18.11 У нас сменился дизайн. По всем вопросам касаемо замеченных глюков/багов, можно обратиться напрямую к Тони. Либо в лс либо посредством обращения в телеграмм.

15.11 Челлендж на дарение закончен, но упрощенка и лотерея пока продолжаются. Итоги челленджа мы подведем в новостях, не пропустите!
TONY // JACE // VERONICA // KADY // MATTHEW
Шизуне нашла Цунаде изрядно подвыпившей и повеселевшей еще больше, чем днем. Женщина сидела на своем любимом месте и травила нелепые байки всем желающим их послушать. Сейчас она чувствовала себя настоящей бабулей, как часто любил напоминать ей Наруто, и была уверена, что выглядит как третий, часто поучающий всех и разом. За выпивкой и интересным разговором Сенджу даже не заметила, как на улице в конец стемнело и в крышах домов начал шуметь ветер. Цуна сама себе удивилась, когда поддалась на мольбы помощницы и таки ушла из заведения, напивая под нос какой-то нелепый мотив.
правила администрация роли нужные хочу видеть списки на удаление вопросы к амс

Novacross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Novacross » на борту корабля // фандомные эпизоды » когда-то ты оттолкнул другого


когда-то ты оттолкнул другого

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

КОГДА-ТО ТЫ ОТТОЛКНУЛ ДРУГОГО
★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★ ★

https://i.imgur.com/smfg4aQ.png

★★★★★
Alexander Lightwood & Magnus Bane
Институт Нью-Йорка, его окрестности
Отдаленное будущее, вечер

★★★★★
Ты когда-то оттолкнул его отец, не позволяя услышать, не позволяя узнать того самого, кто всегда пытался понять. Кто правдой разрушил столь многое. Или же ты испугался? Или же снова не видишь, что у сына есть тот, кто услышал, поддержал, когда ты вспоминал это взгляд, окутанный прошлым. Ты потерял когда-то, а кто-то нашел того, кто увидел тебя в своих кошачьих глазах. Когда-то и он видел что-то похожее, непонимание, подаренное отцом.

+2

2

Алек говорит с отцом холодно, с тех самых пор, когда мама впервые дает волю чувствам, когда он видит её совершенно разбитой. Александр злится, Александр хочет поддержать её, он и поддерживает. Они говорят, он не выпускает её руки по долгу, дарит ей тепло, которое было не принято особо. Мариза меняется после этого разрыва. И Алек не может после этого смотреть на Роберта, как на человека, что создавал для него восхищение. Появляется яркая холодность, нежелание говорить даже. Лайтвуд не может ничего сказать отцу, потому что перед глазами всплывает мама полная боли. Мама, которая была такой слабой, что Александр не мог в это поверить. Больнее становилось и от того, что они не могли повернуть время вспять. Изменить ход событий. Алеку казалось, что будь они младше, отец и вовсе привил бы им ненависть к себе. Но, такое случалось в отношениях, когда холод и измена были по одну руку, этого не изменить, только можно потянуть время, чтобы дети были взрослыми для того, чтобы понять. И они понимают - Алек, Изабель, Макс и Джейс даже - ему кажется, что они тогда взрослее становятся, видя, как чужие сердца разбиваются и наполняются холодом. Для кого-то холодом привычным, для кого-то - смертельным.
- Алек, нам нужно поговорить, лично, - то, что они встречаются в стенах Института - не случайность, связанная с небольшим собранием. Хотя, Александр и хочет уйти - вернуться в лофт мага, потому что у них двоих были договоренности. Магнус все еще окружить заботой его пытается, предпочитая звать нефилима к себе. Знает, что Лайтвуд может уйти в работу с головой, не давая себе отдыха. Знает, как тот чувствует себя рядом со своим отцом - Алек может в какой-то момент сорваться, Бейн и об этом знает, что Алек злится, потому что Роберт не делится ничем, потому что он мог сказать давно, но он молчал. Смотрел с холодом и молчал, не обнажая своё сердце перед кем-либо. Больнее это всё, чем может показаться, особенно тогда, когда он уводит взгляд свой, сидя рядом. Лайтвуды сидят рядом, но между ними - пропасть из непонимания, из прошлого и настоящего.
Роберт спрашивает сына об институте, Алек отвечает, что они справляются и Роберт ненадолго застывает с улыбкой на губах, пусть она и сменяется неприятным холодом. Отец будто сам боится задать еще один вопрос, который виснет в воздухе. Александр знает, что за вопрос, но ждет какой-то эмоции отца, замечает, как несколько раз лицо его остается в сомнении, как он пытается сказать что-то, но хмурится, нервно сцепляя руки в замок. Алек видел такое у Роберта нечасто, но видел такое поведение открыто у матери. Она тоже не всегда могла спросить сына о личной жизни - в открытую редко, всегда что-то мешало. Гордость Лайтвудов была не всегда уместна. Вот и сейчас, Алек не выдерживает долгого молчания.
- Я все еще с Магнусом, - он говорит сдержанно, кутаясь холодом, который проскальзывает в его словах. Он видит как отца передергивает от этой новости. А Александр неприятно вспоминает, что тот был в Круге, и кажется все эти мысли о том, что так быть не может - они снова крутятся в голове отца.
- Его звали Майкл Вэйланд и он был моим парабатай, - то, что Алека прошибает в этот момент, он смотрит на отца, молча, давая ему говорить. Только внутри ощущение появляется болезненное - возможно Джейс почувствует его тоже, потому что Александр не глушит его, наоборот, оно нарастает, с каждым словом отца нарастает. А Роберт все продолжает говорить. О том, что они правда были парабатай, о том, что до Маризы - Майкл был для него многим, поддержкой, другом. О том, что Майкл заставлял его когда-то смеяться, подмечал даже интерес Роберта к будущей жене, о том, что Майкл был рядом и они делили эти все ощущения. О том, что они были подростками, которые решили повзрослеть быстро. Лайтвуд-старший упоминает даже Валентина, заставляя сына морщиться, сжимая кулаки. Отец напоминает, что они пошли за ним, за его идеями, добровольно пошли, из-за чего Алек еле удерживается от колкого комментария, который так и крутился на языке. Роберт напоминает, что когда-то идеи Валентина не казались ужасными. И Александр понимает в какой-то момент, что отец снова увиливает от разговора, что отец снова пытается пустить ему пыль в глаза, зная, как сын относится к Валентину. Тот приносил только боль, тот пытался сделать больно тем, кто Лайтвуду не безразличен. Он помнит слёзы Клариссы, которая теперь становится более близкой, потому что не сбегает много раз, потому что помогает, потому что она перестает быть раздражающей, становясь из-за всей этой боли более сильной. Лайтвуд-младший готов был принять её
в тот самый, близкий круг людей, которым он мог доверять, независимо от кровного родства. И хочется ударить отца, чтобы тот замолчал о Моргенштерне, но Алек действует по-другому.
- Ты говорил о Вэйланде, расскажи, что изменилось, - и отец молчит недолго. Они даже пару раз обмениваются взглядами, Александр даже страх подмечает в воспоминаниях отца. И Роберт, не хотя, но начинает говорить, о том, что Майкл, действительно, был другим, не смотрел ни на кого, кроме парабатай. Алек хмыкает, вспоминая собственные ощущения в прошлом, но воспоминаниям не дает разойтись фраза отца.
- Я возненавидел его, когда он признался в своих чувствах, - наверное, Роберт видит, что сын бледнеет, потому что Джейс и он, они разбираются, потому что у Александра нет боли от отсутствия парабатай, нет боли от жизни рядом с ним. У него есть семья, у него есть друзья, Магнус. Алек в тот момент - ком лавины боли. Алек в тот момент сжимает руки до боли физической, чтобы заглушить что-то внутреннее.
- Ты разбил его сердце, а теперь и сердце мамы, да, отец? Он был твоим парабатай, а ты просто так отвернулся? - он не дожидается ответов отца, зная, что это так. Лайтвуд-младший боялся этого, не зная, как поступил Роберт в прошлом. А сейчас, сейчас смотрел на отца, а самому хотелось сбежать. Потому что Алек знает, как чувствовать себя так - еще немного и твое сердце разобьется, еще немного и его просто вырвут из твоей груди. Если только рядом не будет поддержки, если только не будет того, кто откажет, но примет, позволяя двигаться дальше. Он видел Роберта сейчас по-другому, еще больше не желая видеть отца. Ему жалко, что тот мучает многих. И в тоже время видит, что в глазах отца, там застыла вина. Но он не Майкл, он не может эту вину принять.
- Твой Верховный маг Бруклина тоже разобьет его тебе, думаешь это надолго, когда ты ему надоешь? Он играет с тобой, - отец колит, как и он, проезжаясь по страхам, отец бьет по больному, заставляя собственного сына срываться на эмоции, заставляя того выходить из собственного холода.
- Выйди! - голос Александра впервые срывается за долгое время, а сам он встает, давая отцу выйти, хотя тот недолго стоит в дверях, смотря на что-то_кого-то, заставляя сына нервничать. И только потом замечает Магнуса Бейна в проеме этой самой двери, только потом понимает, что тот мог слышать многое, слишком многое сейчас. И он не может и слова сказать, не может сдвинуться с места. Сначала отец, теперь маг. Именно в тот момент, когда Александр не может с эмоциями совладать, а они бьют внутри, больно.

+2

3

День начинается хорошо, нет, великолепно! Просыпаться в объятиях любимого мужчины, после не вылезать из постели еще пару часов, после поздний завтрак и легкие разговоры. Маг ценил каждое мгновение этого дня. Уже ближе к вечеру Александр начинает собираться, а Магнус с удовольствием смотрит, очередное внезапное собрание, но это нисколько не удивляет. Внезапно все меняется, взгляд устремляется к одному из кресел, но Александру он и вида не подает что что-то происходит. Он сейчас уйдет и так будет правильно, так нужно именно сейчас, потому что его парень конечно охотник и глава одного из институтов, но этого ему видеть и знать не стоит. Бейн легко и с улыбкой целует своего охотника и закрывает за ним дверь. Резко разворачиваясь он выпускает ярко полыхающую сферу прямо в это кресло. Сфера, как и ожидается, затухает так и не настигнув своей цели, а по пентхаусу разносится глухой смех. Первое, что появляется это кошачьи глаза, смотрящие с нескрываемым весельем и любопытством, следом преобразуется и тело гостя. Бейн не рад, он зол, но какая-то обреченность мелькает в его взгляде. Он как ни в чем не бывало идет за чашкой кофе и усаживается аккурат напротив незваного гостя.
- Кто разрешал тебе подсматривать за мной? Что тебе надо?
Гость рассматривает хозяина жилища и губы его расплываются в хищной улыбке. Перед Магнусом сидел никто иной как Принц Ада собственной персоной. Асмодеус один из падших ангелов ставший на сторону Люцифера. Демон, которого боялись и приходили в ужас от его упоминания. Ах, еще он был отцом Магнуса Бейн. Асмодеус был привязан к своему сыну и даже в своей извращенной форме любил его, остальные же отпрыски горячо любимого отца встретили смерть от его же рук. Принц Ада питался бессмертием своих детей, ни к кому из них он ничего не чувствовал, иногда позволял себе играть их судьбами, оставаясь при этом абсолютно хладнокровным к их страданиям.
- Разве так встречают своего отца?  Хотел посмотреть, как ты живешь, ходят слухи, будто ты с нефилимом. Я пришел тебе предложить вернуться со мной. Разве тебе не нравилось, когда ты жил у меня?
На секунду маг вздрагивает и смотрит в такие же кошачьи глаза, как и у него самого. Он не любил вспоминать те времена, да и зачем это надо было. Тогда он впервые влюбился в смертную и был с ней до последнего ее вздоха. Когда она покинула этот мир, то Магнус не знал, как ему дышать, он не знал куда ему податься, и он хотел покончить с этой ненавистной жизнью. Тогда явился Асмодеус и протянул ему руку увлекая с собой, в свой мир. Показывая какую жизнь может иметь маг и какой силой он обладает. В те времена Магнус не в полной мере осознавал, что же он делает. Сколько страданий, слез, сколько судеб он искромсал. Ему было больно, и он желал, чтобы остальные страдали так же сильно как страдает его собственное сердце. Но когда рана на сердце начала затягиваться, а взгляд вновь просветлел он с ужасом обнаружил свои деяния. Тогда он возненавидел Асмодеуса и именно тогда он впервые осознал, что во всем виноват Асмодеус. А именно в том, что Магнус Бейн был рожден на этот свет, что он был выродком и отродьем от кого пытался избавиться отчим, из-за кого родная мать убила себя. Тогда маг сбежал и стал жить в свое удовольствие не задумываясь о своем прошлом. Почему Принц Ада впервые проявил хоть какую-то привязанность к своему отпрыску? Все просто. Он видел в Магнусе свое истинное продолжение, ведь Бейн зависел от человеческих эмоций так же, как и его отец. И он был так же решителен. Тем более за сои прожитые века он заработал хорошую репутацию среди нижнемирцев. Умел вселять страх и уважение, а еще он с удовольствием бы убил своего отца.  Ну разве не о таком ребенке мечтают все родители?
- Нет. Никогда. Это все? Тогда прощай.
- Ты поражаешь меня! Неужели ты до сих пор так наивен? Во что ты веришь, Магнус? В свое долго и счастливо? Раскрою тебе глаза. Он умрет. Это неизбежно! Или же он бросит тебя наконец-то поняв, что ты не предел его мечтаний. На что же ты рассчитываешь? Он рядом только из-за того, что это удобно. Думаешь, тебя примут нефилимы? Как много знает этот твой паренек? Он знает каким ты был? Знает твою боль? Твои радости? Твое прошлое? Знает ли что и твои руки испачканы в крови? Очнись, сынок, сыну демона не место среди ангелов. Скорее тебя убьет если не твой благоверный, то один из его собратьев. Ты так жалок сейчас. Тебе никогда не познать счастья смертных, у тебя никогда не будет продолжения рода, а нефилимишка возненавидит тебя и все твое существо. Но я готов показать тебе даже больше.
На губах расплывается злобная улыбка, не предвещающая ничего хорошего. Магнус уже хочет раскрыть рот, чтобы возмутиться и прогнать Асмодеуса, сказать, что он ошибается. Вот только раздается звонкий щелчок, перед глазами мелькает яркая вспышка и маг стоит у дверей кабинета своего парня. Он не понимает зачем он здесь. В стенах института не работают порталы, но разве это остановит Принца Ада? Он вновь затеял свою очередную игру. Бейн застывает и слышит разговор двух Лайтвудов. Его сердце гулко стучит и кажется хочет вырваться, потому что ему не нравится, что он слышит. Да что за вечер отцов!?
- Твой Верховный маг Бруклина тоже разобьет его тебе, думаешь это надолго, когда ты ему надоешь? Он играет с тобой.
Как глупы и недалеки отцы обоих. Маг готов отдать за охотника свою жизнь без остатка. А еще не будь Роберт так глуп, то он бы попытался успокоиться сам и успокоить своего сына. Мол, ошибка молодости, надо было поддержать своего парабатаи. Вместо этого он подкидывает в полыхающий огонь канистру с бензином. Во взгляде Бейна сверкают молнии, они сталкиваются в дверях, и маг сдержано проговаривает.
- Что ты, Роберт, до твоего уровня по разбиванию сердец мне надо прожить еще не одно тысячелетие.
Больше он не удостаивает его вниманием, шагает в дверь и закрывает ее за собой. Он видит на сколько зол и развит его Александр. От этого еще больнее. Он протягивает ладонь и тут же опускает ее. Слова отца эхом проносятся в его голове. А что, если сейчас это и произойдет? Он примет поддержку за агрессию? Маг скрещивает руки на груди и смотрит в глаза охотнику.
- Александр, что-то подсказывает мне что твое собственное сердце сейчас в опасности. Я могу остаться?
Уточняет осторожно, будто они вновь впервые знакомятся друг с другом. Наверняка Алек принял все и на свой счет, если бы его собственный парабатаи не принял его, то кто знает, как бы он сам это пережил. За это маг был благодарен Джейсу. В сердце парня вновь вселили смуту, и кто знает захочет ли он поделится ею с Магнусом или же вновь закроется сделав огромный шаг назад, даже в доверии друг к другу. Сам маг тоже хорош, ведь никто так и не знает о его отце.

+3

4

Александр готов сорваться, очень быстро и неправильно, наверное. Его потряхивает изнутри. Ему больно внутри, потому что именно отец делится своей холодностью, причиной, почему он смотрит на собственного сына по-другому. Плохой опыт. Опыт, который, кажется отобрал у Роберта многое. Если бы также поступил Джейс, то они бы тоже отняли друг у друга часть души, часть сердца. А старший Лайтвуд так просто говорил об этом, что Алеку становилось страшно, по сути страшно, что отец принял такое решение. Спрятаться за ненавистью, за нелюбовью, которая оттолкнула чужого человека. Возможно, очень хорошего человека, который был достойным, который был отличен от Роберта. Алек смотрит на Магнуса и в тоже время смотрит сквозь него. Потому что еще немного. И будет болезненно признавать, что такое могло быть с ним, что Александр тоже мог напороться на холод. Но его не отталкивали, даже мама. Мама, которая больше волновалась, чтобы сын был счастлив, не думала даже о взглядах в свою спину, потому что давно на неё смотрели. Сначала - Круг, потом сын, развод. Но Мариза протягивала к Александру свои руки и успокаивала. Говорила. И он был благодарен ей за то, что она была такой сильной. И все еще любила его, не меняя взгляда теплого на холодный, как случилось с Робертом.
- Магнус, - у Александра голос охрипает, из-за эмоций внутри и он снова морщится. Морщится, дергается от самого себя. То, что делает отец - вырывает сердце, ломает медленно изнутри. Напоминает, что не поймет сына. Не поймет того, что тот счастлив. Счастлив не с девушкой, не с той кандидатурой, которую выбрали родители. А счастлив с тем, кто почему-то появляется здесь, в Институте слишком неожиданно. Выбивает Лайтвуда из колеи совершенно. Он не хотел, чтобы Магнус видел его таким - прибитым к полу собственным разочарованием, собственными страхами. Словно, он снова вернулся к тому времени, когда поделиться не мог ни с кем. Бейн тогда всё и заметил, с самого начала заметил. И Алеку из-за этого было сложно сейчас еще больше. Словно, словно перекрыли тебе кислород, завязав удавку на шею. Он отходит от этого не быстро, даже проводит в какой-то момент по собственной шее, чтобы удостовериться, что нет ничего.
И подходит к магу, пытаясь что-то сказать, впустую пару раз открывая рот и мотая головой недолго. Он сейчас не готов задаваться вопросами, почему Магнус здесь. У него сейчас мысли в полном беспокойстве. И он цепляется за того, кто рядом, за его взгляд, голос. Подходит, в какой-то момент обнимая, крепко. Он слаб сейчас, но хочет показать в этом объятии то, что тот для него - возможность удержаться, чтобы не выплеснуть всю боль сразу, опустошая себя. Александр даже не может смотреть в его глаза. Знает, что они снова наполнены болью, смешанной со злобой. Он злится на Роберта, злится на себя. Всегда злится на себя из-за собственных ощущений, что даже сейчас смолчал, потому что рука тянулась ударить отца. Но уважение к старшему, оно никуда не делось, как и воспоминания, что отец, он был когда-то другим - он дарил радость, помогал. И только сейчас уже не первый раз дарил боль - проезжался по жизни, впутывая жизни других в неё.
- Постой со мной так, ладно? - Алек говорит едва ли не шепотом, потому что боль все еще копится внутри, отдаваясь в голове неприятной болью. Он знает, что он - не Майкл, что Джейс - не Роберт. Но это не спасает ситуацию. Александру больно настолько, что даже без руны можно увидеть, как его разламывает на кусочки сейчас. Как он будто кутается в чужое тепло заботы, чтобы не сломаться окончательно. Только через какое-то время смотрит в глаза Бейна, тем самым, взглядом испуга и боли одновременно. Если бы Магнуса не было, он бы сломал всё в кабинете, но это бы не заглушило боль. Стало бы, наверное, хуже, было бы хуже, если бы он даже пошел на охоту сейчас. Злоба была внутри, злоба была направлена даже на себя. Потому что он не смог выдержать речей отца о таком же человеке, как и он. Только у парабатай отца, у него, наверное, не было того, с кем можно было разделить сердце, которое было сковано. А отец. Алеку кажется, что Роберт не понимает даже, насколько больно это - отклониться от связи, охладеть, забирая и часть себя с человеком теперь уже чужим. Это подобно удавке на всю жизнь, которая сведет с ума, однозначно.
- Ты, многое слышал о чем мы говорили с ним? - Александр в какой-то момент расцепляет объятия, отходя к дивану, садясь, хлопая по месту рядом. Он не может сейчас смотреть в глаза Магнуса, потому что отец смотрел на него сегодня сам - будто отчаявшись, видя сына, будто тот сам был виноват в том, что был похож на его парабатай. Возможно, видел тот же взгляд, слышал те же слова. И, кажется, злился, на Майкла, на себя, теперь и на Алека. А сын теперь не знал, куда деть себя, когда твой отец настолько сильно ударил по голове, насколько сильно ломал твое доверие, тем, что вспомнил.
- У отца был парабатай, который любил его, - то, что он, наконец, смотрит на Бейна, а на лице - маска, сотканная внутренним холодом, из-за желания защититься. Хотя, эмоции подступали медленно, вороша рой мыслей, который вился вокруг эмоций, напоминая о том, что Александр может тоже сломаться из-за чувств, как сейчас. Они давят слишком сильно.
- И он ответил ему ненавистью, - Алек качает головой на этой фразе, потому что представляет всё это, почти детально. И это снова бьет, что Лайтвуд нервничает, тормоша свои волосы.
- Я не знаю, что было бы, не направляй ты меня. Не говоря каждый раз, что, в этом нет ничего страшного, - честно признается Александр, смотря на Магнуса. Боль не отступает, но он начинает помнить, что всё еще не один, что его не оттолкнули в тот самый момент, когда пришло осознание. Из-за этого ситуации и разнятся. Потому что Алеку досталось понимание, а другому досталась - глухая стена, вместо самого родного человека.

Отредактировано Alexander Lightwood (2018-11-14 14:06:16)

+3

5

К сожалению жизнь не черновик, ее нельзя сначала написать по одному сценарию посмотреть, как ляжет сюжет, а после проиграть его. Нет, все гораздо сложнее. Ты не можешь сохранить минуты счастья, даже если хочешь, чтобы они были бесконечными. Люди любят говорить о судьбе. Винить во всем судьбу и благодарить ее за это. Но, не сам ли человек создает ту самую судьбу? Не он ли влияет на нее ежедневно, ежечасно, ежесекундно? Не стоит винить во всем кого-то невидимого. Оглянись и постарайся понять откуда же взялось это событие, эта пустота внутри тебя.  А еще эта боль. В начале своей жизни маги не сильно отличаются от людей, а после год за годом они закрываются от любых чувств и эмоций, но вначале своих веков…Он ловит ртом ледяной воздух, кажется он не может дышать и не понятно связано это со слезами которые катятся бесконечным потоком или же из-за разбитого в осколки сердца. Эти осколки врезаются во внутренние органы, они разрывают тебя изнутри, уничтожают по крупицам. Ты никого не слышишь, не чувствуешь, ты умираешь. Умираешь каждое мгновение, каждую секунду сидя у этой свежей могилы, хватая горсти промерзшей земли и не обращая внимания на физическую боль. Все твое нутро сосредоточено на твоей потери, на твоей боли которая кажется только усиливается. Эта ночь была так прекрасна и так ужасающая в своем одеянии старухи с косой отнявшая частицу твоей души. Он не считает минут, не замечает пробегающие часы эта зима окутала его своими холодными белоснежными объятиями нашёптывая о его потере. Они вдвоем были так счастливы купаясь и нежась в своей любви, в своих бесконечных чувствах. Он и она понимали друг друга с полуслова. Магнус влюбился впервые и был счастлив со своей возлюбленной, которую в отличии от многих нисколько не смущал кошачий взгляд парня, наоборот она говорила, что он особенный. А его глаза — это дар, никак иначе. Но их счастье обрушилось. Поначалу казалось, что это обычная простуда, кашель, да и только. К ночи поднялась высокая температура, а когда пришел лекарь и осмотреть, то приговор уже был готов в виде легочной чумы. Не хотелось это слышать, а уж верить тем более. В чем прок быть отродьем нечисти, если ты даже не способен вылечить свою любимую девушку. На четвертый день болезни его любовь погибла. Воздух разрезает новый крик боли, а вокруг человека и могилы зажигается пламя угрожающе показывая свои обжигающие языки. Кажется, он молится или взывает, но не понимает этого. Глаза уже жжет от боли, но он не может, не смеет остановится, рана так свежа и глубока, что он вновь не может контролировать льющуюся из себя магию выжигая все пламенем на несколько десятков метров.  Он пытается заглушить эту боль. Достает из-под своих одеяний длинный нож и заносит его над грудью. А есть ли смысл в жизни без любви? Кто готов на эту участь? Замах руки и нож вылетает из его ладони, а ярко-голубое пламя смешивается с таким же ярко-красным. Сквозь языки пламени к нему шагает мужчина и нисколько не обжигается, он смотрит в глаза парню, такие же глаза как у него и прицыкивает языком, будто недоволен чем-то.
- Не стоит этого делать, рано.
Надежда так смешная, а вера нас потянет в пропасть. В глазах парня отчаяние внезапная мысль о спасении и дрожащая рука в которой только что была его погибель. Неужели это он? Тот самый отец, которого так боялась его мать, точнее она боялась того, что ее обманули. Что ее ребенок любимый в детстве в одно мгновение стал так же сильно ненавистен.
- Отец, прошу…Молю, отец! Верни ей жизнь! Возьми что хочешь, лишь бы билось ее сердце, только бы она дышала и была жива! Я умоляю!
- Этого я дать не могу. Но, могу лишить тебя я боли. Пойдем со мной. В наше царство. Я научу тебя всему и не придется испытать тебе подобное еще.
Протянутая ладонь так манит, призывает. А юный маг в отчаянье и боли. Готов пойти на все он, лишь бы закончились его мучения, лишь бы слезы перестали так душить, а осколки не впивались в душу. Тогда он принял приглашение отца, вцепившись в его руку со всем отчаянием. Тогда далеко в прошлом, он доверился ему. Асмодеус научил его многому, лепил образ и подобие себя, но в том же прошлом маг сделал иной выбор. Однажды он отпустил свою любовь слишком рано и боль утраты за все года порой преследуют его. Все это отступило, когда он понял, что его сердце вновь наполнено любовью. Эта любовь была сильнее прочих и Бейн не мог себе представить, что жил столько лет без этого мужчины. Но сейчас он слышит свое имя и вместо трепета он слышит пустоту. Его охотник готов упасть в бездну оставляя мага одного. Сейчас в нем боролись обе его сущности. Его Александр и привычный для всех Алек, но их обоих поглощала боль. И Бейн видит это, задыхается от этого. Он замирает продлевая эти недообъятия со своим охотником, стараясь разделить с ним эту борьбу с самим собой и со своей болью. Но вот Александр отстраняется и смотря на него Магнус прекрасно видит, что тот закрылся, запечатал свои эмоции. Маг не торопится последовать вслед за ним. Он внимательно слушает парня, смотрит на него и видит холодную стену. Эта стена защиты, будто он боится сейчас показать свои истинные эмоции. И Магнус с неприязнью отмечает, что сейчас его пугает эта стена. Связь парабатаи очень сильна, и чтобы стало с его Александром, если бы его парабатаи отвернулся от него сжимая их связь в тески и запрещая себе называть того братом. С высоты своего эгоизма Магнус видит, что охотник будто живет этой связью, и маг отгоняет от себя даже мысли допускающие, что его покинуть. Потому что хочет Бейн признавать или же нет – он влип. Влип в этого самого охотника, влип потому что его любовь затмевает здравомыслие, влип потому что сам он живет этим самым великолепным парнем. Сейчас он вдыхает его боль, да, они не связаны, но боль Алека проникает в легкие. Распространяется как яд по крови, заставляет мелькнуть во взгляде боль и понимание. Нет, сейчас это не нужно. Бейн смаргивает одевая собственную маску, ту, к которой все они привыкли и которую принимают за чистую монету. Что ж, время масок, прикрывающих наши души.
- Я слышал все. Ты и Джейс не твой отец с парабатаи. Иные времена, иные люди и обстоятельства. Отрывать от себя сознательно кусок своей души это высшая степень эгоизма.
Он сглатывает будто переваривая фразу охотника и не понимает? Когда тот повзрослел на столько? Перед ним не наивный мальчишка, не тот, кто вечно прятался под вуалью безразличия. Перед ним мужчина, который не страшиться говорить о своих мыслях напрямую. Это доверие? Магнус поднимает взгляд все так же не срывая с себя маски, он легко улыбается и присаживается рядом. Немного помедлив берет его ладонь в свою и смотрит в глаза.
- Мы не можем решать за наших родителей. Мы не можем переиграть их жизнь, и я рад, что тебе не пришлось испытывать ту боль и отчаяние парабатаи твоего отца. Связь парабатаи для сумеречных охотников священная, иметь парабатаи это редкость. Многим охотникам лучше одиним. Но если ты находишь того, с кем можешь поделиться всем это великий подарок. Однако…На моих веках мне приходилось видеть не одно предательство парабатаи. И видеть, как разрушается чей-то мир очень печально.
Видеть, как бы разрушился ты было бы больно. Я благодарен твоему парабатаи. Мы из разных миров, но кажется я уже не смогу покинуть тебя.
Если у Магнуса попытаются отнять Александра, то его никто не остановит. Он разрушит мира и время, для него не будет преград. Никто не остановит его, он падет сам, но спасет своего охотника.

Отредактировано Magnus Bane (2018-11-15 20:40:48)

+2


Вы здесь » Novacross » на борту корабля // фандомные эпизоды » когда-то ты оттолкнул другого