.

— Я могла тебя потерять! — прорыдала принцесса. — Пожалуйста… не уходи никуда один! Я думала, что ты умер! Ты — единственный, кто у меня остался! Я не могу лишиться еще и тебя! Дура-а-а-ак!

Йона тихо всхлипывала, еще не в состоянии полностью оправиться от истерики, но на душе у нее полегчало. Хак жив, он держит свое копье и все так же ехидничает. Раньше бы принцесса не пропустила мимо ушей его колкости — непременно ответила бы тем же или запустила в него чем-то тяжелым, потому что Хак все равно бы увернулся. Сейчас же… Пусть ехидничает, пусть говорит ей все, что хочет, лишь бы не бросил, лишь бы был рядом, лишь бы с ним было все в порядке.

Ведь больше у Йоны никого нет.

[nick]Yona[/nick][status]кровь королей[/status][icon]http://s9.uploads.ru/oXWY8.png[/icon][sign]http://sh.uploads.ru/lMLaK.gif http://s9.uploads.ru/rqhGX.gif
кто показал тебе звезды утром?
кто научил тебя видеть ночью?
кто, если не я?
[/sign][fandom]<a href="ссылка на анкету" class="link1";>йона <sup>16</sup> <br>akatsuki no yona</a></b><br>[/fandom][lz]<div class="lz"> <br> наследная принцесса царства Коука, в которой воплотился первый император Хирюу, вынужденная бежать и скрываться от того, кто убил ее отца и захватил трон, но уверенная, что ее  <a href="http://novacross.rusff.ru/profile.php?id=421"><b>Зверь</b></a> всегда прикроет ее собой <br></div>[/lz]

+1

5

Йона смешная, но такая очаровательная, когда злиться, когда печалится, когда плачет. Хак не был любителем девичьих слез, особенно этой принцессы, но, когда это было направленно на него, он был поражен и восхищен. Йона переживала за него, что грело душу и заставляло улыбаться, но Хак не мог допустить этого. Ведь он не имел право показывать свои истинные чувства, поэтому проще было огрызаться, говорить в шуточной манере, чтобы никто не понял, что именно он имел в виду. Это стало всей сущностью хищника, которым восхищались, за котором следили, потому что он не скрывался, но и не был искренним ни с кем до конца. Он не врал, но и не говорил всей правды, увиливая всеми возможными способами. Лесной зверь не привыкший к ласке и близкому общению.

Опустив свое копье с силой, Хак еще раз оглядел девушку, которая вздрогнула от его реплики и хмыкнул. Уже лучше. Йона никогда больше не должна плакать, даже если и из-за него. Хотя... Хак бы был не против увидеть сейчас смущенную улыбку или хотя бы красное лицо своей цели на долгие годы, потому что Хак не собирался переставь охранять Йону. Она стала ценным сокровищем, которая должна вернуть свой дом, свой престол, который был ее по праву, вернуть свое имя и стать единственным правителем для всей страны. У нее больше не было права ошибаться, но это и озадачивало, ведь на ее плечи ложилась такая ответственность. Сон бы так не смог. Он бы вообще не был уверен, что смог бы такую ношу нести на своих плечах. Он не был глупцом или слабаком, но для него всегда ответственность сулила опасность и кучу проблем, от которых голова бы каждый день болела. Нет, такого бы Хак себе не хотел. Именно поэтому он долгое время отказывался становиться телохранителем Йоны. Даже став главой клана Воздуха, он каждый раз вздыхал от всего, что ему нужно было делать и старался все сделать побыстрее, чтобы у него было побольше свободного времени, или перекладывал свою работу на других. В Коука он мог быть разгильдяем, ленивым, но все же он всегда делал все, что от него требовалось. И дело даже было не в совести, а скорее в чувстве справедливости и чуть-чуть ответственности, которую в него вбил дедушка, который хотел видеть в нем будущего главу. Хотя всего его уроки Сон всегда слушал в пол уха. Но у него всегда была хорошая память на такие вещи.

— Ты плакала из-за меня. Мне это так льстит. -Хак удивленно приподнял взгляд, когда Йона обняла его. Это было впервые, когда она прикоснулась к нему без какой-либо указки. От ощущения чужого тела и исходящего от него тепла, Сон почувствовал себя лучше. — Так ты не против сегодня лечь со мной вместе. Можно здесь, если ты так желаешь. — натянув ухмылку на губы, Хак осторожно взял подбородок девушки свободной рукой и поднял вверху, вынуждая посмотреть себя в глаза. — Ну, что принцесса? Ты согласна. — наклонив голову, Сон с озорством в глазах смотрел на дорогую для него девушку и не понимал, зачем он с ней так играет. Ей и так плохо и больно, а он заигрывает.

Девушка еще не окрепла и сейчас она дрожала, как листок на ветру. Возможно, ей было холодно или же это была лихорадка, Громой зверь не понимал ничего в этом. Он отпустил руку и приобнял девушку, согревая своим телом. Хоть он несколько минут и прощатался на улице, но его тело всегда было горячим.  Будто очаг или костер. Его кости ломило и они будто с каждым вдохом будто осыпались, хрустели и превращались в пыль. Приходилось сдерживать себя, чтобы не закусить губу со всей силой, до крови, при принцессе. Только не она должна увидеть его слабость. Никто. Никто не должен знать, какие боли он испытывает просто только дыша. Это было дьявольская всеобжигающая боль, которая заставляла сгорать и плавиться. Но Сон продолжал стоять на месте, все еще улыбаясь этой хрупкой и глупой девушке, которая навсегда забрала его сердце, даже не зная об этом. Милая, очаровательная, но такая неискушенная и неопытная. Живя во дворце, она не видела настоящего мира, настоящих людей. Цветок, который никогда не покидал своего дома. Но злой человек опрокинул его, не желая больше его видеть. Сон поморщился, ему еще не хватало в раздумья упасть о бытие и жизни. Это было не для него. Пошло оно все к черту. Все получат по за слугам и Су-Вон не избежит своего наказания.

Опираясь одной рукой на свой Гуань Дао, Сон не знал, чтобы ему сказать, чтобы вновь успокоить сердце и душу Йоны хотя бы на небольшой промежуток, хотя бы сегодня, чтобы она больше не чувствовала себя одинокой. Но в голове было пусто, а прикосновение другого тела, хоть и через битвы чувствовались четко и резко. Все пылало. Сон сходил с ума, потому что это не должно было быть реально. Но это было приятное ощущение. Хак мотнул головой и отстранился, нет он всего лишь ее телохранитель и не может это делать. Он обещал своего умершему правителю, что будет ее тенью, которая защитит от любых напастей. Он должен был сдержать слово. Но поцеловать все же хотелось. Ведь эти нежные алые губы манили и были настолько близко, что бывший генерал засмотрелся на них и в его горле пересохло. Выдохнув резко, Громой зверь качнулся, ведь ноги его не держали, и стал наклоняться к девушке.

— А может не только этого ты желаешь? Может ты хочешь ... -слова так легко слетали с губ, а Сон все наклонялся к Йоне, смотря только на ее губы. Хотелось закрыть глаза, чтобы унять свое сердце и свое наваждение. Но даже сердце было в заговоре с разумом. И хищник скалился внутри, желая попробовать новую добычу. Хак хмыкнул и натянул улыбку еще сильнее, она приобрела хищный характер.
[nick]Son Hak[/nick][status]громовой зверь[/status][fandom]ХАК<sup>19</sup><br>
AKATSUKI NO YONA[/fandom][icon]http://s8.uploads.ru/zDcLG.png[/icon][sign]http://sg.uploads.ru/0gOUW.png[/sign][lz]<div class="lz"> <br> глава клана ветра и громовой зверь, которого боятся многие, ставший по своей воле телохранителем <a href="http://novacross.rusff.ru/profile.php?id=417" class="link4"><b>любимой принцессы</b></a><br></div>[/lz]

+1

6

Конечно, она плакала из-за него — Йона недоумевающе посмотрела на Хака, не понимая, что в этом такого, плакать по тому, кто остался единственным на твоей стороне, по тому, кто был твоим другом детства и столько раз тебя защитил, подвергая самого себя опасности. Принцесса умела ценить и верность, и преданность — ее воспитывали, как правителя, пускай она и пропускала многое мимо ушей. Отец хотел, чтобы после его смерти именно Йона унаследовала титул императрицы — Йона, а не ее муж. Только сейчас принцесса начинала это понимать в полной мере — королевство нуждалось в ней, в ней, в той, в ком течет кровь императора Ила, кровь самого алого дракона Хирюу, которого Йона видела только на картинках в замысловато украшенных старинных фолиантах, что показывал ей старенький профессор, поправляя очки и в очередной раз повторяя, что обязан и чего не должен делать истинный правитель — Йона скучала, смотря в окно на птиц. Она думала, что ей достаточно выйти замуж за Су Вона, а править будет именно он, более умный и рассудительный.

Какой она была глупой, маленькая рыжеволосая принцесса, не знающая настоящей жизни. Как же она ошибалась. И как же ей было неудобно из-за этого, из-за своей глупости и инфантильности! Теперь отец мертв, а трон занимает человек, которого нельзя подпускать к власти, которого император Ил почему-то не хотел делать мужем своей дочери — причины наверняка были, ведь папа всегда потакал всем ее капризам, и только тут строго настоял на своем, отказавшись идти на поводу у легкомысленной принцессы, чьи проблемы заключались только в том, что у нее слишком яркие и непослушные волосы.

Хак тем временем оставался в своем репертуаре. Отчасти это разозлило Йону, как злило ее всегда, отчасти же она обрадовалась, что Хак такой же, как обычно — как напоминание о ее прошлой жизни. Напоминание о том, кем она была. Ее друг, ее телохранитель, тот, кто спасал раз за разом ее жизнь... И он такой теплый, что Йона пугается — вдруг у него температура? От ран бывает горячка, это она знала, поэтому не кинулась драться с Хаком за его недвусмысленные намеки, а всерьез забеспокоилась. Да, здесь есть лекарь — видимо, тот мальчик, который перевязал их обоих, и он обязательно придет на помощь, если понадобится, но все же лучше, чтобы не понадобилось. Как скоро Таэ Джун поймет, что они не погибли? Как скоро он снова отправится ее искать?

"Хорошо бы, чтобы они решили, что мы погибли, — подумала Йона. — Разбились, упав со скалы. Тогда бы нас не стали искать. А Су Вон жил бы с пониманием, что убил своих друзей".

Вместо ответа на игривое предложение Хака принцесса нахмурилась, встала на цыпочки и потрогала его лоб. Правда, она ничего не поняла, потому что на самом деле не знала, какой температуры должен быть нормальный человек — увы, медицина обошла Йону стороной, она никогда никого не лечила, да и сама болела крайне редко, тщательно оберегаемая няньками в детстве и служанками уже в юности. Так что прикосновение ладони ко лбу Хака ничего не дало, и Йона вспомнила, что еще температуру проверяют губами. Она не знала, как делается и это, но обязана была попробовать — а потом уже мчаться на поиски лекаря, начиная паниковать и бояться за жизнь и Хака, и свою собственную, ведь без него она тоже долго не проживет.

Игнорируя прикосновение к своему подбородку и даже не ругаясь по этому поводу, Йона встала на цыпочки и прижалась губами ко лбу Хака, не зная, как правильно оценить тепло, исходящее от его тела. Вроде бы горячо — значит, температура повышена. А может, так и должно быть, может, это просто она замерзла, сидя на холодной земле в тонком платье?

Для верности Йона приложила ладошку к своему лбу, сверяя — и подумала, что у нее тоже может быть повышенная температура после падения. Голова все еще немного болела, а на повязке виднелись следы крови.

Йона оказалась в тупике.

Тем временем Хак склонялся к ней все ближе и смотрел на ее губы — принцесса тут же сделала вывод, что у него все-таки горячка, потому что в нормальном состоянии ее телохранитель такого бы себе не позволил. Ситуация принимала странный оборот, и Йона не знала, что делать — она покусала себя за губы, нервно переступила с ноги на ногу и отвела глаза в сторону, медленно, но густо краснея. До нее как-то внезапно дошло, что Хак — мужчина. То есть, он и раньше был не девушкой, но сейчас Йона в полной мере осознала, что ее друг детства и верный защитник может не просто шутить, стремясь вызвать ее злость. Но разве он может думать о ней в таком ключе? Она — будущая императрица, наследница престола!.. А он, вспомнила Йона, тоже достаточно знатен, чтобы даже однажды заключить с ней брак. Глава клана Ветра и генерал царства Коука, Хак достоин быть ее мужем...

Нет, подумала принцесса — он даже не помыслит о таком. Они просто друзья. Они всегда были друзьями. Хак наверняка просто плохо себя чувствует, вот и ведет себя странно — может, у него бред? Он такой горячий... Даже через одежду и бинты это ощущается. Нужно скорее найти того мальчика-лекаря, которому они уже один раз обязаны своим спасением, и попросить какие-то травы для понижения температуры.

Но Йона не могла двинуться с места — беспомощно стояла, не в силах даже пошевелиться, и ждала неизвестно чего. Только и смогла, что прошептать:

— Хак, что ты делаешь?

[nick]Yona[/nick][status]кровь королей[/status][icon]http://s9.uploads.ru/oXWY8.png[/icon][sign]http://sh.uploads.ru/lMLaK.gif http://s9.uploads.ru/rqhGX.gif
кто показал тебе звезды утром?
кто научил тебя видеть ночью?
кто, если не я?
[/sign][fandom]<a href="ссылка на анкету" class="link1";>йона <sup>16</sup> <br>akatsuki no yona</a></b><br>[/fandom][lz]<div class="lz"> <br> наследная принцесса царства Коука, в которой воплотился первый император Хирюу, вынужденная бежать и скрываться от того, кто убил ее отца и захватил трон, но уверенная, что ее  <a href="http://novacross.rusff.ru/profile.php?id=421"><b>Зверь</b></a> всегда прикроет ее собой <br></div>[/lz]

0


Вы здесь » Novacross » теория струн // альтернатива » ведь кто-то же должен гореть