06.12 Обновлена тема администрации, теперь там более четко прописано кто и за что отвечает, да и оформление стало красивее. Ссылка на тему доступна в шапке.

05.12 Нам 3 месяца! В честь этого мы запускаем особую упрощенку для всех и каждого до конца года. В админ-составе произошли изменения. К нам присоединились красавица-Лорна и очешуенный Алек. Просим любить и не жаловаться!

28.11 Рады радовать вас новым выпуском новостей! Изменены критерии бонуса за выполненное недельное задание. Теперь еще больше причин его выполнять. Заинтригованы? Читайте наши новости!

21.11 Новый выпуск новостей. Обновлен фандом недели, запущен новый конкурс. Впереди еще много приятностей, будьте готовы!

18.11 У нас сменился дизайн. По всем вопросам касаемо замеченных глюков/багов, можно обратиться напрямую к Тони. Либо в лс либо посредством обращения в телеграмм.

15.11 Челлендж на дарение закончен, но упрощенка и лотерея пока продолжаются. Итоги челленджа мы подведем в новостях, не пропустите!
LOKI // JACE // VERONICA // KADY // ALEC // LORNA
И Велес хочет отвести взгляд и пройти мимо, сделать вид, что ничего не было, но не может. Сначала Бог хочет помочь человеку, но потом и в его голове появляются другие мысли, более нехорошие, темные и двойственные. Наверное, плохо быть и не Светлым и не Темным Богом, потому что иногда хочется всего и сразу, хочется подчинить и помочь одновременно, хочется оживить и убить, согласиться и отказать, уступить дорогу и столкнуть с нее. Это схоже с переходом дороги на желтый свет светофора или с переходом дороги, в то время как на тебя мчится поезд. И ты хоть и знаешь, что может случиться через мгновение, но все равно продолжаешь идти вперед. – Что есть ты на самом деле? – спрашивает Велес и не сомневается в том, что его слова прекрасно будут понятыми.
правила администрация роли нужные хочу видеть списки на удаление вопросы к амс

Novacross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Novacross » теория струн // альтернатива » ты нам не нравишься


ты нам не нравишься

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ТЫ НАМ НЕ НРАВИШЬСЯ
★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★

https://69.media.tumblr.com/ce37ea155dde31fb9c5150f312e73eba/tumblr_nj3cuos3xP1r3ftwpo3_400.gif https://69.media.tumblr.com/8e0f9464c2f4ff471238dab11ee6b856/tumblr_nj3cuos3xP1r3ftwpo4_r1_400.gif

★★★★★
stiles & peter
дом эха. или нет.
наше время.

★★★★★
баю-баюшки-баю,
не ложися на краю.
придет серенький волчок
и ухватит за бочок.


[icon]https://img.buzzfeed.com/buzzfeed-static/static/2014-03/enhanced/webdr06/25/22/anigif_enhanced-17568-1395799785-3.gif[/icon][nick]peter hale[/nick][status]i'm the beyonce[/status]

+3

2

[indent] Мир зловещий и чужой
[indent] дрогнет
never give up never give up never give up, no, no.

Стайлза знобит, и он обхватывает себя руками.
Слишком часто в последнее время, где и куда поставить дизлайк на свое состояние, ему не понравилось, ему не нравится, спасибо-пожалуйста-отбейте.
Ему снятся кошмары
Ему снится жизнь без больницы
Ему снится echo house.
Ему не только снится. не только он снится.
Он не помнит, как здесь оказался сейчас, но не хочет глотать таблетки, или хочет, таблетки помогут, он вспомнит, его память перестанет напоминать решето с выборкой из белых пятен.
н е  п о м н и т
В этот раз все нормально. Сравнительное нормально, конечно, сравнительное нормально, которое иногда даже кажется (прикидывается) (оказывается на самом деле) нормальным.
[indent]  [indent]  [indent]     Вдох — выдох (Стайлз, не занимайся ерундой) (когда он этого не делал?) (когда он начал разговаривать сам с собой, а, точно; нет)
В этот раз никто не вешается над лестницей, когда он только здесь появляется. Никто не вешался за все то время, что он здесь, Стайлз очень надеется, что не вешался, на самом деле просто не знает, но нагло, беспардонно, трусливо не хочет знать, если этого не так.
Стайлз не задумывается, когда в его жизнь появляется микро лозунг, где он не хочет знать. Где, если он этого не видит, то этого не существует. Стайлз не задумывается, когда он решил, что не хочет этого знать. Ничего из потенциального «этого».
Конечно, это не связано с тем, что было почти год назад, что было с ногитсуне, что было…
###
[indent] error, page can’t be loaded.
[indent] doesn’t want to be ;
Когда к нему заглядывает Скотт, два дня назад, у него получается создать верибельный образ-идейную иллюстрацию к «все в порядке». Он видит себя мельком в зеркале, он выглядит просто исхудавшим и немного осунувшимся, но в целом в порядке.
Руки, которые трясутся каждый раз не тогда, когда это нужно, и делают это в последнее время, не на перманентной, но все еще слишком частой основе — он прячет на коленях, под столом.
Руки, которые расцарапаны в кровь, будто о кору дерево или что-то более острое.
с кровью под ногтями, которую он долго вымывает на какое-то утро
[indent] и он не помнит, почему ;
[indent] это страшно.
[indent] но когда он все же решается спросить про убийства (несчастные случаи, самоубийства) за последнюю неделю, несколько (он забывает спросить у Скотта) — ему говорят, что ничего не было. Ничего такого не было. Стайлз выдыхает. А потом экстренно придумывает объяснение своему внезапному любопытству, мельтешит, болтает, жестикулирует. Все на несколько минут кажется таким нормальным.
Через два часа он сидит на полу в уборной, прислонившись спиной к кафелю, опираясь о нее спиной, затылком, запрокидывая голову, сжимая хватку на коленях и не помнит как это начиналось. Помнит, животный страх. Помнит, как перед глазами плыло, кружились пятна, скрадывались цвета. Помнит, что как-то сюда дошел, или не помнит, а просто выводит простейшую логическую цепочку, basic logic chain, which based on the old memories, previous experience and didn’t stay in his memory for longer. He doesn’t know. Помнит, как пытался отмерено дышать. Помнит, как это все же стало получаться.
Ничего не нормально.
На групповой терапии он пытается вести себя нормально.
При разговоре с врачом, он говорит, что все в порядке. При следующем разговоре, он упоминает кошмары и трудности с дыханием. Он говорит и сомневается, что это было хорошей идеей. Напоминает себе, что это наверняка был его выбор; не задумывается, игнорирует факт, что он вообще не помнит, как это случилось, и жалеет, что не спросил Скотта.
Следующие два дня просто смазываются. В некий калейдоскоп, и не задерживается в памяти. Стайлза тошнит как после аттракционов, после американских горок, на которых он был с отцом, как когда он падал на Скотта вверх тормашками, и он начинает по возможности выплевывать лекарства.
Они ни капли не помогают.
[indent] и он до сих пор не знает, от чего они должны.
Возможно, от галлюцинаций, — думает Стайлз на следующий день, или позже, или раньше, завезите, черт подери, календари и смартфоны, вместо возможных зарубок у постели, дайте хоть какой-то оплот нормальности во всем этом хаосе, что-то, за что можно было бы держаться.
Точно, галлюцинации, — не сомневается Стайлз, даже после того, как моргает, облизывает губы и моргает еще раз, а галлюцинация не исчезает. Последний человек, которого он ждет здесь увидеть. Последний нечеловек, которого он мог бы здесь увидеть — пускай и никто не станет отрицать, что ему она подходит чуть ли не больше, чем кому-либо еще из всех кого он знает.
— Питер, — спрашивает, утверждает, падает со своего мысленного стула, зацепившись ногой об ногу, споткнувшись о его насмешливую улыбку. В реальном мире стулья крепче, а Стайлз даже не вздрагивает.
d o n ‘ t  trust a fox
don’t ever ever trust Peter Hale

don’t find yourself in a madhouse. простые, несложные истины.
Стайлз учит их еще до того, как лучший друг становится альфой, еще до того, как убивает бывшую девушку все еще своего друга. блять.

Стайлз перехватывает желание затрясти головой и только сжимает руки, царапая себя ногтями, прежде, чем заставляет себя расцепить руки, положить одну на колено. Сжать колено.
— Воу, — немного тусклое воу, но он пытался, даже не пытался, был искренним и вот это все. Черт, сложно-сложно, — Не ожидал тебя здесь встретить.
Совершенно не ожидал.
Совершенно подходящий человек (оборотень) для встречи в сумасшедшем доме.
За сумасшедший дом, впрочем, он начинает переживать. [nick]Stiles Stilinski[/nick][icon]https://image.ibb.co/e4xRqq/9d751af93cb428edd5ed2dbf44b789e5.gif[/icon][lz]<div class="lz"><a href="#" class="link1";>Стайлз Стилински <sup>16</sup><br>волчанка</a></b><br> <br> I’m fairly local, I’ve been around ; I’ve seen the streets you're walking down ; They say I’m <b><i>emotional ;</i></b> What I wanna save I’ll kill. Is that<i> who I truly am?</i>
<br></div>[/lz][status]проблемный[/status]

+3

3

[nick]peter hale[/nick][status]i'm the beyonce[/status][icon]https://img.buzzfeed.com/buzzfeed-static/static/2014-03/enhanced/webdr06/25/22/anigif_enhanced-17568-1395799785-3.gif[/icon]

Дурачок, я здесь — всегда.

Питер смотрит в крошечное окно и не трогает стены: они жгут его ладони деревом и древней магией. Они забивают его в самый угол, заставляя припадать на лапы даже в человеческом виде. Он стоит в центральной точке комнаты, ни шага вперед, ни шага назад, и долго, не моргая, смотрит.
У него глаза остановились, как разбитые, старые часы.
Как черная Камаро на красный свет перед пешеходным переходом.
Как сердце Кристофера Арджента, когда умерла его дочь.
Холод сжимает время пальцами — в лед, и секунды перестают течь. Здесь всегда — вечность, ничего не происходит, только если кто вешается.
Сенсорная депривация — вот что он чувствует. Как будто снова в коме, без языка. Он не слышит дальше своего дыхания, он не видит дальше своей клетки, он не чувствует — ничего, кроме омерзительного запаха дерева. Он даже забыл, как оно называется.
Осина?

Сердце бьется тяжело, и ему вкалывают раз за разом — в вену.
Он читает по глазам, кому врачи здесь служат, он читает это по их татуировкам и запаху пороха в сгибе их локтей. Питер ступает тяжело, без прежней грации, он делает вывод, что, раз его выпустили в общий зал, он совсем стал плох. Ему кажется, что он чувствует вкус аконита под языком.
Питер делает еще один шаг и насмешливо улыбается. Волк уходит далеко, под ребра, прячется в человеческой оболочке, накрывая лапами голову. Хейл знает, что стоит только его выпустить, и он наверстает все, что упустил.
В двойном размере.

— Стайлз, — соглашается Питер, пока опускается в кресло — напротив.
Он раскрывает ладонь и долго смотрит на нее, терпеливо считая пальцы. Когда их становится пять, он снова смотрит на Стайлза и снова улыбается. Волк топорщит уши и заинтересованно приподнимает голову.

— Не переживай так, во мне сейчас слишком много наркотиков и транквилизаторов, чтобы мне захотелось тебя съесть, — Питер улыбается еще один раз, и начинает выглядеть особенно хищно.
Впрочем, быстро перестает: волк устало опускается обратно на брюхо и снова накрывает тяжелую голову — лапами.
Питер подносит к губам чашку с едва теплым чаем, и наблюдает, как едва заметно вздрагивают его руки. — Ты что, чокнулся? — доброжелательно уточняет.

У Питера нет доброжелательности в крови, он цепляется за старые образы. Они дают ему ощущение силы, он смотрит на слабую фигуру Стайлза, и становится чуточку живее.
Он смотрит на него, сквозь него, видит его изнутри: кости, сухожилия, пульсирующая, отравленная лекарствами, кровь. Мгновение растягивается, и Питер начинает слышать, как тихо бьется чужое сердце, как работают легкие. Он пытается не облизнуться и не облизывается — яркая картинка снова блекнет, и мир выцветает.
Стайлз — это заноза, которую очень сложно вытащить, когда у тебя вместо рук — лапы. Стайлз — он сразу везде, обычно, но не сейчас.

Сует свой нос туда, куда не следует.

Питер бы укусил Стайлза, если бы он сказал ему свое "да". Сделал бы его частью своей стаи, своим бетой. Но сейчас они оба — в доме для чокнутых, накаченные, под завязку, таблетками и наркотиками, изо всех сил пытаются вздохнуть, чтобы продолжить дышать.

Они оба — выброшены из общества, невидимы — для общества. Они не больны — заражены, почти проказой, только хуже. Люди испуганно отходят от них, боясь подхватить, зажимают ладонями рты, чтобы не вдыхать отравленный воздух, и бегут от их протянутых рук.
Питер уверен, что не только от его, но и от Стайлза — тоже. Иначе зачем ему быть тут?
Ему хочется спросить, слышит ли Стилински своего лиса, но это, впрочем, не так важно. Он поворачивает голову и смотрит мутное окно. Хочется отсюда — сломя голову,
бежать,
ближе к лесу,
под полной луной.

Их дом горит, горит бесконечно, снова и снова, Питер спокойно смаргивает его пепел и снова смотрит на Стайлза, как в окно.
Он все еще не может вспомнить, как моргать, и иногда трет глаза — пальцами.

+2


Вы здесь » Novacross » теория струн // альтернатива » ты нам не нравишься