05.01 Сдаемся! В честь Дня Рождения Новы, мы снова устраиваем упрощенный прием, но всего неделю!

21.12 Как вы знаете, у нас запущена лотерея снежинок, так что торопитесь урвать себе лот, пока их все не разобрали.

06.12 Обновлена тема администрации, теперь там более четко прописано кто и за что отвечает, да и оформление стало красивее. Ссылка на тему доступна в шапке.

05.12 Нам 3 месяца! В честь этого мы запускаем особую упрощенку для всех и каждого до конца года. В админ-составе произошли изменения. К нам присоединились красавица-Лорна и очешуенный Алек. Просим любить и не жаловаться!

28.11 Рады радовать вас новым выпуском новостей! Изменены критерии бонуса за выполненное недельное задание. Теперь еще больше причин его выполнять. Заинтригованы? Читайте наши новости!

21.11 Новый выпуск новостей. Обновлен фандом недели, запущен новый конкурс. Впереди еще много приятностей, будьте готовы!

18.11 У нас сменился дизайн. По всем вопросам касаемо замеченных глюков/багов, можно обратиться напрямую к Тони. Либо в лс либо посредством обращения в телеграмм.

15.11 Челлендж на дарение закончен, но упрощенка и лотерея пока продолжаются. Итоги челленджа мы подведем в новостях, не пропустите!
ARTHUR // SARA // ALEC // LORNA // MALIA // DIANA
Изабела не без удовольствия, медленно провела большим пальцем по краю роскошной шляпы, обитой золотом и кружевом, с воткнутым гигантским пером. Плевать, что шляпа-то была больше мужская, чем женская, главное, что она – чертовски красивая и ну очень к лицу бронзовокожей пиратке. О, Изабела могла позволить себе все, что угодно, ведь драгоценностей и златых монет в ее карманах всегда было достаточно, но когда дело касалось такого важного атрибута, как капитанская шляпа, женщина становилась серьезней некуда и не разбрасывалась деньгами налево и направо, только заметив в поле зрения вышеуказанную деталь костюма. Не каждая шляпа имела право гордо называться капитанской! Порой, от шляпы зависела жизнь пирата – слишком широкие поля закрывали обзор, а слишком плотно сидящий котелок сдавливал голову и причинял массу неудобств не только на поле боя, но вообще в жизни. Не могла же Ривейни отказаться от возможности дать жаркий бой только потому, что от не подходящей по размеру шляпы у нее разболелась голова! Брюнетка поднесла бархатную полосу на тулье к уровню глаз и причмокнула губами – усыпанная изумрудами и жемчугом лента переливалась в лучах солнца. - О, красавица, именно тебя я и искала все это время, - немного растягивая слова, будто смакуя их, Изабела плавно водрузила шляпу-корону себе на голову, восторженно оскалилась, - У твоего бывшего хозяина был отменный вкус, жаль, что мы так и не смогли найти с ним общий язык, - игриво щелкнув пальцами по краю треуголки, разбойница подошла к столу, перегнулась через него, едва не улегшись пышной грудью на облитые чернилами карты, и резким движением вынула лезвие одного из своих клинков из мертвой груди мужчины – бывшего капитана судна, - Ничего личного, дорогуша, но мне нужен этот корабль. Эй, там, наверху! Мертвяков за борт, и отдраить шхуну так, чтобы ни единого пятнышка крови не осталось! Скоро к нам пожалует дорогой гость, и я не хочу, чтобы его расстроили какие-то кровавые разводы или чьи-то неубранные отрубленные руки! «Меч Создателя», переименованный Изабелой в «Пьяного долийца», отправлялся в новое плавание
правила администрация роли нужные хочу видеть списки на удаление вопросы к амс

Novacross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Novacross » на борту корабля // фандомные эпизоды » Oh, leave her, Johnny, leave her!


Oh, leave her, Johnny, leave her!

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

OH, LEAVE HER, JOHNNY, LEAVE HER!
★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★

http://funkyimg.com/i/2frr6.gif
SAM TINNESZ || play with fire

★★★★★
Isabela & Marian Hawke


Далеко за пределами Киркволла, бушующие просторы Восточных морей, где время отмеряют битьем склянок

★★★★★
____О Captain! My Captain! Как ловко твои руки выкручивают пиратский штурвал и уносят ласточку-судно вдаль! Вот уже и Киркволл стал лишь муравьиным глазком на горизонте, а море все никак не заканчивается, шумит вечно и нежно. Йо-хо, и бутылка рому! Пираты горланят собачьи песни, понятные и родные одним лишь им. O Captain! My Captain! Забери меня далеко-далеко, где льется рекою вино и сирены ласкают песнями подводных городов. Ты обещаешь не проливать в море кровь, но руки так и тянутся к клинку, а пушки так и жаждут вспыхнувшего запала. O Captain! My Captain! Впереди тень корабля, и она рвет зубами океанический полог! Ты не обещаешь не проливать в море кровь...

+1

2

Ветер трепал свободную рубаху, непривычную для тела, закалённого ноской тяжёлой брони и плотных туник; дневной горизонт был чист, а небо — ослепительно голубым. Хоук щурилась на солнце, приставив ладонь ко лбу, и слушала шум разрезаемых килем корабля волн. Вот уже четвёртый день, как она покинула Киркволл на корабле под командованием... подумать только, самой Королевы Восточных морей! Надо признаться, она недооценивала Изабелу и даже сомнительно усмехалась, когда та пела ей складные байки про свою морскую жизнь в качестве капитана. За три с лишним года знакомства Хоук успела узнать её только как ловкую мошенницу, шуструю дуэлянтку и ту ещё любительницу плести интриги и трепать нервишки друзьям. Но чтобы представить её как настоящего командира, знающего своё дело, не довелось, не было повода.

Пару недель назад Изабела вдруг вернулась из очередного загула в дальние края и заявилась к Хоук домой с известием, да с таким уверенным и довольным видом — разве что дверь пинком не открыла. Мариан уже привыкла, что подруга может сложить ноги на стол во время обеда или одолжить у неё какую-нибудь вещицу без спроса, но в этот раз от неё исходила какая-то особенная самоуверенность, лицо у пиратки сияло, как начищенный фамильный щит семейства Амеллов. Хоук даже не пришлось приставать к ней с расспросами — Изабела выложила, что вернулась с кораблём. Где она его надыбала, пиратка не сознавалась, и Хоук недовольно хмыкала на её загадочные полунамёки — видимо, дельце было настолько тёмным, что исповедь грозила навлечь на беззаботную голову Изабелы кучу утомительных нравоучений или отказ Хоук отправиться в плавание вместе с подругой.

Когда Изабела озвучила ей своё предложение, Мариан ответила не сразу, хотя, бывало, она и сама могла замечтаться о морском путешествии в компании с пираткой, когда та опаивала её в «Висельнике» элем и своими баснями. Но Хоук всё ещё с содроганием вспоминала тот зубодробительный двухнедельный круиз в Киркволл, на протяжении которого они с семьёй валялись в трюме, мучимые голодом, грязью, морской болезнью и крысами. Когда Хоук подняла опухшие от солёной морской воды глаза в небо и увидела над кораблём скалы Киркволла, они показались ей вратами рая. Хвала Создателю, твёрдая земля... Больше никаких бегств и путешествий. Хоук тогда в лепёшку готова была разбиться, чтобы закрепиться в этом городе.

За несколько лет она успела устать от Киркволла. Изабела называла его дырой, и тут Защитница была согласна, хотя и не показывала виду: мол, хоть дыра, зато своя. Киркволл стал ей домом, со своими проблемами и недостатками, но именно он помог ей обрасти друзьями и стать самой собой. Впрочем, чтобы не закиснуть и не пустить корни, неплохо было бы и на вылазки выбираться.

Изабела советовала ей брать вещей по минимуму, плыть налегке, как может только истинный разбойник, но Мариан так не могла. Она любила, чтобы всё было основательно. Несмотря на обещания выдать ей приличный кинжал Хоук всё-таки затащила на корабль свой тяжеленный двуручный меч и кое-что из обмундирования. Пф... кинжал. Кинжалами только цыплят потрошить, а настоящему воину негоже путешествовать без верного клинка. Хотя Мариан иногда и смотрела с завистью на то, как её подруга ловко орудует кинжалами в бою, изворотливая и гибкая, как хлыст. М-да, если сравнивать Хоук с оружием по критерию изящности, то она была бы разве что бревном, которым таранят ворота.

///

Что ж, вещи собраны, прощальные объятья и пинки розданы, уши Авелин обвешаны лапшой. Всё готово. И они отчалили~

И хотя Хоук сама же всё время выгораживала пиратку перед Авелин (и в этот раз наврала ей с три короба, что на самом деле она отправляется не на корабле Изабелы, а с торговым судном по важному поручению), она всё-таки сама не могла быть уверенной во всём до конца, когда дело касалось Изабелы. Ей и самой не помешала бы гарантия, что подруга снова не выкинет какую-нибудь шарагу, а Хоук потом разгребай — мало ей проблем на земле? В конце концов, она согласилась идти в плаванье, чтобы отдохнуть от «дыры», а не чтобы разгребать козни или рисковать жизнью. К тому же, она не стала докапываться, откуда пиратка достала корабль, поэтому посчитала вправе поставить одно условие: никаких разбоев. Вот так вот одним махом лишила бедную Изабелу половины пиратских радостей. Но та сама напросилась, знала, кого с собой зовёт. Воительница с превеликим удовольствием наблюдала, как вытягивается лицо подруги, когда объявила, что пока Хоук не сойдёт с борта корабля — никаких налётов на мирные судна. Получай, подружка.

Влажный солёный воздух был необыкновенно приятен после душных улиц и грязных переулков, хотя первые дни море заставило воительницу пострадать. Она провалялась в каюте, перекатываясь с одного края койки на другой от корабельной качки, зелёная лицом и с ведром наготове. Потом стало получше. Как говорила когда-то Изабела, чтобы почувствовать настоящую прелесть моря, нужно быть с ним лицом к лицу — на палубе. Мариан решила послушаться совета и старалась больше времени проводить наверху, изучая горизонт и устройство корабля или помогая команде. Она считалась вроде как гостем и никто не заставлял её работать, но у Хоук чесались руки, она не привыкла целыми днями слоняться без дела. А члены команды, как оказалось, весёлым народом был, несмотря на тяжёлый труд. Они работали и глотали ром так, что любо-дорого было посмотреть, орали песни и не падали духом даже в самую отвратительную для плавания погоду, и Мариан быстро вписалась в эту пёструю компашку, помогала по мелочам и приставала с расспросами, хотя может, Изабела и не одобряла её возни с обычными матросами. А может, наоборот радовалась, что подруга так быстро влилась в её мир. Хоук не спрашивала.

///

Мариан пыталась завязать в узел толстый, жёсткий канат — силы у неё хватало, но вот с навыком опять были проблемы, не получалось у неё делать это так же ловко, как матросы; но упорства ей было не занимать. Она отказалась от чьей-то помощи и всё возилась с этим дурацким узлом, бранясь и стискивая зубы, пропустив даже момент, когда Изабела показалась на капитанском мостике. Хоук бесило, что на её честные потуги и ругань порой смотрят с умилением, поэтому иногда она делала вид, что не замечает приближения подруги. Ох и поплатишься ты мне там, на земле, за эти взгляды и шуточки, дорогая~

Сворачивать деятельность было уже поздно, сейчас начнутся снисходительные улыбочки и, не приведи Создатель, поучения. Хоук рыкнула, дёрнув узел, мотнула головой, откидывая мешающие пряди волос. Оставалось последнее оружие самозащиты — самоирония. Мариан резко выдохнула, бросила канат, вытерла лоб тыльной стороной ладони, взглянула на Изабелу в лихой шляпе с пером. Ох и любят пираты вычурные наряды! К счастью, у Хоук хватило упрямства, чтобы отказаться от простой матросской треуголки, не то что перья туда вставлять. Воительница терпеть не могла головные уборы и даже в бой часто выходила без шлема, а уж про украшения и говорить нечего. Единственное, что на ней было, и то не совсем украшение — драгоценный камешек, подаренный ей Изабелой в одну из их судьбоносных встреч. Сэндал наложил на него чары, Хоук продела сквозь него простенькую цепочку и носила на шее как талисман. Хотя ей почему-то не хотелось, чтобы Изабела знала об этом, а то будет ещё один плюсик к дурацкому самолюбию пиратки. Защитница инстинктивно дотронулась до камня, проверяя, чтобы он был под рубашкой, и вздохнула.

http://funkyimg.com/i/2Q9DS.png Ладно, покажи мне, как это делается.
http://funkyimg.com/i/2Q9DT.png Каков твой спектр наказаний для неумех?
http://funkyimg.com/i/2Q9DR.png Если ты меня сейчас подколешь, я тебя саму в узел скручу.


Согласна понести наказание за свою криворукость, капитан, - помолчав немного, прибавила, ухмыльнувшись в манере Изабелы: Но только если наедине. Не хочу опозориться перед боцманом.

Отредактировано Marian Hawke (14-01-2019 12:08:05)

+2

3

Изабела не без удовольствия, медленно провела большим пальцем по краю роскошной шляпы, обитой золотом и кружевом, с воткнутым гигантским пером. Плевать, что шляпа-то была больше мужская, чем женская, главное, что она – чертовски красивая и ну очень к лицу бронзовокожей пиратке. О, Изабела могла позволить себе все, что угодно, ведь драгоценностей и златых монет в ее карманах всегда было достаточно, но когда дело касалось такого важного атрибута, как капитанская шляпа, женщина становилась серьезней некуда и не разбрасывалась деньгами налево и направо, только заметив в поле зрения вышеуказанную деталь костюма. Не каждая шляпа имела право гордо называться капитанской! Порой, от шляпы зависела жизнь пирата – слишком широкие поля закрывали обзор, а слишком плотно сидящий котелок сдавливал голову и причинял массу неудобств не только на поле боя, но вообще в жизни. Не могла же Ривейни отказаться от возможности дать жаркий бой только потому, что от не подходящей по размеру шляпы у нее разболелась голова! Брюнетка поднесла бархатную полосу на тулье к уровню глаз и причмокнула губами – усыпанная изумрудами и жемчугом лента переливалась в лучах солнца.
- О, красавица, именно тебя я и искала все это время, - немного растягивая слова, будто смакуя их, Изабела плавно водрузила шляпу-корону себе на голову, восторженно оскалилась, - У твоего бывшего хозяина был отменный вкус, жаль, что мы так и не смогли найти с ним общий язык, - игриво щелкнув пальцами по краю треуголки, разбойница подошла к столу, перегнулась через него, едва не улегшись пышной грудью на облитые чернилами карты, и резким движением вынула лезвие одного из своих клинков из мертвой груди мужчины – бывшего капитана судна, - Ничего личного, дорогуша, но мне нужен этот корабль. Эй, там, наверху! Мертвяков за борт, и отдраить шхуну так, чтобы ни единого пятнышка крови не осталось! Скоро к нам пожалует дорогой гость, и я не хочу, чтобы его расстроили какие-то кровавые разводы или чьи-то неубранные отрубленные руки!
«Меч Создателя», переименованный Изабелой в «Пьяного долийца», отправлялся в новое плавание.


Мускулистая рука, испещренная татуировками и шрамами, ловко метнула небольшой кинжал в соломенный манекен – орудие грубо вошло в парусину. Дружный, прокуренный мужской гомон одобрения пронесся над палубой, а в воздух взлетела горьковатая хмельная пена. Хотя на корабле и царило правило не употреблять алкоголь в рабочее время, пираты все же собирались иногда маленькими группками, чтобы передохнуть и дать возможность «зеленым» показать себя. Под «зелеными», конечно же, имелись в виду щупленькие парнишки-беспризорники, по глупости или от отчаяния сбежавшие с командой Изабелы в море. Маленькие обезьянки. Чумазые, чихающие от пороха и едкого табачного дыма, эти ребятишки сновали туда-сюда, как заведенные, драили палубу, прочищали пушки и натачивали сабли, в общем, выполняли не менее важную работу, чем их старшие товарищи. Ривейни иногда позволяла себе спускаться по ночам в трюм, где ночевали эти мальчишки, чтобы аккуратно сложить их брошенную, где попало одежду, и погладить кого-нибудь по ершистой макушке. Все же они были всего лишь дети, кинутые грубой рукой в суровую реальность.
Облокотившись на перила капитанского мостика и пуская в воздух колечки дыма, Изабела с озорным оскалом следила за Мариан, которой моряки демонстрировали свое мастерство вязать узлы и лихо скакать по бушприту на спор или чтобы подтянуть фордуны. Боцман – суровый дядечка с серьгой в ухе и привычкой нервно перемигиваться – был неприлично суеверным пиратом и явно был не в восторге от пребывания «бабы на корабле», то и дело незаметно фыркая в сторону Хоук, когда та появлялась на палубе.
- Расслабься, старик, эта баба любому парню в команде фору даст. Видел бы ты, как она надирает задницу драконам! А как ставила раком кунари – обзавидовался бы, - брюнетка подмигнула мужчине, - Чтоб мне кулаком по зубам въехали, если я хоть раз скажу, что Мариан никчемна! Знаешь, я ей не завидую, нет, не завидую. Семья распалась, в Киркволле ее раздирают на лоскуты все, кому не лень оторвать жопу от стула, еще и власть-то местная в общий колодец плюет. Как бы беды не приключилось, - Изабела задумчиво пососала мундштук трубки, выпустила из носа дым, - Дай девочке почувствовать себя свободной. Вот увидишь, она проблем не доставит.
- Она доставила проблем уже тем, что поставила условие не совершать набегов, пока она на судне, - иронично заметил боцман, - Мы-то с вами потерпим, а вот команда взбунтовать может. И полетит ваша девочка вверх тормашками рыбам горячий привет передавать.
- Не тыкай ножом в открытую рану, а, - капитан скривилась, будто в одну харю слопала лимон, - Я что-нибудь придумаю. С пустыми руками мы из плавания не вернемся, будь спокоен.


Уломать Мариан бросить все дела в Киркволле и умчаться с Изабелой навстречу романтичному закату в объятиях нетрезвых небритых морских душегубов было… хлопотно. Защитница затхлого города рабов, словно почуяв неладное, не сразу ответила согласием Изабеле, с пеной у рта рассказывавшей о своем новом корабле и роскошной возможности нахрен свалить из вонючей дыры куда подальше и не возвращаться как минимум месяца четыре. Мошенница, перед тем как идти к Хоук, сначала думала о том, что было бы отлично взять всех своих киркволльских товарищей и устроить им небольшие каникулы, но чем сочнее она обрисовывала в своей голове картины пребывания друзей на «Долийце», тем мрачнее становилась. Авелин сразу встала бы в позу и голосом мамочки-праведницы, ой, извините, типичного капитана стражи зачитала бы лекцию о нарушениях закона и бла-бла-бла. Андерса и Фенриса опасно было брать на борт, потому что эти двое ухватятся за любую возможность начистить друг другу морды, а заодно отправить корабль на дно. Мерилль наверняка напугает толпа неотесанных мужиков с их многозначительными намеками и ужасными на исполнение комплиментами. Себастьян… Боже упаси! Этого праведника пираты первым пнут в морские волны, лишь бы заткнулся со своими восхвалениями Создателя и его бабы. Варрика Изабела взяла бы с превеликим удовольствием, гном точно не дал бы заскучать, но… как-то все это выходило нечестно, что ли. Нельзя было брать товарищей в путешествие по принципу «тебя не возьму, ты проблемный, а вот ты клевый, добро пожаловать». Лучше тогда не брать никого. Да и Мариан будет лишняя головная боль, если с «Пьяным долийцем» отплывет вся банда – присматривать-то надо, чтобы никто друг другу не напинал. Поэтому пиратка остановилась на варианте «закинуть Хоук на плечо и гордо скрыться за горизонтом».
Было что-то по-особенному милое в том, как малютка Хоук пыталась встать на один с уровень с пройдохами-пиратами, как запоем слушала их байки, то ли игнорируя, то ли не замечая сальные шуточки и подробности их похождений в бордели, как внимательно следила за их работой. Было что-то трогательно-смешное в том, как Мариан, закусив от усердия губу, пыталась скрутить канат в узел, такой же крепкий и прочный, какой получался у мужиков. Ох, лапушка, боюсь, у тебя уйдет на то не один год тренировки. Хрупкая девчушка, выдающая себя за мужчину. Теперь понятно, что в Мариан привлекало Изабелу: не каждый представитель противоположного пола может похвастаться таким мощным внутренним стержнем и желанием найти свое место в жизни. Чутка недоработали родители Защитницы, когда заделывали ее – Мариан пошло бы родиться мальчиком, но и девушкой она была что надо. Особенно в области груди и бедер. Не носила бы еще эту громоздкую звякающую броню и не прятала бы свои славные округлости и выпуклости, и цены бы ей не было.
Сияющей во все тридцать два нимфой подплыла пиратский капитан к подруге, когда та, наверняка заметив поползновение со стороны, бросила мудохаться с канатом.
– Согласна понести наказание за свою криворукость, капитан. Но только наедине. Не хочу опозориться перед боцманом.
- О, дорогая, ты даже не представляешь, на что подписываешься, - Изабела выставила вперед ногу в ботфорте, обнажив колено и часть внутренней стороны бедра, - Я наказываю сурово, ты будешь молить о пощаде, - бронзовая морская Королева изящно изогнула бровь, - Загляни сегодня вечерком в мою каюту, если не будешь слишком занята с мальчиками, у меня есть отличное вино, тебе понравится. Кстати, хочешь увидеть море с высоты? Думаю, хочешь, - Ривейни потянула Мариан за руку, призывая отправиться следом за ней, - Только придется немного покарабкаться. Не бойся, я послежу, чтобы твоя попка не съехала с мачты вниз и не отбилась обо что-нибудь.
Где, как не на «вороньем гнезде» открывался восхитительный обзор на водную гладь бесконечного моря? Пираты не такие романтики, какими их обычно малюют. Они подобны куску необструганного дерева, суровые, соблюдающие особую корабельную дисциплину, но вместе с тем, внутри этих грозных футляров билось пламенное сердце. Никто не знает наверняка, о чем думает моряк, восседая на марсе и глядя в океанический горизонт. Никто не слышит, как он порой шепчет морю слова любви и благодарности, иногда проклятия и завывания, но соленые пучины он боготворит. Места на двоих на марсе было маловато, поэтому Изабеле пришлось немного откинуться на стень-ванты, опасно нависая высоко над палубой.
- Ну как? Завораживает, не правда ли? Так и хочется нырнуть в этот горизонт и испить из края мира. Как ты думаешь, у мира есть край?

+2


Вы здесь » Novacross » на борту корабля // фандомные эпизоды » Oh, leave her, Johnny, leave her!